Кто о чем в датском кино
  • 26.02.11
  • 1227

Кто о чем в датском кино

После Ларса фон Триера, неожиданно затмившего чуть ли не всех режиссеров, многие с трудом уже могут вспомнить значимые имена в кинематографе Дании. А их, между тем, было немало

В начале XX века именно датская кинематография диктовала моду. Впоследствии она повлияла на шведскую классическую киношколу, а также  на русское и немецкое кино.

Все началось с того, что фокусник и акробат Оле Ольсен открыл в 1904 году первый в Копенгагене кинотеатр, а чуть позже основал фирму "Нордиск", на студии которой начиналась карьера богини немого кино Асты Нильсен. Изначально Аста вживалась в роли комедийный старух и травести и, по ее собственным словам, "резвилась как необъезженный жеребенок". Однако с момента выхода фильма ее мужа Урбана Гада "Бездна" мировой зритель признал в Нильсен настоящую актрису, а в кино - подлинное искусство. Именно Урбан Гад, теоретик кино, драматург и племянник знавшего все о цвете  Поля Гогена, открыл пластическую выразительность кадра и выпустил в свет ставшую популярной книгу "Кино, его цели и средства".  "Бездна" же, как бы нелепо это сейчас ни выглядело, буквально определила жанр "эротической мелодрамы":

 

После оглушительного успеха фильма Нильсен переезжает в Берлин, где с гонорарами дела обстояли куда лучше, нежели в склонном к лишающем кино самобытности космополитизму Копенгагене. Там актриса становится родоначальницей немецкой школы киноактеров, полностью изменив представления об актерской технике. Сыграв в 1921-ом Гамлета у Свена Гадема и Гейнца Шаллема, Нильсен доказывает, что на самом деле Гамлетом была переодетая, влюбленная в Горацио женщина.

 

 

После прихода нацистов к власти Нильсен, к ее чести, отказывается от предложения Геббельса о создании собственной киностудии и возвращается в Данию, где дела с кино обстоят как нельзя хуже. 

Кризис, коснувшийся датской кинопромышленности в годы Первой мировой войны, не помешал, однако, выходу в свет комедий Лау Лауритцена с участием великих смешных - тонкого длинного Пата и толстого коротышки Паташона. Два десятилетия они смешили всю Европу, позаимствовав образы из классической датской комедиографии. Юмор фильмов "Он, она и Гамлет", "Фильм, флирт и обручение" и других бесчисленных комедий Лауритцена успешно соревновался с гэгами Чаплина, Ллойда и Китона и даже соседствовал с ними на одной сцене:

 

 

 

Но главным символом датского кино на протяжении долгих лет застоя, последовавших за "золотым веком" кинематографа Дании, оставался названый классиком при жизни, религиозный аскет Карл Теодор Дрейер. Продолжатель традиций философа Кьеркегора в кино, Дрейер практически вынудил немое кино говорить в одном из лучших фильмов всех времен, "Страстях Жанны Д Арк". "Благодаря крупным планам зритель получал те же удары, что и Жанна, когда ее мучили вопросами", - писал киновед Михаил Ямпольский, подробно изучивший как угодно разрезающие лица кадры. За подобным "аффективным кадрированием" скрывался так называемый "кинематограф духа", открывший дорогу последователям Дрейера  - Брессону и Бессону, Панфилову и Риветту.

 

                      "Страсти Жанны Д Арк", 1928

Ларс фон Триер, как известно, тоже относится к автору "Страстей" с особым трепетом. Называя любимым фильмом поздний шедевр Дрейера "Гертруда", Триер почему-то умалчивает об одном из самых сильных и правдивых высказываний Дрейера о женской душе - простом в своем совершенстве "Дне гнева". Между тем, прославленный "Антихрист" - едва ли не парафраз кипящих страстей внешне беззаботной героини "Дней гнева", обреченной быть ведьмой и нашедшей себя по ту сторону самопожертвования. А Франсуа Трюффо, например, считал тело старой женщины, еще одной "колдуньи", сожженной на костре в "Днях гнева", самой красивой обнаженной натурой во всей истории кино.

Камера Дрейера почти всегда бездвижна, а герои звуковых фильмов не повышают голос, проходя все фазы аффекта и стадии человеческой разобщенности.

                                       "День гнева", 1943

Говоря о датском кино, сложно не упомянуть поэта, писателя, документалиста-экспериментатора, ныне здравствующего профессора Датской национальной киношколы Йоргена Лета. "Я изобретаю правила. Новые для каждого фильма — чаще всего для того, чтобы противоречить собственным техническим возможностям. Что позволено камере, а что нет. Что можно делать при монтаже, а чего нельзя… Это способ создать порядок из хаоса», — писал он в своем программном тексте «Кредо». Лет доказал это, пересняв вместе с лучшим учеником Триером свою короткометражку "Совершенный человек", запечатлев процесс в изысканно издевательском триеровской фильме "Пять препятствий".

                                "Пять препятствий", 2003

К концу 80-х датское кино снова громко заявляет о себе: интернационалист Габриэль Аксель получает "Оскара" в номинации "лучший иностранный фильм" за бросающий вызов религиозным догмам "Пир Бабетты" (1987); Билле Аугусту в 1988-ом вручают Золотую пальмовую ветвь Каннского фестиваля за "Пелле Завоевателя", где одну из главных ролей исполняет гениальный Макс фон Сюдов, а в 1992-ом -  еще одну каннскую "ветку" за "Благие намерения" по сценарию Игмара Бергмана; Ларс фон Триер вступает в права главного режиссера на свете, шокируя публику для начала трилогией "Элемент преступления"/ "Эпидемия"/ "Европа".

Чуть позже следует предложившая стереть все нажитое в кино "Догма-95", но это уже совсем другая, более близкая и знакомая современному зрителю история.

Комментарии

Читать на эту тему