Датский арт: три имени
  • 27.03.11
  • 1000

Датский арт: три имени

Ироничная архитектура Элмгрина и Драгсета, "природные" инсталляции Олафура Элиассона, банальность зла от Нины-Мари Клейвен

Датское современное искусство вряд ли можно считать каким-то экзотическим или же занятым специальными проблемами, не ложащимися в мировой контекст. Напротив, художники-датчане, как и скандинавы вообще, в большинстве своем настаивают на космополитической природе творчества. При этом, конечно, есть "датский" арт - саркастический, социально озабоченный, насмешливый, "экологичный", склонный к умному аттракциону, увлеченный то фриковским дизайном, то левацким смешением искусства и политической практики.

Три абсолютно разных, но одинаково показательных для сегодняшнего искусства Дании художника:

 

Элмгрин и Драгсет

Главные скандинавские арт-звезды, дуэт датчанина Майкла Элмгрина и норвежца Ингара Драгсета. Художники вместе уже более пятнадцати лет и почти столько же живут в Берлине, однако датчане по праву считают их своими - трудно найти кого-либо, в ком так ярко проявлялись бы "датские" черты (например, социальная ответственность, изощренная ирония, тяга к странностям и пр.).

                     "Prada Marfa" (серия "Бессильные структуры"), 2005

 

Недаром именно Элмгрин и Драгсет курировали разом датский и норвежский павильоны на Венецианской биеннале-2009 (устроив там немного фрейдистский квест: бродившим по "квартирам" вымышленных коллекционеров зрителям экскурсовод рассказывал о "семейных тайнах" сугубо в духе кинодрам Бергмана). Дуэт знаменит прежде всего остроумными операциями с архитектурой, городским/социальным пространством, и конечно, с дизайном - этим всемогущим варварским культом современности. Чистое удовольствие от смещения привычного смешано у них с исследованиями повседневности, исторического контекста, власти и желания.

                      "Немецкий сарай", 2011, Сингапурская биеннале

 

Элмгрин и Драгсет ставили посреди техасской пустыни бутик Prada; зарывали автомобили капотом в асфальт; в порядке постколониальной рефлексии сооружали немецкий сарай, набитый сеном, в футуристическом сингапурском аэропорту Калланг; как-то просто прислонили к камню зеркало напротив андерсеновской русалочки. Майкл и Ингар также часто прибегают к "левой" стратегии институциональной критики - т.е. критического переосмысления выставочного пространства, респектабельного "белого куба" галереи. Наиболее известный подобный проект дуэта - впечатляющая инсталляция "Пожалуйста, потише!" 2003 года: копенгагенская галерея Вальнера была превращена в госпиталь с медицинскими инструментами, ширмами и койками с лежащими на них восковыми "пациентами". Иронические критики вселенной потребления, Элмгрин и Драгсет не чужды и серьезного гражданского высказывания: именно им поручили проект мемориала в Берлине, посвященного памяти гомосексуалов, убитых и репрессированных в годы нацизма.

       Видео внутри берлинского мемориала памяти гомосексуалов - жертв нацизма

 

 

Олафур Элиассон

Родившийся в семье выходцев из Исландии Элиассон, находясь на стыке перформанса, sci-art и "эстетики отношений", в своих работах миксует искусство, научные опыты, "экологическое" конструирование природных явленияй и стихий (воды, света, цвета, тумана, радуги, ветра и т.д.), а также непосредственное вовлечение зрителя в активное переживание/познание - как раз на последнее делает упор популярная в европейском искусстве relational aesthetics, противопоставляя такого активного субъекта пассивно созерцающему "консервативному" зрителю.

                              "Опосредованное движение", 2001

Самое прославленное произведение: грандиозная в своей простоте (и одновременно изощренной технологичности) инсталляция в турбинном зале лондонской Tate Modern: сто многочастотных ламп, расположенных под зеркальным потолком, образовали огромное пылающее солнце, туман-машина продуцировала дымку, сгущающуюся в облака.

                     The Weather Project, 2003, Тейт Модерн, Лондон

Другие заметные проекты, сталкивающие урбанизированного зрителя с "чудом физического мира":  инсталляция "Опосредованное движение" с несколькими последовательными пространствами, наполненными природными материалами - водой, деревом, почвой, болотной тиной;  "Желтый туман" перед зданием главной австрийской энергетической компании: вмонтированные в тротуар лампы в сумерки помогали все тому же любимому Элиассоном туману закрывать многозначительной желтой завесой цитадель корпоративного монстра; наконец, кажется, самая убедительная в своем элементарном языческом пафосе ранняя работа "Твоя машина-солнце": в комнате ничего нет, только дыра в потолке, из которой сочится солнечный свет, постоянно перемещаясь по выставочному пространству в течение тех часов, когда люди ходят посмотреть на современное искусство.

                              "Комната для одного цвета", 2001

Нина-Мари Клейвен

На первый взгляд, курьезная компания для вышеописанных звезд. Сравнительно молодая датская художница год назад вызвала несильный скандал своей фотосерией «Возможность». На снимках – годовалая дочь художницы Фаустина в костюмах и образах различных кровавых диктаторов XX века – Гитлера, Муссолини, Сталина, Председателя Мао, генерала Пиночета, Иди Амина, Саддама Хуссейна, аятоллы Хомейни и Слободана Милошевича. Сама Нина-Мари в довольно высокопарных выражениях много раз говорила о том, что ее произведение – о том, что зло прячется внутри каждого из нас, что «даже моя маленькая дочь, не исключено, закончит тем, что будет править Данией железной рукой».

В общем, такая развлекательная иллюстрация тезисов философа Ханны Арендт о «банальности зла». Шумиха в прессе (в том числе и даже главным образом – далекой от освещения арт-процесса), конечно, связана с тем, что от творческих людей Дании после оглушительного скандала с карикатурами на пророка Мухаммеда в газете Jyllands-Posten ждут всяческих разнузданных выходок. Работа Клейвен, конечно – глуповатая и, мягко говоря, эксплуатационная, да и идея далеко не нова (можно вспомнить даже нашего Влада Монро, переодевавшегося заради аттракциона и в Гитлера, и в Василису Прекрасную). Однако простая мысль о том, что безумие и насилие вызревают в сознании далеко не маньяков-чудовищ, представлена ею пусть и в "попсовой", но убедительной форме.

Сегодня, когда все большей популярностью на выборах в "толерантных" европейских странах пользуются откровенные фашисты, а идеологи разных оттенков все смелее "реабилитируют" задним числом тиранов прошлого, такая наивная эпатажная доходчивость, свойственная, кстати, и некоторым датским фильмам, может сработать в качестве предупреждения куда лучше сложных объяснений.

                                           "Возможность", 2010

Комментарии

Читать на эту тему