"Навстречу другому": между солидарностью и лицемерием
  • 14.10.11
  • 355

"Навстречу другому": между солидарностью и лицемерием

Выставка видеоарта о миграции: голландская художница Мике Бал и отечественный коллектив "Что делать?" 

Выставка в Петропавловской крепости, организованная независимым кураторским объединением ТОК и Голландским институтом, посвящена теме миграции и мигрантов, важной части современного общества и культуры - как во всей Европе, так и в России. В глобализирующемся мире миграционные процессы достигли невиданного доселе размаха: европейские города превратились в мультиэтнические центры; люди со всех концов света в посках лучшей доли едут туда, где можно найти работу и еще сохранились какие-то признаки социально гуманного государства, едут легально и "нелегально", спасаясь от нищеты, войн и тиранического насилия в своих регионах.


Мике Бал. Фильм "В доступе отказано"

Сегодня либеральная риторика толерантости под девизом "пусть расцветают все цветы" мало-помалу сдувается, а фигура иммигранта в правых масс-медиа, в речах респектабельных политиков соответствующего толка, в подверженном манипуляции сознании обывателей все больше становится фигурой "не способного к интеграции иждивенца", символом опасности, "источником криминала и экстремизма". Политически объяснить "правый поворот" в этом вопросе довольно просто: во время всеобщего кризиса его же фактическим виновникам вновь выгодна старая проверенная метода "разделяй и властвуй", ксенофобия и недоверие к "чужим" способны в недалеком будущем отвлечь народное недовольство, а прокатившиеся по некотрым мегаполисам стихийные бунты (самый яркий пример - недавние события в английских городах) проще всего списать на некие внеполитические черты неассимилированной иммигрантской молодежи, короче говоря - классовое противостояние с шулерским цинизмом подменяется "конфликтом цивилизаций".

Серьезное современное искусство, понятно, не может обойти этот узел проблем стороной и одновременнно не попытаться выбрать адекватный художественный язык для того, чтобы говорить о тех, кого зачастую как бы и "не слышно" (обездоленный, как известно, характерен еще и тем, что лишен доступа к дискурсу, не владеет управляющим языком власти). Мике Бал и платформа "Что делать?", при очевидном сходстве самых общих идеологических позиций, предлагают два разных взгляда на тему миграции и способы ее визуализации.


Мике Бал. Фильм "Тысяча и один день"

Видеохудожница, теоретик культуры, профессор Королевской нидерландской академии наук Мике Бал обратилась к искусству как к логичному продолжению своих научных исследований в области социологии и культурологии. На петербургскую выставку Бал привезла два видеопроекта. Первый, "Миграционные истории" - 13 фильмов, хронометражом от 4 до 80 минут, каждый из которых можно посмотреть в любом порядке на небольших экранах, надев наушники. Жанр видеоэссе, выбранный ею для этого цикла, отличается от авторитарной дидактики "обычного" документального кино, местами свободно варьирует соотношение картинки и звука, а также субъектов рассказа, и "построен на основе глубоко личных переживаний и опыта" (по наблюдению критика Мигеля Эрнандеса-Наварро). Важно еще то, что Бал не ограничивается показом болевых точек и трагичности мигрантских судеб. В ряде сюжетов сделан акцент на светлых, позитивных сторонах миграции: открытии нового, радости встреч и воссоединений близких, диалоге культур. В фильме "Тысяча и один день", например, молодой араб Тарек, которому французские власти грозят депортацией, находит поддержку "коренных" соседей, а его история заканчиватся счастливой свадьбой. Тяготы же существования приезжих в произведениях Мике Бал - это поиски работы или поденщина, грубость и преследования полицейских, языковое непонимание, разлука с родными, искусственные барьеры (как в фильме "В доступе отказано" - истории драматического путешествия палестинца на оккупированную родину). Свой взгляд на тему выставки в целом художница озвучила на пресс-конференции: "Миграция - совершенно необходимое явление, потому что она разбивает наш культурный аутизм, позволяет нам избавиться от ложного чувства собственного превосходства".


Мике Бал. Инсталляция "Ничто не утрачено"

Второй проект, начатый Мике Бал и по сей день продолжающийся, - многоканальная видеоинсталляция "Ничто не утрачено". Выставочное помещение превращено в обычную гостиную со столом, сервантом, стульями, диванами и несколькими телевизорами. На каждом экране - одна из снятых одним кадром и крупным планом матерей из разных стран мира (Румынии, России, Палестины, Туниса), рассказывающих находящемуся за кадром собеседнику на родном языке (видео сопровождаются русскими субтитрами) о своей жизни и детях, уехавших от них на чужбину. Это очень эмоциональная работа, умудряющася не скатиться в сентиментальность; человеческий документ со всей его искренностью и вместе с тем для зрителя - особый опыт восприятия другого. Мике Бал в тексте для каталога выставки описывает этот опыт так: "Зритель, поначалу слыша только какофонию голосов, а затем концентрируя внимание лишь на одной из матерей, подсознательно начинает различать ее голос на слух. Действие, показанное на этих маленьких экранах, дает нам некий намек на основной политический акцент этой выставки. Мы, зрители, становимся собеседниками, тем самым "другим человеком", с которым наконец-то может поговорить мать".


Мике Бал. Отрывок из фильма "Потерянный в пространстве"

Коллектив "Что делать?", чье искусство непосредственно связано с левым активизмом, подошел к теме миграции в кардинально ином ключе, куда жестче и пессимистичнее гуманистического документализма Мике Бал. 26-минутный фильм "Музейный зонгшпиль. Нидерланды 20XX" снят по инициативе продвинутого Музея Ван Аббе в голландском Эйндховене, что довольно иронично, учитывая сюжет этого видеоперформанса, в котором "действие" перебивается дидактически поющим хором (для "Что делать?" это уже традиционный прием: до этого они сняли три "зонгшпиля", последний из которых о "башне Газпрома"). В некоем не слишком отдаленном будущем группа мигрантов, которых в "национально-демократической" Голландии или вышлют из страны, или поместят в резервацию, ищет убежища в неожиданном месте - музее современного искусства, потому что "кто-то им сказал, что искусство на стороне обездоленных".  Смотрителей музея, гордящихся коллекцией "революционных" произведений, осаждают репортеры, политики, сотрудники "Центра борьбы с экстремизмом", и работники культуры выдают беженцев за участников перформанса. На самом деле они стремятся спасти музей, который власти за такое могут лишить финансирования (намек на недавнее болезненное для европейских арт-институций сокращение бюджетов "на культуру"). Сами мигранты, которые весь фильм не произносят ни слова, им не настолько важны, чтобы разделить их страдания и борьбу, они всего лишь материал для искусства, ведь "искусство - это вам не жизнь!", как гласит финальный титр фильма. Политический смысл этой выполненной в брехтианской, намеренно отстраненной эстетике работы неутешителен и крайне критичен по отношению к современному искусству, которое любит щеголять "радикальной левой фразой", не выходя при этом за рамки буржуазного "бунта в белом кубе". Участница "Что делать?" Ольга Егорова (Цапля) в интервью, данном вместе с Дмитрием Виленским куратору проекта Анне Биткиной, ясно выразила позицию группы: "В какой-то момент искусство должно начать отвечать за то, что говорит или пропагандирует".


Платформа "Что делать?". Фильм "Музейный зонгшпиль. Нидерланды 20XX"

Проект "Навстречу другому", включающий в себя также ряд открытых лекций на тему разных сторон миграционной культуры, продлится до 29 октября.

Комментарии

Читать на эту тему