Книги мая. Выбор Лангенбурга
  • 23.05.12
  • 912

Книги мая. Выбор Лангенбурга

История средневекового секса, семь сказок Макьюэна, Трофименков о бандитском Париже, роман Сергея Носова о любви к грыже, советская "оттепель" глазами постороннего

Лучшие книги 2012. Выбор Лангенбурга

Сергей Носов "Франсуаза, или Путь к леднику" [Издательство "Астрель"]

Фантасмагорический роман одного из главных петербургских литераторов, к тому же некоторым образом травелог

Автор. Прозаик и драматург, некоторое время назад входивший в группировку "петербургских фундаменталистов" (идеология – довольно мутное и мистическое почвенничество, среди других участников клуба писатель Павел Крусанов и философ Александр Секацкий). Автор, в числе прочего, альтернативно-исторической шпионской вещи "Хозяйка войны", чрезвычайно сложно устроенного романа про современное искусство и горемычную ленинградскую богему "Грачи улетели", а также занятного гида "Тайная жизнь петербургских памятников". Носов тонкий стилист, пересмешник и транслятор с трудом формулируемого "питерского" мироощущения –  снобского, сатирического, пропитанного метафизикой и юродством.

О чем. Главный герой нового носовского романа, детский писатель по фамилии Адмиралов, страдает причудливым душевным заболеванием: он считает свою межпозвоночную грыжу (sic!) одушевленным существом, называет ее Франсуазой, обращается к ней с монологами и посвящает ей тягостные стихи. Жена героя, понятно, с таким состоянием мужниного разума несогласна и ведет его к психотерапевтам.

Зачем. "Франсуаза", с ее дикой фабулой и вызвавшим возмущение некоторых литкритиков легкомысленным отношением к психотерапии, – самая что ни на есть постмодернистская черная комедия, в которой предельный абсурд повествования, очень литературный вариант делезовского шизоанализа позволяют увидеть сегодняшнюю действительность в настоящем виде, как это ни парадоксально. Кроме того, это своебразный травелог: петербургские главы сменяются рассказом о путешествии, в поисках брахмана-целителя, по Индии – земле обетованной для русских эскапистов.

Александр Бальхаус "Любовь и sex в Средние века" [Изд-во "Книжный клуб 36.6"]

Информативный, хоть и далеко не фундаментальный очерк семейной морали и гендерных отношений "темных веков" Европы

Автор. Немецкий культуролог, историк нравов, сочинитель ряда биографических книг (о монарших особах: австрийской императрице Елизавете, бабке русского царя Александра II прусской королеве Луизе), а также криминально-исторической прозы.

О чем. Популярное исследование семейных и сексуальных отношений в Европе с VI по XV вв., во всем многоообразии аспектов: законодательные акты, позиция церкви, феодальные привилегии, быт знати и простонародья, отношение к нерепродуктивным сексуальным практикам, продажная любовь и многое другое. Нерв повествования – напряженный конфликт между христианским требованием умерщвления плоти и эротической разнузданностью (культурным компромиссом между этими двумя полюсами явилась, как нетрудно догадаться, рыцарская эротика). Масса интересных сведений: о практике "пробных" ночей перед вступлением в брак, о борделях в собственности епископов, о следующих за средневековыми армиями обозах из сотен секс-работниц, об особенностях разводов и т.д.

Зачем. Бальхаус избегает антропологических и социально-философских обобщений или анализа в духе "Истории сексуальности" Мишеля Фуко. Этот масштабный очерк интересен изрядным количеством фактов, цитат из всевозможных документов, писем и литературных текстов, а также, в общем, тем, что привлеченные историком сведения подтверждают мысль об экономических причинах патриархального господства и мизогинии: особенно выразителен фрагмент о продаже жен во временное пользование на ярмарках бесплодными мужьями.

Иэн Макьюэн "Мечтатель" [Издательство ЭКСМО]

Детская книга букеровского лауреата

Автор. Шотландский писатель, которого европейские критики уже два десятка лет только что не носят на руках. Отличается  жанровым и тематическим разнообразием: одинаково виртуозно обращается с ностальгической "модернистской" сагой ("Искупление"), чернушной бытовой драмой с инцестом и трупами (дебютный "Цементный сад"), увлекательным шизофреническим триллером ("Пикник на руинах разума"), экзистенциальным произведением о дружбе и смерти (награжденный Букеровской премией "Амстердам").

О чем. Семь сказочных историй про десятилетнего мальчика Питера Форчуна, который отражает атаку оживших кукол сестры, ловит коварного грабителя, превращается в младенца, в кота, ненадолго становится взрослым. Маленькая книга Макьюэна – сборник сказок, которые писатель рассказывал на ночь собственным детям.

Зачем. Макьюэн, которого в конце 90-х причислили к "правящему триумвирату" британской литературы (наряду с Мартином Эмисом и Джулианом Барнсом), написал если не идеальную, то точно неотразимую книжку, вынуждающую вынести банальный вердикт: она будет интересна и детям, и взрослым.

Фрэнсис Спаффорд "Страна Изобилия" [Издательство Corpus]

Нетипично увлекательный нон-фикшн на неувлекательную тему советской плановой экономики

Автор. Английский литературовед, преподает в лондонском Голдсмит-колледже, написал несколько нон-фикшн книг о культуре повседневности; "Страна Изобилия", вышедшая в 2010-м, переведенная на десяток языков и недавно выдвигавшаяся на премию имени Оруэлла, – на сегодняшний день самый громкий успех исследователя.

О чем. Пестрый и необычайно увлекательный сборник эссе, вымышленных историй, статистических данных, документальных свидетельств, объединенных темой советского эксперимента "реального социализма" (хронологические границы здесь от начала хрущевской "оттепели" в 1956-м до окончательного оформления нефтедолларового брежневского "застоя" в начале 70-х), то есть в первую очередь плановой экономики. Панорама времени через призму денег, призводства и быта: расстрел "мясного" восстания в Новочеркасске, цены на сталь и туфли, теории советских экономистов, первая Американская выставка, хрущевские выкрутасы, Александр Галич и многое другое.

Зачем. Придуманные персонажи у Спаффорда соседствуют с государственными деятелями, лирические зарисовки о любви и надеждах сменяются академическими рассуждениями. Главное, что отмечают все комментаторы, – свежесть "взгляда со стороны" на эпоху, которая "красным консерваторам" видится чуть ли не раем на земле, а заклятым антисоветчикам представляется воплощением убогой скуки и несвободы. Гуманистический и трезвый поход британского литератора – который, кстати, не владеет русским языком – местами напоминает исследование (куда более традиционное и сухое, конечно) российского социолога Натальи Козловой "Советские люди".

Михаил Трофименков "Убийственный Париж" [Издательство "Амфора"]

Путеводитель по криминальной истории французской столицы, составленный самым страстным русским кинокритиком

Автор. Авторитетный кинокритик, живущий в Петербурге, обозреватель издательского дома "КоммерсантЪ", специалист по французской "новой волне", денди и истинный синефил. Михаила Сергеевича невозможно спутать ни с кем из числа представителей отечественного, хладно-высокомерного, кинокритического цеха: его тексты отличает особая страстность и убедительная пропаганда фильмов и режиссеров, имеющих отношение к освобождению – политическому, эстетическому, жизненному.

О чем. Нетуристическая экскурсия по французской столице – а вернее, по местам криминального, подпольного, "теневого" Парижа, где на протяжении XX века происходили громкие и загадочные преступления. Все двадцать парижских округов, полсотни новелл о конкретных адресах складываются в нечто вроде документального романа. "Синяя Борода XX века" Ландрю, ставший прототипом героев в фильмах Чаплина и Шаброля (этот отрывок можно прочесть на сайте журнала "Сеанс"); реально существоваший "Безумный Пьеро", чье зловещее прозвище дало Годару название для своего шедевра; головорезы, работавшие одновременно на гестапо и Сопротивление; до сих пор не раскрытое убийство Робера Деноэля, издателя текстов Селина и Арто, и так далее.

Зачем. Во-первых, действительно, самый "открыточный" европейский город показан с неожиданного ракурса, с темной изнанки. Во-вторых, по словам самого автора, "во Франции существует такое отношение к преступникам и преступлениям, какого не существует ни в одной стране мира; для французов преступники – это культурные герои, и преступления – это факты не криминальной хроники, а большой истории; они отражают неблагополучие, трагизм исторической эпохи". В-третьих, это попросту дико интересно читать, как лучшие тексты авантюрной прозы.

Все главные книги мая можно приобрести в книжном магазине "Порядок слов" (Петербург, наб. Фонтанки, 15, тел. +7 (812) 310-50-36) и других хороших магазинах страны.

Комментарии

Читать на эту тему