«Я» Игоря Волошина
  • 16.10.09
  • 951

«Я» Игоря Волошина

Режиссер: Игорь Волошин
В ролях: Артур Смольянинов, Алексей Горбунов, Оксана Акиньшина, Анна Михалкова, Михаил Евланов
Жанр: драма
Россия, 2009
В кинотеатре "Аврора" - с 16 октября

Восемнадцатилетний Герой, одетый по панк-моде (Смольянинов) бестрепетно является в психушку с целью откоса от армии. Там ему с порога ломают нос и помещают в палату с буйнопомешанными. Юноша вначале планирует стать кем-то вроде Макмерфи из книжки Кизи, но быстро узнает, что такое аминазиновые «вязки». Он с первого взгляда влюбляется в медсестру (Акиньшина), а больше всего на свете ждет перевода в дурдом Румына (Горбунов) – героинового гуру и «шамана», который десять лет назад перешел дорогу менту-садисту со связями (Евланов), и теперь «мотается из одной психбольницы в другую, как по этапу». В «лекарственном» бреду Герой вспоминает 87-й год и себя двенадцатилетнего, примкнувшего к компании юных наркоманов, чьим кумиром тоже был Румын, проповедник химического бунта.

«Я» Игоря Волошина. Рецензия на фильм

Игорь Волошин, на событиях молодости которого вроде бы и основан сюжет этой нейролептической притчи о сгинувшем в первой половине 90-х поколении, на сегодняшний день, наверно, самый одиозный из молодых режиссеров. Его игровой дебют – манерная дизайнерская наркодрама «Нирвана» с безумно наряженными «петербуржцами» - в прошлом году принесла ему главный приз фестиваля «Кинотавр», а у критиков вызвала снисходительную усмешку. Откровенно пропагандистский «Олимпиус Инферно» о войне в Осетии спровоцировал куда более определенную реакцию интеллигентной общественности, Волошина прямо обвиняли в «продажности».

«Я» Игоря Волошина. Рецензия на фильм

Исповедальный «Я», кстати сказать, очень даже попадает в важный микротренд на перестроечный андеграунд: герои выглядят как желанные посетители грядущей «афишевской» вечеринки «Трагедия в стиле рок», страшно правильный саундтрек: от душераздирающей баллады Swans до сладостного хита Сандры (плюс, конечно, «ранний» Михаил Круг). Визуальную же резвость в сочетании с сомнительнейшими евангельскими мотивами зрителю, конечно, следует оценить самому: мент идет по воде, демона-праведника те же менты прибивают к кресту, прекрасные торчки обращаются в гипсовые фигуры.

«Я» Игоря Волошина. Рецензия на фильм

Выполненную в диких китчевых красках и непомерно пафосную картину Волошина «заклеймить позором», конечно, логично и нетрудно. Замечательный кинокритик Кувшинова, например, убедительно произнесла полагающиеся слова: «пошлость» и «графомания». Тем не менее, нельзя не впечатлиться тем пафосом памяти, с которым герой (альтер-эго автора) посвящает в финале свое сумбурное произведение погибшим или «превращенным в месиво» друзьям юности. У другого летописца позднесоветских наркотов, писателя Баяна Ширянова, в его беспомощной книжке «Высший пилотаж», тоже был такой трогательный момент – глава «Улица мертвых наркоманов». Другое дело, что личный опыт (или специфический, с трудом определимый вообще, опыт некоего «поколения») ни у того, ни у другого так и не переводится в достоверное художественное высказывание. Так, чтобы хоть немного «торкнуло» не только тех, у кого в воспоминаниях есть своя личная «улица мертвых наркоманов».

Артем Лангенбург

Комментарии

Читать на эту тему