"Палата № 6" Карена Шахназарова
  • 11.09.09
  • 1358

"Палата № 6" Карена Шахназарова

Жанр: драма
Режиссер: Карен Шахназаров
В ролях: Владимир Ильин, Алексей Вертков, Александр Панкратов-Черный, Алексей Жарков, Евгений Стычкин, Виктор Соловьев, Альбина Евтушевская, Анна Синякина, Станислав Эвентов
Россия, 2009, 83 мин.


Палата № 6 — произведение школьной программы, сюжет которого пересказывать, наверное, не стоит. Как и не стоило Карену Шахназарову пытаться перенести его на экран, вкладывая в уста известных актеров чеховские диалоги. Для того, чтобы представить, что вышло, можно не ходить в кинотеатр, не утруждать себя попытками проникновения в режиссерский замысел и не пытаться соотнести кинотекст с литературным оригиналом. Достаточно, в общем, и трейлера. Потому как по-человечески понятно желание Шахназарова подчеркнуть актуальность повести в наше время: вопрос о границах нормального и разумного, пошлости и обывательщины тягостно замирает в воздухе; и одновременно мучительно невыносимо наблюдать дрожания камеры, описывающей неясные круги вокруг пафосно заламывающих руки персонажей.

Рецензия на фильм

Одним словом, на дворе — 2007 год. Главным действующим лицом является не бледнолицый пациент палаты для душевнобольных Громов
(А. Вертков) и не одуловатый доктор Рагин (В. Ильин), а, собственно, все та же прыгающая, ползущая, нетерпеливая камера (плыла-плыла-промазала), что ведет престранное расследование. В духе утренних репортажей телеканала 100, в режиме настоящего времени проходят псевдодокументальные съемки о жизни обитателей психиатрической больницы, ее работников, а также знакомых скончавшегося доктора Рагина. В порядке очереди интервьюируемые вспоминают, каким человеком был этот Рагин, и приводят свои доводы, почему он мог оказаться в одной палате с одержимым манией преследования Громовым. К примеру, горничную Дарьюшку заменяет в осовремененном варианте соседка по жилплощадке, визгливая бабка с тонкими нарисованными бровями, которая по одной (только ей известной) причине готовила доктору время от времени еду и удивленным голосом (как бы понимая, что ее образ идет вразрез с чеховской героиней) призывала выпить пива.

Рецензия на фильм

К существующим в рассказе фельдшеру Хоботову (Е. Стычкин), добродушному почтмейстеру (А. Панкратов-Черный) и сторожу Никите с деревянным лицом добавлены некая знакомая Рагина, намекающая на особо близкие отношения, минут десять застенчиво смеющиеся девочки, знавшие некогда покойного, но ничего не привносящие в рассказ, но главное- самые настоящие, случайные пациенты одной из ныне действующих московских лечебниц. В общем, "все вертится, и кружится и несется кувырком."

Превращавший некогда действительность в почти радугу ("Мы из джаза") и порой удачными метафорами скрещивающий нараставшую смесь сюрреализма и абсурда (один из самых интересных примеров в этом смысле — "Город Зеро") в 90-е режиссер Шахназаров ударил по малообъяснимым в русском кинематографе жанрам, имя которым комедия/трагикомедия/драма. Посыпались невнятные "Цареубийца", "Сны", "День полнолуния", "Пятидневная война", "Кавказский рубеж" и пр.

Рецензия на фильм

В итоге, осмысливая, насколько это возможно, визуальные решения "Палаты 6" гадаешь, что лучше: смириться с надрывными и бессодежательными лентами постперестроечного периода или с подобным оформлением таланта Антона Павловича. Смирение в этом смысле слово как нельзя более подходящее, хотя бы потому, что 2007-го, несмотря на упоминание, будто и не было. Фильм сделан в стилистике все той же перестройки: унылая Москва, одинокий журнал в здании почтамта, ковры на стенах квартир, кафе-казино, какие встречаются, быть может, в селах необъятной родины, но все реже в Петербурге, и, наконец, скудные и скучные одеяния героев, явно позаимствованные из эпохи безвременья.

Удивительно, до какой степени речь героев не соотносится с рисуемой картиной. Актеры с выражением, достойным лучших театральных постановок, будто бы считывают с экрана текст, и, кажется, сами не понимают отведеннной им роли. Михаил Аверьяныч ссылается на домашнее видео застолья, сделанное им в пору дружбы с доктором, Хоботов разумно и аргументированно объясняет свою позицию, и к нему будто даже проникаешься некой симпатией, сторож Никита сверкает глазами и в моменты буйства Рагина положенным, правильным тоном произносит "не положено", что еще более отдаляет зрителя от Чехова и обессмысливает происходящее. Сам Рагин получился настолько унылым и жалким, что не интересен ни самому себе, ни зрителю, а в итоге даже камере-детективу. Ходит-ходит человек кругами, ест, спит в сальной рубашке, и Громов-то тут ни при чем (просто пришелся к слову), а все жизнь-серость-Москва-машины. С другой стороны, попадая в регистр столь неумелой, скучной съемки Ильину ничего другого и не остается, как угасать на глазах.

Проваливаясь в бездну тотального незнания, для чего снимался данный фильм, режиссер подтягивает за собой целую группу людей талантливых, но трагически случайных, не спасающих при всем их желании ситуацию. Потому как спасти ее ни словом, ни делом, ни открытием МКФ (на котором демонстрировался фильм) невозможно.

Нина Асташкина

Также читайте в журнале BE-IN:

Музыка для сентября, vol.1
Брутальная обувь
Absolut no Logo

Комментарии

Читать на эту тему