Лиля Брик. Несостоявшееся путешествие

Лиля Брик. Несостоявшееся путешествие

с 9.04 по 4.05

Мультимедиа Арт Музей (МАММ)

Фотобиеннале «Мода и стиль в фотографии – 2013» представляет выставку «Лилия Брик. Несостоявшееся путешествие», в рамках которой будет представлена серия фотографий великого фотографа ХХ века Александра Родченко

В начале прошлого века творческая элита задавала актуальные тенденции, стремясь идти в ногу со временем. Серди прочего было модно передвигаться на личном транспорте. На мотоцикле, а затем и на автомобиле ездил кинорежиссер Лев Кулешов. Его спортивный «Форд» был привезен в Москву при активном участии Маяковского. На мотоцикле с коляской ездил конструктивист и кинорежиссер Алексей Ган. Варвара Степанова в конце 1920-х годов сожалела, что они с Александром Родченко так и не купили себе хотя бы «мотоциклетку», когда это было вполне доступно. Лиля Брик, только что удачно выступившая в качестве режиссера фильма «Стеклянный глаз», тоже мечтала о собственном авто.

Автомобиль «Рено», главный герой серии фотографий Родченко 1929 года, был привезен Маяковским из поездки во Францию. Так Лиля Брик стала одной из первых автолюбительниц в Москве. Владимир Маяковский купил машину летом 1928 года, когда собирался посетить Америку и Японию. Но, несмотря на информационную поддержку газет и журналов, широко анонсировавших автопробег, путешествие не состоялось. Покупал машину Маяковский на гонорар за пьесу «Клоп», которую он дописывал в это время в Париже и собирался заключать договор с издательством «Малик» в Берлине, а также за сценарий фильма «Идеал и одеяло» для режиссера Рене Клера. Когда 8 октября поэт выехал в Берлин (и далее в Париж), то среди прочих пожеланий Лили Брик записал следующую инструкцию по поводу машины: «Лучше закрытая – conduit interiere – со всеми запасными частями, с двумя запасными колесами, сзади чемодан» . В числе аксессуаров упоминались автомобильные перчатки и «автомобильная одежда». Далее шел список непосредственно автомобильных принадлежностей: добавочный прожектор сбоку, дворники, стрелки, показывающие, куда поворачивает машина, теплая попона, чтобы не замерзала вода. Лучше всего Лиле подходил Бьюик или Рено. Но главное – чтобы не было похоже на такси, потому как в Москве уже с 1925 года появились такси марки Рено.

В итоге автомобиль «Renault NN2» был куплен за 20 тысяч франков. Маяковский сам все упаковывал и отправлял. Машина прибыла Москву в январе 1929 года. Это был четырехместный седан, снизу светло-серый, верхняя часть и крылья – черные. Обычно Маяковский ездил на этой машине с водителем А.К.Афанасьевым или В.И.Гамазиным (в прошлом – таксистом). Скорее всего, именно Афанасьев и отправился вместе с Лилей и Родченко в автопробег в сторону Ленинграда. В июне 1929 года Лиля Брик получила водительские права.

«Лиля Юрьевна увлеклась «Реношкой» со всем категоризмом, свойственным ее натуре. Она сшила специальное платье и костюм для езды, выписала из Парижа шапочку и перчатки». Из воспоминаний Лили Брик: «Родченко несколько раз просил меня сняться с новой машиной, но все как-то не получалось. А тут Володя уговорил меня сделать несколько фотографий с «Реношкой», я позвонила Александру Михайловичу и сказала, что собираюсь на машине в Ленинград. В Ленинград он со мной не мог поехать, но обрадовался возможности сделать снимки. Мы фотографировались в Москве, я была в одном платье, потом переоделась, заехали на заправку бензина к Земляному валу, он снимал с заднего сидения, как-то еще... Мы условились, что отъедем верст двадцать, он поснимает, а потом вернется домой, я же поеду дальше. Но дальше я не поехала, выяснилось, что дорога ужасна, и машина начала чихать, и вообще одной ехать так далеко скучно и опасно. На одной из фотографий я сижу в раздумье на подножке – ехать ли? И решила вернуться. Володе понравились эти отпечатки, и он жалел, что поездка не состоялась, тогда фотографий было бы больше. Потом мы между собой называли эту серию «Несостоявшееся путешествие» .

Хотя Лиля Брик и говорит о двадцати верстах - судя по некоторым фотографиям, путешественники доехали до Твери, а это уже больше 150 верст.

Среди отпечатков, подаренных Лиле Брик, не было драматических моментов ремонта баллонов. Также отсутствует эпизод, когда Родченко активно участвует в накачивании шин. Видно, что он одет вполне «по-автомобильному»: брюки с крагами, рубашка с вязаным галстуком. Рядом на траве – кофр от фотоаппарата «Лейка». Зато на снимках, которые увидел Маяковский, была масса других ярких мгновений: заправка, заливка воды в радиатор, руки Лили в перчатках на руле, состязание с лошадью на пустынном, присыпанном гравием Ленинградском шоссе. Выстроенные в цепочку, эти кадры служат своеобразным фотографическим дневником путешествия, в котором моменты движения чередуются с моментами пауз, вынужденного ожидания, пикника на обочине. Родченко заснял быт автолюбителя 1929 года.

Комментарии