Оскар Рабин Графика 1950-х – 1960-х гг.

Оскар Рабин Графика 1950-х – 1960-х гг.

с 18.07 по 7.09

Мультимедиа Арт Музей (МАММ)

МАММ отмечает 85-летие одного из лидеров советского художественного движения нонконформистов, участника «Лианозовской группы», вдохновителя и организатора легендарной «Бульдозерной выставки» выдающегося художника Оскара Яковлевича Рабина, впервые представляя выставку его ранней графики

В экспозицию вошли графические работы из собрания Александра Кроника и живописные картины из собрания Tsukanov Family Foundation, относящиеся к самому раннему периоду творчества художника с 1954 по 1966 годы. Особую ценность представляют текстовые комментарии к ряду работ, записанные Александром Кроником со слов Рабина. Многочасовые беседы художника и коллекционера отчетливо проявляют «голос» Рабина, его довольно ранее осознание не только художественной магистрали, по которой он с рыцарским благородством движется по сей день, но и предчувствие собственной судьбы.

Оскар Рабин стал ключевой фигурой в истории советского нонкомформизма, который приобрел финальные черты и оформился как мощное художественное движение после печально известного разгрома Н.С. Хрущевым манежной выставки МОСХа в 1962 году. Так называемые нонконформисты категорически не вписывались в картину социалистической действительности, были из нее сознательно выключены как элементы заведомо враждебные, вредные, заклейменные странным словом «формалисты». Художники Рабин, Немухин, Янкилевский, Кабаков и Булатов, Штейнберг (ряд можно продолжать бесконечно) окончательно ушли «в подполье», научились почти лабораторной работе в темноте и холоде мастерских (если таковые были), время от времени объединяясь в творческие группы скорее по принципу дружбы и личных отношений, нежели по художественным соображениям. Одной из самых цельных групп стала так называемая «Лианозовская школа», которая объединила поэтов (Г. Сапгира, И. Холина, Я. Сатуновского и др.), художников О. Рабина, В. Немухина, Л. Мастеркову. Ключевой фигурой для «лианозовцев» был художник и поэт Евгений Кропивницкий, дочь которого Валентина стала женой и верной спутницей жизни Оскара Рабина. Программным стремлением «лианозовцев» стал отказ от любой формы поэтизации действительности, поэты и художники использовали подчеркнуто скупой язык, живописные и поэтические образы заимствовались только из видимой реальности, реальности бараков, скудной еды, дешевой водки и нескончаемой человеческой тоски, словно в чистилище.

1950-60-е годы — чрезвычайно интересный и важный этап творчества Рабина. К этому времени относятся его первые опыты в духе «русского поп-арта» с водкой, картами, дорожными знаками и вывесками, автопортреты и портреты жены Валентины Кропивницкой, друзей-художников, лианозовские «пейзажи» с бараками — одним словом, именно в этот момент Рабин определяет собственный сюжетный регистр, постепенно отрабатывает формальные приемы, благодаря которым становится очень быстро узнаваем. Тогда же, в 1950-е-1960-е гг. становится очевидным фатальный разрыв Рабина с официальной советской художественной жизнью, его живопись и графика идет вразрез с господствующим соцреалистическим каноном, и власти запускают кампанию травли художника в прессе, стартовавшую 29 сентября 1960 статьей «Жрецы «Помойки № 8», опубликованной в «Московском комсомольце». В экспозиции представлен графический вариант «Помойки № 8», и живописная работа, по поводу которой советский журналист писал: «Вот мрачный и грязный холст... Видишь какие-то обглоданные кости, что-то отвратительно переплетающееся, какие-то чёрные отростки. ... только прочитав жирную надпись «Помойка № 8», узнаёшь «идею» и «содержание» этого поистине шизофренического «полотна».

В результате этой кампании Рабин покинул СССР, был лишен советского гражданства и по свидетельству самого художника прожил свою «третью жизнь в Париже». Официальное возвращение Рабина в российский художественный контекст произошло относительно недавно, и теперь после полноценной ретроспективы в Государственной Третьяковской галерее, ряда других выставок, МАММ рад представить камерный проект, который тем не менее проявляет зрителю рабинское «начало», позволяет уловить в этюдах и полноценных графических работах то, сделало живопись Рабина абсолютным символом эпохи, и, кажется, не найдется более точного описания советской действительности чем рабинские «Паспорт», «1 рубль» и «Барак с луной».

Начиная с 1965 Рабин принимал участие в выставках, проходящих за границей СССР. Эрик Эсторик (Eric Estorick), владелец Grosvenor Gallery, является организатором самых первых зарубежных выставок нонконформистов в 1960-е годы и, в том числе, первой персональной выставки Оскара Рабина, проходившей в 1965 в Лондоне. 8 рисунков Рабина 1965-1966 из коллекции Эсторика, недавно приобретенные российским коллекционером, вернулись в Москву, и МАММ рад впервые представить эти работы зрителям.

Комментарии