Как создается коллекция: Лукбук
  • 12.05.16
  • 3418

Как создается коллекция: Лукбук

Британская марка AllSaints запустила совместный проект со студентами программы BA (Hons) Fashion БВШД (куратор – Клэр Лопман). Студенты-дизайнеры должны были создать для бренда коллекцию FW 2016 из 6 луков. Перед студентами была поставлена задача: показать Россию через призму AllSaints, используя один или несколько из предложенных методов: коллаж, деконструктивизм или новаторство. При этом нужно не отходить от ДНК бренда, в частности, от цветовой палитры: для AllSaints характерны приглушенные тона, эффект поношенной ткани. Тусклая палитра служит фоном для обилия текстурных решений и ярких акцентов в виде массивной металлической фурнитуры и различных вариантов обработки краев и срезов.

В рамках цикла публикаций студенты-дизайнеры – Ульяна Некрасова, Анастасия Павлович, Нина Вересова – рассказывают обо всех этапах создания коллекции. Мы уже осветили создание мудборда, создание кроя и подбор текстуры, разработку дизайна и пошив опытных образцов. Следующий этап – съемка лукбука и создание промо-материалов.


Ульяна Некрасова


Самой волнительной частью проекта был поиск локации для съемки. Пролистав скетчбук, я поняла, что мне нужна имитация подземного города, возможно заброшенный завод или станция. Через локацию я хотела передать мощь и силу, атмосферу проекта, однако также удачно показать одежду. Тут очень важен был баланс между креативной съемкой и лукбуком. Я исследовала множество заброшенных станций ГЭС и научных станций, нашла невероятное количество мест, которые максимально подходили по атмосфере, но, естественно, проникнуть туда без специальных документов было невозможно. Поэтому пришлось ограничиться коридорами завода на Электрозаводской, где сейчас открывается множество фотостудий и лофтов.

Выбор моделей производился исходя из характера главной героини проекта, так называемой музы. Я представляла ее со слегка мужественными, ярко выраженными чертами лица, темными волосами, острыми скулами, большими глазами. Совершенно случайно я нашла Наташу и Настю, которых все путают и думают, что они сестры.


Для меня была вызовом передача моего концепта через фотосессию. Делать это нужно было предельно аккуратно, чтобы с уважением передать историю, а также создать в кадре атмосферу таинственного подземного города. Героини при этом должны будто скрываться, убегать, прятаться. Чтобы реализовать эту идею технически, мы направляли фонарь в различные точки, будто кто-то гонится за героинями. Также в лукбуке представлены фотографии около окна: тем самым я хотела показать контраст, будто модели перемещаются из места действия в дом, который служит маскировкой подземного города.


Очевидно, самое главное в съемке – это команда, когда каждый горит идеей, видит ее по-своему. Очень важно найти общий язык с командой, учитывать мнения каждого и находить компромисс, иначе съемка обречена на провал. Мы с фотографом особо не продумывали конкретные позы и кадры перед съемкой, как многие это делают, все происходило естественно и спонтанно. Для нас было важно показать одежду в движении, комфорт, смену комплектов и носибельность луков.


В процессе создания лукбука я также экспериментировала с коллажами, что способствовало более прямой передаче идеи. Фотографии довольно темные, однако все детали и акценты видны. Помимо этого, в обработке использовалась зернистость для достижения эффекта старой фотографии.


Нина Вересова


Процесс создания лукбука был очень захватывающий. Для меня это был первый проект, в котором я так серьезно отнеслась к фотосессии, ее организации, подготовке и самому процессу. Для начала нужно было понять, как же наилучшим образом отразить мою достаточно сложную концепцию. Мы работали для иностранного бренда, не знакомого с российским контекстом, тем более с пластами истории, которые не сильно афишируются. Почувствовать гнетущую атмосферу сталинских репрессий возможно, разве что прогулявшись по набережным и высоткам Москвы, почитав книги о тех временах. Но объяснять об этом непосвященным сложно и долго, а мне хотелось дать людям почувствовать то, что чувствовала я, работая над проектом.

Такая тема дала достаточно много простора для размышлений, мне не хотелось делать фотосессию «в лоб», это должна была быть история, которая захватывает зрителя, интригует, побуждает посмотреть ближе, узнать, в чем дело, разобраться в происходящем.

В качестве локации для фотосессии я выбрала квартиру своих друзей, которая по планировке и внешнему виду очень похожа на квартиры в знаменитом Доме на набережной. Интересно, что друзья устраивают подобные вечеринки, с игрой на музыкальных инструментах, беседами и танцами. Мне оставалось только добавить немного 30-х годов в эту квартиру при помощи реквизита, который я тоже собирала по друзьям и знакомым.


Концепция всей презентации проекта строилась на идее расследования места преступления. Очень важно было показать молодых и энергичных людей, которые непонятным образом оказались на званом ужине в Доме на набережной в 30-е годы. Так фотосессия разделилась на этапы: коктейль, ужин, танцы, чай, побег. Мы имитировали классическое советское застолье в достаточно обеспеченном доме. В начале гости развлекают себя игрой на музыкальных инструментах, беседой, книгами, игрой в шахматы. Атмосфера при переходе от одной сцены к другой нагнетается все сильнее, так как они начинают исчезать один за другим. Такое исчезновение отражает суть всей концепции – люди вырваны из общества, но все остальные ведут себя как ни в чем ни бывало, как будто бы ничего не происходит.



В моей фотосессии есть главная героиня, хозяйка вечеринки, которой единственной удается сбежать. Побег олицетворяет надежду и веру в то, что стирание из жизни – не единственный вариант развития событий, есть спасение.

Я старалась использовать интерьер и окружающую обстановку для поддержания образов и атмосферы фотосессии: в каждой сцене есть фотографии самой вечеринки и есть фотографии «места преступления» с инвентаризацией предметов мебели и обстановки. Очень важная деталь - вся мебель в Доме на набережной была пронумерована и посчитана, жители приходили туда ни с чем, уходили тоже налегке, мебель оставалась, ждала следующих жильцов. Формализм отношения к человеку как к единице, которая просто «учитывается» в документах, я постаралась отобразить в форме своего лукбука. Это достаточно толстая книга с фотографиями как вещественными доказательствами, рукописными пометками воображаемого следователя, документами по учету предметов, с их номерами, печатями и штампами. Почти все луки фигурируют в съемке в начале и поочередно вырезаются из кадра для демонстрации исчезновения. И только финальный лук приберегается для побега, так как он и есть символ свободы духа.



Конечно же, при таком обили концептуальных требований демонстрация одежды как таковой отошла на второй план. Я посчитала, что в моем случае идея важнее. Также мне очень повезло с командой, с которой мы работали над этим проектом: было задействовано в общей сложности более 25 человек. Самое потрясающее, что все эти люди поняли и приняли идею и концепцию проекта, горели им, любили его почти так же, как и я, а это особенно важно для творческих съемок, когда ты не уверен в результате, но хочешь рискнуть.


Анастасия Павлович


Поскольку я многое в проекте связала с ЗИЛом, то промышленная застройка начала XX века была самым очевидным вариантом для локации. Я выбрала территорию завода «Кристалл» в первую очередь из-за того, что там были рельсы – ключевая локация задуманной мной съемки. В общем, я нашла то место, где мой «солдат» наперевес с вещмешком и развивающимися полами пальто уходит по рельсам вдаль.


Для съемки также очень важно было найти соответствующие бренду, теме и концепту лица. Я нашла Аню Портнову и Яну Калачеву, вместе я их видела, как «фронтовых сестер». Этим термином я обозначила их, как людей, сближенных страшными обстоятельствами и приобретших схожие черты.

Организация такой съемки для меня была абсолютно новым опытом, потому что «живая» локация подразумевает и переговоры с дирекцией, и обязательный запасной вариант на случай отказа или очень плохой погоды, ведь мы снимали в январе, когда погода совершенно непредсказуема и не поддается долгосрочным прогнозам. До самого последнего момента не было уверенности, что мне разрешат съемку, даже представлялись разные кошмары: например, как меня просто не пускают в день съемок на завод. Морально я была готова и к такому повороту событий.


Но все получилось в тот день лучше, чем я ожидала. Мне очень повезло сотрудничать с фотографом Ренатой Гариповой – она чувствует кадр совершенно особенно. Ей не нужно было объяснять вещи, которые я как дизайнер одежды не могу перевести в формат, понятный фотографу. Именно поэтому для съемок мы готовили бриф с вариантами локаций, референсами по свету и опциями поз с примерами из лукбука AllSaints, чтобы передать атмосферу бренда вместе с собственным видением проекта. Составление такого брифа с подробным планом съемок, контактами всех участников и их задачами является очень важным этапом планирования этого этапа создания коллекции и очень упрощает коммуникацию в команде.


Погода была не самой холодной, но очень снежной, и отснять детали было затруднительно. Вдобавок мы хотели отснять все и на черно-белую пленку, чтобы потом добавить в лукбук атмосферные фото. Часть плана с пленкой изменилась по техническим причинам, мы не смогли найти общий язык с камерой и поменять в ней пленку без участия хозяина фотоаппарата, поэтому на пленку снимали позже в этот же день на задворках Artplay, которые тоже выглядят весьма индустриально. Потом я училась проявлять пленку, рисовать проявителем, чтобы получить атмосферные фото для фона лукбука.


Комментарии

Читать на эту тему