Как рынок поддельных дизайнерских вещей влияет на Европу, США и Китай
  • 1642

Как рынок поддельных дизайнерских вещей влияет на Европу, США и Китай

Рынок поддельных дизайнерских вещей начал формироваться еще сто лет назад. В конце 1890-х Чарльз Уорт, которого называют родоначальником кутюра (и чью эпоху в один момент завершили Comme des Garçons), первым начал вшивать бирки с именем бренда с изнаночной стороны вещей. Так Уорт боролся с растущим количеством реплик. Если во Франции, на родине бренда, все его изделия были защищены законом, то за ее пределами желающие скопировать дизайн располагали полной свободой действий.

Сейчас ситуация на европейском рынке такова: по состоянию на 2015 год по вине производителей фейка бренды из ЕС недосчитались 10% всей выручки – около €26 млрд. Бюджеты европейских государств при этом недополучили €8 млрд налогов и социальных отчислений. Потери от одного только неуплаченного НДС составили €3,7 млрд. Такие данные в своем исследовании опубликовало Ведомство интеллектуальной собственности Европейского Союза – один из главных европейских институтов, занимающихся вопросами торговли подделками, в том числе и в индустрии моды. Ожидаемо, что сильнее других пострадала итальянская индустрия – там бренды недополучили €4,5 млрд. Стоит отметить, что при оценке таких убытков учитывается не цена подделки, а рыночная стоимость оригинальной вещи.

Интересно, что ведомство подсчитало и недополученную выручку компаний из смежных секторов экономики, например животноводства и химической промышленности. Эта сумма составила €17 млрд. Если сложить ее с упомянутыми €26 млрд, которых недосчиталась индустрия моды, то мы получим €43 млрд – общие потери европейских компаний от фейка по всем связанным отраслям.


Мировой рынок демонстрирует похожие показатели: по данным Мировой таможенной организации 10% товарооборота в индустрии моды составляют подделки. ОБСЕ оценивала мировой рынок поддельных товаров в $450 млрд. По оценкам организации, 20% этого числа приходится на одежду, 5% на часы и 10% на парфюмерию и косметику. Однако в силу невозможности отследить общее количество сделок и из-за отсутствия общих метрик, которые могли бы быть выработаны на уровне правительств или независимых организаций, оценки объема рынка разнятся. Международная торговая палата оценивает рынок в $1,77 трлн – от этих же данных отталкивается IACC, одна из главных независимых организаций, противодействующих индустрии фейка. При этом The Wall Street Journal, ссылаясь на данные правительственных и деловых источников, оглашает другую оценку – от $250 млрд до $600 млрд. WSJ также утверждает, что среди конфискованных властями США по стоимости лидируют часы, драгоценности и сумки.

О похожей структуре ассортимента рассказывает и The Economist, однако в добавок сравнивает ситуацию в США и ЕС. Объем конфискованных в США товаров индустрии моды составляет $1,2 млрд, в Европе – $1 млрд (€768 млн). Если объем поддельной одежды в Америке и Европе сопоставим (около 10% от общего количества), то объем контрафактных сумок в США оказывается примерно в 3 раза больше европейского.


Потребительский ресурс Racked справедливо констатирует, что увлечение фейковыми сумками – наследие логомании 1990-х годов, до сих пор имеющей силу. «Производство подделок достигло пика, когда бренды начали украшать своим лого буквально все подряд. Вспомните Chanel, Louis Vuitton, Fendi», – говорит ассистент куратора Нью-Йоркского колледжа Fashion Institute of Technology. Действительно, согласно отчету Организации экономического сотрудничества и развития, Louis Vuitton входит в тройку наиболее часто подделываемых брендов в мире. Его опережают лишь Nike и Rolex.

Однако главное отличие США и ЕС даже не в ассортименте конфискованных товаров. Если в США наказуема лишь продажа подделок, то во Франции за покупку поддельной вещи можно получить штраф вплоть до €300 тыс или тюремный срок до трех лет, а в Италии удастся отделаться только штрафом. Однако британское правительство, например, отказалось подводить покупку подделок под статью.


Потребляющий до половины всего мирового люкса Китай является одновременно и главным производителем фейковых дизайнерских вещей. По данным упомянутой Организации экономического сотрудничества и развития, на его долю приходится 63% всего объема перехватываемых подделок. Далее следуют Гонконг (21,3%), Турция (3,3%) и Сингапур (1,9%). В исследовании также говорится, что зачастую копии производятся на фабриках, которые прежде выполняли заказы для копируемых брендов. При этом один из главных объектов для претензий со стороны производителей оригинальных товаров – китайский холдинг Alibaba и его торговые площадки, позволяющие китайским пользователям продавать вещи по всему миру.

The Economist оценивает количество продавцов фейка на площадке в 8,5 млн аккаунтов. У одного из них холдинг Kering, владеющий Gucci, купил поддельный товар этого бренда с доставкой в Нью-Йорк – после чего мгновенно начал судебное разбирательство против Alibaba. Однако претензия Kering еще и в том, что система фактически подстегивает потребление фейка. По словам холдинга, она предлагает поисковые запросы, заточенные под покупку подделок: при вводе слова «replica» в строку поиска, система автоматически даст подсказку – «replica watches».

В свою защиту основатель Alibaba Джек Ма утверждает, что в штате компании 2000 сотрудников, отслеживающих и закрывающих аккаунты с поддельными товарами. Отслеживающие фейк команды есть и у больших холдингов: у LVMH в нее входят 60 человек, у Richemont – 30.


Интересно, что в одном из своих докладов упомянутое Ведомство интеллектуальной собственности Европейского Союза напрямую связывает торговлю фейком – в том числе одеждой – и доходы экстремистских группировок. Ведомство заявляет, что часть финансирования некоторых крупнейших группировок идет от торговли контрафактом и приводит в пример раскрытые случаи. Стоит отметить, что об этом еще в 2004 году заявлял и Интерпол.


По данным компании Netnames, чьими клиентами являются Hermès, adidas и Asos, мировой рынок фейка за год вырос на 15% – причем на столько же выросли и онлайн-продажи подделок. В дальнейшем к онлайну и будет обращено основное внимание больших люксовых холдингов. Если оффлайн это скорее прерогатива таможенников и силовиков, то борьба с фейком на торговых площадках в интернете – наиболее эффективный способ для LVMH, Kering и Richemont снизить уровень недополученной по вине торговцев подделками выручки.



Комментарии

Читать на эту тему