Почему Восточная Европа – один из самых проблемных регионов для индустрии моды
  • 1486

Почему Восточная Европа – один из самых проблемных регионов для индустрии моды

Вещи с биркой «Made in Europe» с равной вероятностью могут быть сделаны как на фабриках Западной и Центральной Европы, так и на менее благополучных восточноевропейских производствах – причем в цикле создания одного и того же изделия могут участвовать по очереди и те, и те. Так появляются вещи с лейблами «Made in Italy», однако сделанные в Италии лишь частично. Мы разобрались, как на это смотрит законодательство, в каких условиях вынуждены работать специалисты текстильной индустрии Восточной Европы, отшивающие заказы для крупнейших премиальных и массовых марок, и какой возможен выход из ситуации многочисленных нарушений прав человека.


Почти 30 лет в Европе функционирует Clean Clothes Campaign – крупнейшая организация по защите прав работников текстильной индустрии. В нее входят профсоюзы и правозащитные организации из пятнадцати европейских государств – от Финляндии до Италии. CCC ежегодно выпускает аналитические отчеты по состоянию условий труда в индустрии производства одежды, которые порой больше напоминают левацкие манифесты – на то есть причины.

Один из последних отчетов Clean Clothes Campaign посвящен условиям труда специалистов текстильной индустрии в Восточной Европе – наиболее сложном из европейских регионов с точки зрения соблюдения прав работников производств. Итог исследования неутешительный: то, что вещи с бирками «Made in Europe» производятся в более хороших условиях по сравнению с Китаем – «миф», заявили в CCC. По данным организации:

– Размер заработной платы штатных сотрудников некоторых текстильных предприятий в восточноевропейских странах не дотягивает до минимального установленного законом: €129 при норме €139 в Болгарии, €100 при норме €140 в Албании на момент исследования.

– Минимальный размер оплаты труда в некоторых восточноевропейских странах не дотягивает до уровня Азии: например €71 в Молдове и €111 в Македонии против €175 в Китае и €196 в Малайзии на момент исследования.

– Минимальный установленный законом размер зарплаты во многих случаях – потолок. Но чтобы получить даже эту норму, множеству опрошенных работников необходимо перерабатывать и выходить на работу в нерабочие дни.

– С учетом переработок сотрудники текстильных предприятий проводят на рабочем месте до 200 часов в месяц; аналитикам Clean Clothes Campaign известны случаи, когда эта цифра достигала 400 часов при условии среднего для Восточной Европы значения около 160 часов в месяц или около 40 часов в неделю. Однако по данным Forbes, даже 40 часов – самый высокий показатель по Европе: во Франции в среднем работают по 35 часов неделю, в Дании – по 37.

– Имеют место случаи дискриминации: работники зачастую не могут взять отгул или больничный, женщины не могут уйти в декрет под угрозой лишения работы.


Общее количество зарегистрированных в странах Восточной Европы текстильных фабрик превышает 60 000 – на них по данным Clean Clothes Campaign свои заказы размещают крупнейшие мировые марки: от Prada до Benetton. При том, что CCC оценивает восточноевропейских текстильных работников как «высококвалифицированных», часть из них вынуждена вести подсобное хозяйство или устраиваться на вторую работу, чтобы иметь возможность прокормить себя и семью – уровень дохода не покрывает базовые потребности, необходимые для существования. Стоит отметить, что по данным Eurostat, среди стран ЕС по количеству населения за чертой бедности лидируют Болгария и Румыния – этот показатель колеблется на отметке 40%. Также в первую десятку вошли Венгрия и Хорватия, где эта доля чуть превышает 30%. Понятие «за чертой бедности» означает, что ежемесячный доход человека составляет менее 60% от среднего дохода по стране.


Один из наиболее ранних найденных нами докладов Clean Clothes Campaign, освещающих ситуацию в Восточной Европе, датирован 2004 годом и выпущен при поддержке французского Фонда защиты прав человека на производстве. Примечательно, что даже в 2004 году CCC заявляет, что «ничего не изменилось» – по словам организации, ситуация не стала лучше даже по сравнению с 90-ми годами XX века. «Почему мы вообще должны задумываться о восточноевропейских швеях?» – говорится в отчете – «Потому что от 70% до 80% всей произведенной в Восточной Европе одежды экспортируется в ЕС».

Почему исторически стало выгодно производить вещи в Восточной Европе? В начале 90-х национальные валюты восточноевропейских государств значительно обесценились – низкие курсы сделали торговлю и производство привлекательными для стран Западной Европы и США. Италия, Голландия и Швейцария стали отдавать производство одежды на аутсорс в руки восточноевропейских фабрик.

Производители начали пользоваться преимуществами так называемой торговли с внешней переработкой. Применительно к обуви The Guardian описывает эту схему так: компания кроит вещь в стране A, затем экспортирует раскроенные части в страну B с низким уровнем оплаты труда. Там изделие сшивается, а затем импортируется назад в страну A без уплаты импортных пошлин. При этом готовое изделие может быть промаркировано, как произведенное в стране А.

Такая схема разрешена правилами Всемирной торговой организации. Однако, во-первых, она создает среду для сокрытия настоящего происхождения готового изделия: о том, что неназванные итальянские производители прибегают к подобной схеме, помещая на конечный продукт бирку «Made in Italy», рассказал на недавней лекции профессор флорентийского университета Polimoda Николо Сбараглиа. Во-вторых, уменьшение издержек крупных компаний ложится на плечи работников восточноевропейской текстильной промышленности, получающих меньше, чем их коллеги из более благополучных регионов Европы. Британская правозащитная организация Labour Behind the Label называет торговлю с внешней переработкой «прямой дорогой к гибели с экономической и социальной точки зрения».


Единственным возможным выходом для восточноевропейской текстильной промышленности может быть создание профсоюзов – объединений, которые так влиятельны в Западной Европе. Их задача – лоббировать идею о том, что минимальный уровень зарплат в текстильном секторе должен быть не ниже, чем 60% от средней оплаты труда в странах, где этот параметр не достигается. Иными словами, зарплаты должны быть выведены выше черты бедности. Отпускные цены, по которым компании будут закупать готовые партии, должны рассчитываться именно с учетом таких зарплат. Это, пожалуй, наиболее безболезненный способ для работников индустрии бороться за свои права. Однако затем настанет черед владельцев производств, которые при положительном исходе должны быть готовы либо поступиться частью прибыли, либо пересмотреть контракты с крупными международными брендами, закупающими их продукцию.

Интересно, что мы не смогли найти в СМИ информации о несчастных случаях на текстильных производствах в Восточной Европе и о массовых выступлениях рабочих. The Guardian подтверждает, что ситуация в восточноевропейской текстильной индустрии действительно «мало освещается». Вероятные причины тому – и возможное нежелание производителей разглашать информацию, и отсутствие упомянутых профсоюзов, и малый доступ в эту сферу правозащитных организаций.



Комментарии

Читать на эту тему