Рик Оуэнс – о сумасшедших моделях, пенисах и своем главном страхе
  • 27.08.15
  • 2913

Рик Оуэнс – о сумасшедших моделях, пенисах и своем главном страхе

Журнал Surface опубликовал интервью с Риком Оуэнсом, которое мгновенно разлетелось по всем изданиям. Причина в том, что Оуэнс наконец прокомментировал инцидент, случившийся на показе осенне-зимней коллекции в июне. После шоу на backstage Рик ударил модель, прошедшую по подиуму с плакатом «Пожалуйста, убейте Ангелу Меркель – нет». К тому же, дизайнер поведал о предпосылках идеи показа прошлогодней осенне-зимней коллекции: тогда модели шли по подиуму с обнаженными половыми органами. В качестве бонуса – история о встрече с Игги Попом, признание в главном профессиональном страхе и рассказ о творческом процессе.

О конфликте с Джера

Я был невероятно взбешен в тот день. Я подумал: «Эй, это мой момент славы, а ты его испортил». Причина, по которой я ударил парня, заключается в том, что, не отреагируй я так резко, все бы решили, что акция была запланирована. В то время как каждый должен был знать, насколько сильно я не согласен с ней. Мне по душе драма, но не нравятся угрозы.

Я не разговаривал с ним после этого. Я думаю, что у него было что-то вроде помешательства. Он много пил и был эксцентричен, что делало его восхитительным. Но то, что он сделал, просто нелогично. Все принимали его в коллективе, он был обласкан людьми, относившимися к нему со всей нежностью. Сейчас они чувствуют по отношению к нему гораздо большую враждебность, чем я, потому что хотят меня защитить. Это был суицидальный поступок.

О показе коллекции AW14/15

Моя негативная реакция на Джера стала одновременно и моей самой большой проблемой. Когда я провоцирую, я всегда делаю что-то, что ассоциируется с добром и любовью. Даже когда я выпустил на подиум моделей с обнаженными пенисами. Идея была в том, чтобы показать мир, где нет понятия стыда. Почему родители учат своих детей, что пенис уродлив? Самые консервативные и страстные противники говорили: «Это отвратительно! Зачем кому-то показывать сморщенные мошонки?» А еще: «Почему они такие маленькие?» Самое удивительное, что второй мыслью всегда было «почему такие маленькие». Да кто вас учил, что он должен быть большим? И что он уродлив?

О творческом процессе

Создание коллекции – это непрерывный процесс, который начинается с заметок. Я пишу их в спортзале каждый день. Эскизов я не делаю. А мои заметки состоят из нескольких слов: например, «взрывающаяся пирамида». Я знаю, что имел в виду, какой силуэт представлял. Так что моя будущая коллекция изначально представляет собой списки, списки и еще раз списки. А когда приходит время идти на производство, я смотрю на свои записи, хватаю нужное и зарисовываю на месте.

О том, почему занимается модой

Мне самому интересно, почему. Иногда кажется, что из-за тщеславия. Почему я настаиваю на том, чтобы меня слушали? С другой стороны, каждый хочет быть услышанным. Мне кажется, что это наша основополагающая мотивация. А диалог связывает нас друг с другом. Я что-то говорю, люди отвечают, я слушаю, затем снова отвечаю. На это подсаживаешься. Это мош: я бросаюсь в толпу, она поглощает меня, мне нравится сталкиваться с другими потными плечами – я чувствую контакт. Конечно, в этом есть доля лицемерия. Я говорю, а люди отвечают мне, покупая мои вещи. И тем не менее это тоже диалог.

О встрече с Игги Попом

Это было в мексиканском баре для трансов. Он находился в Ла-Брея, но выглядел, как тихуанский. Там всегда было шумно и весело. У Мишель (жена Рика Оуэнса – прим. ред.) был ресторан вверх по улице. Иногда после закрытия мы шли в тот бар выпить и потанцевать. Один раз там было на удивление пусто, мы были на танцполе, а рядом танцевал скрючившийся невысокий человек – это был Игги Поп. Это был единственный раз, когда я видел его вживую. Он танцевал с какой-то азиаткой, я – с Мишель. Я сказал ему что-то вроде: «Эй, рад тебя видеть». И все. Я просто был очень пьян и не хотел сболтнуть что-нибудь глупое.

О своем главном профессиональном страхе

Я зашел так далеко, как не мечтал зайти. Если завтра все развалится, я все равно останусь в выигрыше. Это действительно меня не сильно беспокоит. У меня достаточно средств для того, чтобы остаться на плаву, даже если все разрушится.

Меня всегда заставляют нервничать дизайнеры, которые в один момент делали что-то очень осознанное и актуальное, а потом остановились и перестали двигаться дальше. Это выводит меня из себя. И одновременно кажется мне неизбежным. Мне нравятся дизайнеры, которые упорно продолжают гнуть свою линию. Но в то же время, когда я вижу на улице вещи, которые напоминают мне мои, мне начинает казаться, что это конец. Я не знаю, когда меня постигнет крах, возможно, этот процесс уже запущен.

Фото: Surface, Dazed&Confused, Gallery Aesthete

Комментарии

Читать на эту тему