Основатель StyleZeitgeist – о запуске успешного онлайн-проекта и поиске себя
  • 22.09.15
  • 1776

Основатель StyleZeitgeist – о запуске успешного онлайн-проекта и поиске себя

Евгений Рабкин, профессор нью-йоркской школы дизайна Parsons и основатель форума StyleZeitgeist, сотрудничавший с Vogue, Business of Fashion и еще рядом изданий, дал интервью онлайн-ресурсу 1Granary, а мы выбрали лучшие цитаты. Об учебе, работе, еще раз учебе, и состоянии дел в индустрии.

Об образовании и поиске себя

Мои родители – русские, и я, соответственно, тоже. Мы переехали в США из Беларуси в поисках лучшей жизни. Мне хорошо давалась математика, поэтому я задумывался над карьерой в финансовой сфере. В итоге я получил экономическое образование, выпустился и начал работать на Уолл Стрит. Я делал свою работу хорошо, но главная проблема – тамошнее окружение. Это просто смерть, смерть души. Я там ничему особо не научился. Да, я там по-настоящему заинтересовался экономикой. Но я и сейчас ей интересуюсь, потому что она влияет на нас всех.

Через пять лет такой работы у меня настал период поиска себя. Я думал, что надо идти учиться дальше, предпочтительно куда-то с гуманитарным уклоном. Уже тогда я интересовался модой, но писать о ней мне не хотелось. Мне нравилось, как о моде пишет The New Yorker. Я думал: «Почему таким языком не пишут авторы модных журналов?».

Так или иначе, я поступил в Parsons, отучился на журналистском и написал диссертацию о восприятии моды с точки зрения хорошего и плохого вкуса. Мой научный руководитель, прочитав ее, посоветовал мне идти преподавать. Так я стал профессором нью-йоркской школы дизайна Parsons – обучал студентов журналистике и критике моды.

О запуске StyleZeitgeist

Помню, как я сидел на форуме The Fashion Spot, на который наткнулся почти случайно. Там были знающие люди, которые обсуждали всех прогрессивных дизайнеров. Я стал там активным пользователем, заработал определенную репутацию, но по прошествии определенного времени был забанен. На The Fashion Spot было много разговоров о моделях и знаменитостях, которые меня абсолютно не увлекали. Мне приходилось сквозь это все продираться, хотелось чего-то эстетского. Тогда я решил запустить StyleZeitgeist. Во многом это был процесс поиска близких по духу людей.

Мне всегда нравились пост-панк и индастриал. Я пришел к моде через музыку. Когда я впервые увидел вещи Анн Демельмейстер, я чуть с ума не сошел. Я всегда хотел носить такое, просто не знал, что такая одежда существует. Так вот, с Демельмейстер связана отдельная история.

Однажды на форуме мне написал абсолютно незнакомый парень. Он представился редактором издания Haaretz – это как The New York Times, только в Израиле. Посреди разговора я в шутку написал, что если ему нужен кто-то, кто может писать о моде, то я могу пригодиться. Он попросил меня прислать ему какой-нибудь текст, и я выслал одно из сочинений студенческих времен. Через час он написал, что я принят на работу. В качестве темы первого материала он предложил интервью с основателем [культового нью-йоркского магазина] Atelier. Я все сделал, ему понравилось и он спросил, чего я хочу еще. Я ответил, что хочу поговорить с Анн Демельмейстер. Никаких проблем, готово. Это был мой второй материал. Мы с Демельмейстер мгновенно сошлись – нам нравились одни и те же вещи, у нас был одинаковый культурный бэкграунд. Все вышло как нельзя лучше, и следующим человеком, у которого я взял интервью, был Рик Оуэнс. Я прислал ему наш разговор с Анн, и он согласился на интервью.

Так или иначе, параллельно я продолжал развивать StyleZeitgeist. На самом старте я пригласил туда 12 человек, а сейчас там зарегистрировано 6000 пользователей. И еще столько же регулярно его читают. В целом, количество просмотров перевалило за миллион. Форум постепенно перерос в печатный журнал. Офис находится у меня дома, я сам всем управляю. Быть начальником самому себе и не перед кем не отчитываться – роскошь, за которую я так долго боролся.

Об обучении профессиям, связанным с модой

Сейчас из университетов выпускается огромное количество дизайнеров одежды. В 80-х все хотели быть художниками, в 90-х – музыкантами, а сейчас все хотят быть дизайнерами. Рик Оуэнс сказал, что дизайнеры – новые рок-звезды. Рынок стал больше, но выпускников стало еще больше. Куда пойдут эти ребята, когда выпустятся?


Комментарии

Читать на эту тему