Бертран План: никто не учит нас жить в настоящем
  • 20.10.10
  • 547

Бертран План: никто не учит нас жить в настоящем

Бертран План, французский художник-деконструктивист рассказал Дмитрию Коновалову о петербургской арт-сцене, идее в искусстве и рациональности

Бертран План первым делом справляется, есть ли я на Facebook. Добавляет меня в друзья и включает на Youtube ролик с концертной записью певицы Далиды...

Б.П.: Знаешь Далиду? Это знаменитая французская певица 1960-1970-х. Она хотела умереть на сцене…
Be-in: Любишь старую музыку?
Б.П.: Пожалуй, старая нравится мне больше.
Be-in: А если говорить о твоих взглядах в общем, тебя больше интересует прошлое или будущее?
<Bertrand planes>
Б.П.: Настоящее. В школе нас учат, как жить в будущем, задаваться целями. Но никто не учит нас жить в настоящем.
Be-in: Ты ставил себе цели в жизни?
Б.П.: Конечно. Я хотел быть художником, выставляться в галереях.
Be-in: А сейчас есть цели?
Б.П.: Жить настоящим – это моя цель. Хотя, сейчас я бы мог поставить себе цель пожить в Санкт-Петербурге месяцев шесть.
Be-in: Тебе так понравился город? Где ты был сегодня?
Б.П.: Сегодня я был на «Красном Знамени» (выставочная площадка на Пионерской улице – прим. ред.). Я уже выставлялся там некоторое время назад – принимал участие в проекте «Непокоренных» «Пространство тишины».
Be-in: Тебе нравится, что происходит на петербургской арт-сцене?
Б.П.: К сожалению, плохо с ней знаком. Но все, что я уже видел, по атмосфере напоминает мне Берлин. Здесь чувствуется много свободы. Такой свободы, которой нет, скажем, в Париже. Искусство там подчинено законам рынка и, в основном, все проекты – коммерческие. В Берлине все по-другому. У меня там много друзей, и, когда у меня есть возможность, я еду к ним выпить пива и поиграть во фрисби.
Be-in: Расскажи про инсталляции в белом. Что нам стоит оценить кроме отличного технического исполнения?
Б.П.: Самое главное в них для зрителя – живой опыт. Когда мы пересказываем его или показываем на фотографиях, люди могут его понять, но никогда не станут его участником. Люди должны тоже его пережить. Язык хорош, чтобы передать, к примеру, что ты голоден, но на более глубоком уровне его уже недостаточно. Я считаю, что искусство – в первую очередь, это опыт, который все могут получить.
Be-in: Но при этом ты закладываешь и метафору…
Б.П.: Существует не одна реальность, их множество. Мы выбираем себе их сами. Никто не может сказать, правда это или нет. Никто не знает, в чем основа. Что здесь делаем. Люди сдерживают силу своих возможностей. Но и никто не может нас научить этому.

Be-in: Как ты относишься к точке зрения, что искусство не должно быть понятно, что главное испытать эмоцию?
Б.П.: Эмоции – это лишь составляющая. Мои проекты основаны и на эмоции, и на идее. И их не разделить. Эмоции и идея – мы должны выдержать баланс – это как инь и ян, рациональность и нерациональность, наука и искусство. Конечно же, люди и должны понять и испытать впечатление. Я работаю так. Это как лекарство – сладкая оболочка и химия внутри. Если есть только химию, это не так вкусно. Нужно немного «сахара», чтобы установить связь.
Be-in: Тебе нравится стоять и раздумывать над произведением искусства?
Б.П.: Нет. Мне жалко на это времени. Если я не понял идею сразу, то я не стану и пытаться. Все должно быть ясно и идея должна лежать на поверхности. Если она слишком глубока и непонятна, то это эгоизм автора. Художник должен уметь вести диалог.
Be-in: Используя какие-то современные девайсы как часть своих произведений, до зрителя достучаться проще, чем нарисовав картину?
Б.П.: Все зависит от темы. Моя тема – рациональность, научность, технологии, хай-тек. Я использую то, что есть под рукой у каждого, и каждый смог бы создать подобную модификацию. Не нужно иметь много денег, просто нужно представить другую реальность. Лампа, которая не дает света, но играет музыку – это не то, что мы видим обычно, но это не так уж далеко от нашей жизни. Наша реальность должна существовать, но существует и множество других. Жизнь это игра – разве нет? Шутка. И не стоит воспринимать все слишком серьезно. Мы свободны. И можем менять свое мнение каждую секунду кардинально. Не нужно так сильно возносить логику – это всего лишь инструмент. Наука – это всего лишь инструмент. Мы ищем ответы, как дети, которым необходимы родители. Пора меняться. Может, пора перестать задавать вопросы? Может, вопросы – это дерьмо? Может, постоянный поиск ответов – это болезнь? В мире никто не ищет ответов, кроме людей. А мы в меньшинстве, знаете ли…

Be-in: Я думал о том, что бы твои работы могли дать миру. Кажется, я получил ответ…

Б.П.: Пожалуй, да. Потому что люди по всему миру занимаются вечными поисками, гадают, что же дальше. В постоянном переходе из этапа в этап, из роли в роль. Это немного угнетает.
Be-in: А зачем ты скрещиваешь предметы?
Б.П.: В нашем сознании это становится своего рода лабиринтом. Мы пытаемся найти связь между музыкой, светом, пространством и т.д.

Be-in: Это протест рациональности?

Б.П.: Я пытаюсь пройти сквозь барьеры сознания. Если изменять что-то у себя в голове, реальность вокруг тоже начнет меняться. Представьте, что вся реальность, как в компьютере, существует в виде нулей и единиц. Но я верю, что между ними есть еще что-то. Мы можем войти в это пространство и открывать новые двери. Между светом и звуком есть нечто. Оно абстрактно, но оно есть. В молодости я мечтал быть программистом, и в моей жизни, как в компьютере, все было в виде «0» и «1». Это было моим образом мышления. Но я повзрослел и понял, что мир не такой. В нем много таких пустот, в нем есть бесконечности… Мы не всегда можем это представить, но этого в нашем мире полно! Мне нравится говорить об этом. Мы живем и в мире пустоты и должны познать эту сторону.

Be-in: После этого ты не разлюбил технику?
Б.П.: Машины делают мир очень примитивным. Это всегда либо «0», либо «1», либо «On», либо «Off». А ведь мир гораздо богаче. Мы забываем о «пустоте» и «бесконечности». Технологии – это классно, но это просто игра.

Be-in: Мы по-настоящему повзрослеем, когда научимся видеть что-то, кроме «0» и «1»?
Б.П.: Да, но это сложно. Инсталляция со шваброй, которую поддерживает воздушный шарик именно об этом. Нужно приложить усилия, чтобы удержать баланс. Ведь шарик не обладает такой силой, он дает лишь немного энергии извне. Мы должны находиться и не в прошлом, и не в будущем, а между ними – в сегодняшнем дне. В настоящем ты не задаешь вопросы. Когда ты задаешь, ты далеко от самого себя – ты в прошлом или будущем, но не здесь. В настоящем жить чертовски тяжело! («Fucking fucking fucking hard!»). Но я пытаюсь.

Беседовал Дмитрий Коновалов

Комментарии

Читать на эту тему