Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая
  • 14.07.11
  • 1226

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

В Петербурге открылся независимый книжный магазин, ориентиром для которого стал московский «Фаланстер», но его создатели идут дальше и пытаются делать не просто лавку с книгами, а место для чтения и общения

Один из дворов, где располагается 28-й дом по набережной реки Мойки, с недавних пор стал пристанищем для ценителей интересной, редкой и специализированной литературы – здесь работает магазин «Все свободны». По легенде, когда-то в этом помещении был гараж для карет, а в не столь далекие времена – творческая студия мастер-классов, обучавшая взрослых мыловарению, основам гончарного мастерства и многому другому. Теперь тут продают книги, работает арт-галерея «Красиво» и чайная комната «Buenos Ёжикas». Хорошего здесь действительно много: приятная и дружеская атмосфера, есть где посидеть и, что немаловажно, лояльная ценовая политика – «Все свободны» пытается стать местом с самыми недорогими книгами в городе, противопоставляя себя большим сетям.

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Be-in поговорил с теми, кто открыл этот магазин: Артемом Фаустовым и Любой Беляцкой, двумя молодыми людьми, которые внешне не так уж похожи на «книжных червей», но искренне влюблены в литературу.

Расскажите про название, откуда оно взялось?

Артем: Название придумала Люба в процессе мозгового штурма. Мне оно сразу понравилось, философия названия отражена в его буквальном смысле,– хотя можно видеть здесь и некоторую игру слов. Многие привыкли воспринимать «Все свободны» как устойчивое идиоматическое выражение.

Книжный магазин «Все свободны»
www.vse-svobodny.com
vsesvobodny@gmail.com
+7-904-632-90-52

Люба: Да, в прямом значении – мы все свободны. Недавно у меня спрашивали про идеологию, и я ответила, что наша идеология – «Живи, как хочешь, думай, что хочешь, делай, что хочешь», – как пела группа «Кирпичи». Кстати, а как вам название?

Отличное. И очень хорошо, что не «Фаланстер в Петербурге».

Артем: Само по себе это название было бы хорошее, просто надо делать своё. Организаторы московского «Фаланстера» с нами солидарны.

Люба: Многие отмечают, что наш магазин напоминает «Фаланстер» до пожара. Только там было более трэшово, что ли. Хотя я считаю, что у нас и так достаточно трэшово. У меня ведь совсем другой взгляд – я знаю, чего приблизительно хочу, как здесь будет через год. Кто-то думает, о, уже неплохо, а я думаю – о-ой, сколько здесь еще всего надо переделать!

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

А кроме этого, на какие примеры вы еще ориентировались?

Люба: На меня повлияли небольшие независимые магазинчики в Европе. Я поехала набираться опыта в Германию, и ходила по всяким маленьким проектам. Их там очень много! Люди делают места для себя, – это и кафе, и бары, и магазины. Там есть крошечные, два на два квадратных метра места, где, скажем, сидит старый анархист с большой-большой собакой, которая еле ходит. И он торгует мылом, листовками и какой-то одеждой, – от всего этого страшно пахнет, но ты прёшься, потому что понимаешь – за этим человеком никто больше не стоит! Ты разговариваешь с ним, и понимаешь, что он сам создал это место и живет там целый день.

Артем: Так и мы – пытаемся сами создавать себе образ жизни.

Уровень развития независимой культуры в Европе, несомненно, высок – с этим связано и число политически активной молодежи. Почему в России все получается совершенно иным образом?

Артем: Контркультурное сознание в Европе воспитывалось поколениями...

Люба: Это не контркультурное сознание! Это обычное гражданское сознание. Люди там говорят о политике, как об обычных вещах – работе, учебе, повседневном быте. Их не отучали думать, и они стараются понять, как функционирует общество. Все книжные магазины вовлечены в гражданские инициативы: в них развешивают плакаты с призывами к демонстрациям, например, против «Большой Восьмерки» или Международного экономического форума. Да и демонстрации там совсем другие. У нас же интерес к политике почему-то считается контркультурой.

Артем: Здесь долгое время обсуждение политики было под запретом, все привыкли к тому, что это какой-то нонконформизм. А ведь, если подумать, в чем-то это даже конформизм – когда люди объединяются и поступают согласно своим собственным интересам, пытаются их отстаивать. Общество сразу напрягается, считая, что люди, которые пытаются что-то делать, идут против его устоев, а зачастую, наоборот: они как раз защищают интересы общества.

Люба: То, что у нас называется политикой – это балаган. Это цирк и представление, без каких-либо альтернатив, или, по крайней мере, альтернативы официально нигде не транслируются. Люди не хотят в этом участвовать. И когда они слышат слово «политика», то думают – это как-то связано с тем, что происходит в телевизоре. А на самом деле политика – то, что происходит вокруг нас. Когда ты подметаешь свой двор – это политика, это значит, что тебе не наплевать на свой двор. И то, чем мы занимаемся здесь, во «Всех свободных» – тоже своего рода политика.

Артем: Если говорить точнее, то мы – структура, которая старается быть немножко вне традиционных капиталистических отношений. Схема обычного маркетинга: быть успешным, заработать, развиться, открыть второй филиал, потом сделать сеть магазинов, открыть свое издательство, – мы видим примеры каждый день. И я рад за многих, но они думают, что заработают денег и смогут позволить себе все то, что дают деньги. На мой взгляд, это какие-то призрачные цели.

Чайная «Buenos Ёжикas»
www.ezhikas.ru
+7-905-226-03-53

Это ситуация на книжном рынке "мэйнстрима". А каким вы видите независимый книжный рынок, что с ним сейчас?

Артем: Он есть, и находится на начальной стадии развития, – но двигается вперед благодаря таким людям, как тот же Борис Куприянов (основатель московского «Фаланстера»,- прим ред.), мы не можем его не упоминать..

Люба: Это наш Бог! Аллах велик? Куприянов велик!

Артем: Вспомним недавние события. Независимая книжная ярмарка, состоявшаяся в Перми, получила восторженные отзывы от всех, кто там был. Книги некоторых издательств кончились в первый день – настолько люди соскучились по нормальной литературе. Видно, что это направление рынка развивается, но медленно. Я недавно общался с человеком из Краснодара, который сказал, что у них нет ни-че-го. И таких городов очень много.

А как быть писателю или поэту, только-только написавшему книгу, какова должна быть его стратегия?

Люба: Публиковать в Интернете с возможностью добровольных пожертвований в электронном виде. Я знаю двух авторов, которые в какой-то момент устали стучаться в издательства, потому что тем интересны только уже кем-то раскрученные авторы. Эти двое заработали за три месяца гораздо больше, чем за год.

Артем: Это как группа Radiohead и принцип «Set Your Own Price» («установи свою цену»,- прим. ред.).

Люба: То, что ты написал книжку, ещё совсем не значит, что её можно читать, что это не твоё графоманское творчество. Лишь одного такого поэта или писателя из тысячи можно читать не плача (в плохом смысле). Издателю, как правило, достаточно одной страницы, а иногда и одного названия, чтобы все понять. Например, Фигль Мигль, новый автор издательства «Лимбус-пресс», как он туда попал? Его тексты просто прислали на электронную почту – туда, куда сваливается все это сетевое безумие.

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Опишите вашу аудиторию - посетителей, читателей.

Артем: У меня целых два портрета. Посетитель – думающий человек от двадцати до тридцати лет, с высшим образованием, или получающий высшее. Но это посетитель, а более заинтересованный покупатель – это, как правило, уже получивший высшее образование человек среднего возраста, тридцати-сорока лет. Он знает, что ему нужно для самообразования, обладает вкусом, любит книги, и, может быть, собирает собственную библиотеку.

Люба: Это наш любимый покупатель. Людям такого возраста, от тридцати до сорока, здесь очень хорошо! Они уносят огромные сумки – цены таковы, что ты можешь приобрести сразу много книг, и среди них есть действительно редкие. А еще есть много молодых людей, которые читают книги, интересуются интеллектуальной литературой и новинками разных независимых издательств.

Артем: Для них мы предоставляем не только место, где можно приобрести книгу, но место, где можно потусоваться. В альтернативном ключе – нет никакого алкоголя, казалось бы, что здесь делать? Но люди приходят и сидят целый день, пьют чай, листают, читают, разговаривают...

Галерея «Красиво»
(812) 642-56-76
+7-911-982-90-82
sovetnik.spb@gmail.com

Подходит молодой человек, спрашивает: «не подскажете, почитать-посидеть можно»?

Артем и Люба (хором): Пожалуйста!

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Какие книги, или современных авторов надо прочитать, чтобы стать такими же умными, хорошими и интеллигентными, как ваши посетители?

Артем: Пепперштейн точно. Прилепин, который, после получения премии «СуперНацбест», надеемся, станет звездой – потому что он этого заслуживает безусловно. Очень сильный автор, который является украшением российской словесности.

Люба: Если говорить конкретно, то Михаил Елизаров, «Библиотекарь». Как говорит Андрей Аствацатуров – лучшая книга десятилетия.

Артем: Из зарубежной литературы – Бен Элтон, «Слепая вера». Книга не так уж сильна по своему языку, но автор возродил жанр антиутопии в его первозданном значении. Даже с реминисценциями – действие там происходит в 2084 году.

Люба: Да, она очень хорошая. Я вообще скажу так: вы узнаете, что вышла антиутопия – сразу же прочитайте. Узнали, что вышел фильм про зомби – сразу же посмотрите. Такие вещи надо обязательно отслеживать!

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Все свободны: Артем Фаустов и Любовь Беляцкая

Над материалом работали Дмитрий Ромахов и Ольга Смирнова.

Комментарии

Читать на эту тему