Суперслет: Руководители «Солянки» и «Дома Быта» о будущем клубной индустрии и рейвах 1990-х
  • 10.09.14
  • 4764

Суперслет: Руководители «Солянки» и «Дома Быта» о будущем клубной индустрии и рейвах 1990-х

В субботу, 13 сентября, творческое объединение S-11, известное своими клубами «Солянка» в Москве и «Дом Быта» в Петербурге, отметит окончание лета вечеринкой на территории недавно открывшегося петербургского Музея стрит-арта. Помещения действующего завода, где расположен музей, напомнили организаторам о техно-вечеринках 1990-х годов. Мероприятие продлится сутки: от дневных активностей, посвященных окончанию первого сезона Музея уличного искусства, до вечернего концерта с живой музыкой, затем перерастающего в ночной рейв.

Мы поговорили с организаторами «Суперслета»: Романом Бурцевым, основателем объединения S-11, Кириллом Сергеевым, арт-директором «Дома Быта», Инной Преображенской, главой регионального отделения S-11 по Cеверо-Западу, и Сергеем Блохиным, PR-директором «Солянки». Заодно мы узнали, как можно сделать такое событие за три недели и в каком направлении будет двигаться клубная жизнь двух столиц.

В пресс-релизе вы говорите, что заложили основы и принципы нового поколения в двух столицах. Что это за поколение?

Сергей Блохин: Это поколение, которое уже привыкли называть примерно года с 2007 словом «хипстер». Хотя, например, уже в этом году «Коммерсант» писал о дне рождении «Солянки» и не использовал слово «хипстер», а вместо него писал «люди, ранее известные как хипстеры». На самом деле, весь этот хайп, связанный со словом «хипстер», слава Богу, прошел, но, тем не менее, сам факт появления этого термина связан с открытием «Солянки» в Москве. Впрочем, я ничего плохого в этом слове не вижу.

Роман Бурцев: «Солянке» будет восемь лет, а это большой этап в жизни любого человека в возрасте от 20 до 28 лет, например, и он прошел в большей или меньшей степени под знаком «Солянки». Из нее и еще пары-тройки мест, существовавших в Москве в середине 2000-х годов, выросло много других заведений. Они были созданы благодаря людям, которые проводили время в «Солянке», где чему-то учились и общались.

А что за принципы?

Роман: Принципы открытости, наверное, дружественности, объединенности.

Сергей: До какого-то момента было совершенно немодно представлять себе, что мы именно в Москве или именно в Петербурге. Все старались сделать вид, что мы где-то в другом месте находимся. Теперь же стало совершенно нормальным понимать, что мы живем там, где живем, что надо развивать именно те места, где мы находимся. Мне кажется, что такие места, как «Солянка» или «Дом Быта» связывают творческую молодежь с тем городом, в котором они живут.

Как вы создаете свою аудиторию?

Кирилл Сергеев: Как хороший режиссер выбирает классных актеров, и они сами с собой играют. Просто создаются условия для того, чтобы было классно, комфортно и открыто. Здесь возможно все. Нужные люди сами друг с другом знакомятся, все это закручивается.

Как создаются ваши вечеринки?

Роман: Конечно, существуют определенные люди, которые занимаются определенными направлениями: кто-то собирает музыку, кто-то собирает музей искусства, кто-то занимается едой. Так и создается фестиваль, хорошие мероприятия.

Сергей: Мне кажется, у нас достаточно разные работают промоутеры, разные арт-директора. Мы как-то чувствуем тренды, и это коллективно.

Роман: Есть люди, которые уже давно не работают непосредственно у нас, но мы бросаем клич, и все собираются, все делают какое-то общее дело: мероприятие, событие или фестиваль. И это самое главное, что есть у S11.

Кирилл: Даже иностранные артисты – это тоже, по сути, друзья или друзья друзей.

Роман: В какое-то время мы приглашали людей, мы подружились с ними, так и образовалось наше коммьюнити, которое теперь расширяется. Кто-то где-то кому-то всегда помогает. Это общение вне городов и стран.

«Солянка» и «Дом быта» – самые модные клубы двух столиц. Нет ли у вас усталости от моды?

Роман: Здесь, скорее, обратная связь. Мы не боремся за нее, мы не пытаемся ухватить какие-то тренды и быть на гребне. Мы просто стараемся делать свое дело хорошо и поэтому, видимо, являемся для кого-то модными.

Сергей: Даже дело, наверное, не в моде, а в том, что мы стараемся делать то, что задевает в нас какие-то струнки. Грубо говоря, никто не может сказать, что сейчас модно слушать Дмитрия Маликова и «Коррозию металла» с Пауком, но, тем не менее, мы можем сделать вечеринки с привлечением таких артистов, потому что среди нас это заденет какие-то струнки, может быть, пятнадцатилетней давности. И вдруг неожиданно оказывается, что это всем нравится, что это действительно всех задевает.

Давайте теперь про вечеринку. У вас очень сжатые сроки, три недели, то есть у вас мгновенно меняются концепты.

Роман: Это все происходит в режиме онлайн. Мы ищем, встречаемся. Есть идея – хорошо, прорабатываем, встречаемся с артистом – занят. Думаем над следующей идеей. Пишем всем друзьям, иностранным артистам, потому что привезти кого-то за такой период практически невозможно. Это и есть команда S11, которая работает и нарабатывает какие-то идеи постоянно.

Каких артистов вы привозите?

Кирилл: Это разный срез. Причем мы пытались сделать не фестиваль, а событие нам очень родное. Тут есть все: так как мы делаем рейв, то, конечно, будут те, кто играет подобную музыку, а также и те, кто уже приезжали и хотели бы приехать еще. По поводу хэдлайнера, это Fatima, которая сейчас поет самый классный соул, это дебютант года. Ее бы сейчас никто не привез сюда, потому что концертные площадки бы просто побоялись, а потом, как обычно у нас, привезли бы лет через пять. Мы хотели же привезти до того, как она стала известной всем. Надо прийти, чтобы потом не было обидно, что не услышал.

А почему рейв?

Роман: Потому что давно пора провести в городе такой большой рейв. Еще со времен фортов и «Туннеля» в городе ничего такого не было. Мне кажется, город соскучился по такому индустриальному ночному рейву.

Кирилл: Потому что рейв – это не обслуживающая музыка, это очень важно. Сейчас, в принципе, очень много клубов использует музыку исключительно как обслуживающий объект.

Сергей: Для меня все стало понятным, когда мы попали в Музей уличного искусства. Когда я увидел это пространство, то понял, что здесь точно будет рейв и что, если это сделаем не мы, то сделает кто-то другой. Так почему бы не нам стать первыми?

Почему вы делаете это мероприятие именно в Питере, а не в Москве?

Роман: Потому что Питер, в общем-то, не очень избалованный город. В Москве много, что проходит, а здесь я не могу вспомнить какого-то большого ночного музыкального мероприятия. Давно хотелось сделать это именно в Питере. Очень круто, что вся команда, в том числе и московская, откликнулась и принимает участие в организации мероприятия. Энтузиазм, как в молодые годы. А это основа.

Раскроете какие-нибудь планы на будущее?

Роман: Давайте проведем сейчас эту историю и поймем. Конечно, если мы увидим, что это все работает, то будем делать с какой-то периодичностью. Посмотрим по формату. Это пилотная версия, а дальше хочется все перевести в какую-то более-менее постоянную историю.

Интересно искать какие-то новые помещения, делать в них мероприятия на день-два-три и переезжать затем. Потому что, на мой взгляд, клубы скорее конечны. Сейчас так много информации, и время так быстро уходит, что люди не будут долго ходить в одно и то же место. А открывать место на год – это не совсем интересно для бизнеса. Конечно, постепенно история с мероприятиями будет уходить в эту сторону.

Куда вы ходите сами? Какие клубы и мероприятия могут вас привлечь?

Роман: Я уже давно не выбираю никакие вечеринки, я хожу в клубы не так часто, как может показаться. Но если и хожу, то только к себе.

Кирилл: Вся жизнь проходит здесь, поэтому самая классная вечеринка – это дома перед телевизором. Где-то раз в месяц я могу себе такое позволить.

Роман: Это для других отдых, а для нас это работа.

Кирилл: Приезжаешь на дачу, поднимаешься к себе в комнату и открываешь книжку, что-нибудь из детства.

Инна Преображенская: У меня периодами: есть время, когда ты целыми днями находишься в клубе, потом происходит перенасыщение, и ты много времени проводишь дома или на даче. Но если мы собираемся где-то с друзьями, и возникает вопрос, куда едем дальше, то ответ всегда один – только сюда, нет другого варианта. Может быть, я бы и рада была, если бы появилось что-то еще, но пока такого места нет.

Сергей: Существенная часть моей жизни сейчас связана с Берлином, поэтому для меня он является эталоном в вечеринках. И, конечно, такие заведения, как Berghain или Watergate, – это, наверное, самое лучшее, что я могу представить себе в этой области. Я бы хотел что-то взять от них и перенести к нам.

Комментарии

Читать на эту тему