Отрыв. Других «пороков» обнаружено не было
  • 13.05.08
  • 859

Отрыв. Других «пороков» обнаружено не было

Антон Николаев. 31 год. Москва. В апреле 2007 года основал арт-группировку «Бомбилы» (входящую, наряду с арт-группой «Война», в Профсоюз Уличного Искусства). Почвовед. Литературный критик. Работал на предвыборных кампаниях. Писал для Полит.ру. Группа устраивает и документирует художественные акции и проводит социальные исследования

Показ фильма «Ржевская оттепель» (Россия, 2008. Режиссеры: Антон Николаев, Александр Россихин) состоялся 23 апреля 2008 в клубе «Синефантом» (подробнее о фильме).

Ровно год назад, в апреле, рядом с центром современного искусства «Винзавод» была проведена первая акция – автопробег «Make love», повторенная потом несколько раз: пара полных людей занималась сексом на крыше «шестерки», движущейся на приличной скорости. Первым участником был сам Антон.

Отрыв. Антон Николаев. Арт-группировка Бомбилы
Антон Николаев. Фотография аавтора

BE-IN: Что вы этим хотели сказать? Что это опасно?
Антон Николаев: Представь себе, помимо того, что это неприлично и очень страшно, это еще смешно. Мне захотелось добавить к эросу и танатосу, двум коренным силам, которые, по Фрейду, движут человеком, третье начало – дионисийское, смеховое. Мы – безумцы, одержимые. И мы хотим легитимировать наше безумие.

BE-IN: Другие акции?
А. Н.: Была еще акция, когда мы пришли в Макдональдс и бросали за прилавок живых кошек. Считаю, что это хорошая была затея. Отнюдь не просто протест против потребления фастфуда. Другой проект: протягивали через дорогу баннер с лозунгом «Мы не знаем, чего хотим», преграждая дорогу потоку машин и создавая пробку. Милиция разрешила дело так: не знаете чего хотите, идите убирать территорию, чтобы штраф не платить.

Часто «Бомбилы» работают вместе с группой «Война», известной еще более скандальными акциями: «Е…сь за наследника Медвежонка» в Зоологическом музее в канун выборов Медведева, и «Пир» - поминкам по Дмитрию Александровичу Пригову, устроенным в вагоне метро.

BE-IN: По Бахтину, всяческие непристойности и вообще безумие легитимируются во время карнавала. А у вас где и когда?
А. Н.: Для нас это не время, а пространство. Пространство улицы, например, или райцентры, типа Ржева. Мы считаем, что там можно делать все, что хочется: дурачится, например.

BE-IN: А чем периферия лучше центра?
А. Н.: Там остались еще зачатки хайдеггеровского поселения-эйдоса, общины. Т.е., конечно, ее рудименты. Вообще, мы перешли от провокации к коммуникации: приехали в депрессивный Ржев и, общаясь с местными жителями, попытались исследовать его историческую и социальную среду. В райцентрах лучше всего видна невменяемость страны. Потому что в них перестает работать любая структура нормальной жизни. Там люди будто бы на проводах повисли. В деревнях люди живут еще более-менее, скорее общинным укладом, а в райцентрах все связи разрушены, люди живут в асоциальном вакууме, который порождает вакуум экзистенциальный. Мы хотели соотнести нашу невменяемость – невменяемость людей, выросших в столице, с невменяемостью людей из периферии. Говорили с ними. И фиксировали все сюжеты, которые в этих условиях рождаются. Главное быть готовым в любой момент открыть глаза (или включить камеру). Нет смысла выбирать картинку, и тем самым разделять искусство и жизнь: все, что происходит вокруг, в любой момент может быть воспринято как искусство.

«Ржевская оттепель» (Россия, 2008. Режиссеры: Антон Николаев, Александр Россихин)
Кадр из фильма "Ржевская оттепель"

BE-IN: Что тебе не нравится в городе Москва?
А. Н.: Меня зае...ал гламур, который сейчас везде в Москве. И не в том смысле, что нет денег на вечеринку модную сходить, и это обламывает, а зае...ал экзистенциально, что-ли. Мне очень нравится образ в «Безумном Пьеро» Годара. В финале герой одевает себе на голову корону из взрывчатки и играючи поджигает фитиль в расчете погасить его в последний миг: жить-то он, глупый, хочет, жизнь ценит, а подумать о ее ценности не успел в буквальном смысле, не успел оценить длину фитиля. А сначала он сидит в ресторане среди буржуазной публики и дико скучает. Гениально все это показано.

BE-IN: Какую философию ты бы взял как теоретическую базу вашего творчества? Или не взял бы?
А. Н.: Не взял бы Маркса, его теории, для меня не существует. Не буду говорить за всех. Лично я против капитализации всего. И искусства, в частности. Какую философию я избираю как базу нашей деятельности? Я анархист. Если говорить обо всей новой французской философии – Делез, Батай, даже Сартр, - это на самом деле литература, а не философия. Потому что философом может считаться либо тот, кто разработал целостную систему, т.е. объяснил, как устроен мир (Гегель), либо предложил программу, т.е. сказал, как на мир смотреть (Эммануил Кант, Людвиг Витгинштей). Ни того, ни другого современная французская философия не предложила: не так это просто. Философ, которого я пока не смог перерасти, - это Пятигорский. Настольная книга, можно сказать. Но чтобы его подводить под нашу деятельность… Этого бы я делать не стал.

BE-IN: Ты девушек любишь?
А. Н.: Я сознательно создаю себе такой имидж, чтобы люди, не имеет значения, кто они – искусствоведы, музейщики, девушки – при первом знакомстве думали, что я полное дерьмо. Дальше зависит от проницательности человека, каким я буду в его глазах. Вообще я – романтик.

Лидер «Бомбил» одевается неряшливо. В погожий апрельский вечер на Антоне изрядно засаленный замшевый плащ, грязная белая футболка с цитатой Путина и цвета морской волны спортивные штаны из непромокаемой плащевки (фотография была сделана в другой день, поэтому одежда на ней не соответствует описанию). В беседе использует матерные выражения (впрочем, умеренно, по-интеллигентски). Забывчив. Других «пороков» обнаружено не было.

BE-IN: Какое искусство ты любишь? Кто из художников вызывает уважение?
А. Н.: Люблю Дубоссарского и Виноградова. Это очень цельный, на мой взгляд, проект. Проектность – его основная ценность. Они на протяжении более десятка лет выполняют некий масштабный заказ, как будто бы полученный от мифического советского государства, но отражающий реалии нашего времени, где правит гламур. Глядя на их картины, видишь, что они в меру взяли от Дейнеки, от Пластова, но не переусердствуя. Якобы только для того, чтобы заказ выполнить достойно, но без излишеств, эмоциональных и стилевых. Есть только все самое необходимое.

BE-IN: Каких критиков предпочитаешь?
А. Н.: Люблю когда аналитики современного искусства пишут не сухо, а живо, так чтобы интересно было читать. Искусство сейчас вообще не нуждается в анализе. Оно нуждается в сопереживании, в подхваченном импульсе, который само и посылает.

май 2008
Беседовала и записывала Юлия Виноградова


Читайте также в журнале BE-IN:
Лестница в никуда, или модный роман-воспитание
КИНО, ВИНО И КОЛЯСКА

Комментарии

Читать на эту тему