Женя Малыгина: В моде я хочу быть Ларсом фон Триером
  • 21.05.10
  • 6082

Женя Малыгина: В моде я хочу быть Ларсом фон Триером

Дизайнер Женя Малыгина (Pirosmani) больше не хочет участвовать в неделях моды, она вообще против подобного формата, слишком коммерческого и обезличивающего. Малыгина придумала совершенно новую форму показа и назвала ее «Антиподиум»

Женя Малыгина

Почему ты против недель моды?

Формат недели моды мне не соответствует, я хочу выразить себя, а не делать показы в одном и том же зале с одними и теми же дизайнерами, одними и теми же зрителями из года в год. Мне не хочется быть частью коммерческой системы, быть одной из всех и только в рамках двух событий в год. Я хочу создать эмоционально новое пространство, в которое бы вместились совсем другие персонажи. У меня есть своя публика: вне зависимости от площадки, и куда бы я ни позвала ее, моя публика придет на показ. Ведь изначально был дикий интерес к недавнему показу pirosmani, был ажиотаж с билетами, пришло много красивых людей, и мне это понравилось.

Заброшенный завод – это тоже форма протеста?

Моя площадка работает как часть коллекции, как часть перформанса. Я подумала, что именно в этом помещении завода я могу раскрыть свою энергетику: во время работы над коллекцией внутри меня звучал некий камертон, и я искала помещение, которое бы могло под него подойти, зазвучать соответствующе. Для этой истории пространство зазвучало. Показ был назначен на 22-е число, это тоже не случайно, это же знак двойственности, и коллекцию я шила ровно два месяца. Когда я думала о том, чтобы сделать что-то новое, мне захотелось создать некий «антиподиум» – площадку, которая не является просто подиумом, а частью перформанса и взаимодействия с людьми.

Антиподиум – обратная, противоположная сторона, ведь у каждой точки на земле есть свой антипод. Вдохновляющая меня «Алиса в стране чудес» – это ведь тоже страна антиподов. Мне понравилось организовывать событие, и мои друзья были мотивированы только участием, а не деньгами. За музыку отвечал Паша Михеев, Андрей сделал зеркальные маски, дизайнер Женя Ёлгин помог с оформлением, а Паша Бирюков сделал очень красивую фотосессию. Мне понравилось организовывать все самой и ни от кого не зависеть.

Лица были закрыты острыми металлическими масками, из приглашений сыпался гравий, а модели ходили не по правилам. Как ты придумывала свой антиподиум?

Образ был в том, что должна была появиться зеркальная маска, которая подразумевает, что, когда человек надевает эту маску и подходит к объекту или другому человеку, то он принимает облик этого объекта. То есть на себе носит образ объекта.

Pirosmani

Мне хотелось, чтобы публика тоже взаимодействовала, но на этот раз не хватило технических возможностей, показ был малобюджетный. Во время показа я поставила задачу чтобы модель опасно приближалась к зрителю, чтобы не ходила ожидаемо «прямо».

Я им говорила: «приближайтесь, но не повредите людей», потому что маски действительно были опасными, острыми. Идея опасности – для того чтобы разбудить людей, растормошить эмоции. Я бы хотела, чтобы у моей публики после показа остался звон внутри, чтобы не было слишком прямолинейных эмоций – «понравилось» или «не понравилось», чтоб была неясная, тревожная вибрация. Здорово, что публика на показе была юная: именно молодежь готова к восприятию новой информации; тем, кто старше, сложно переломить себя, изменить отношение к моде.

Я ставила себе задачу: No Seasons, No fashoin, No Trends, меня это освободило. Правда, у меня не хватило финансов, чтобы осуществить все, что задумано: в этот раз я делала лекала и макеты из бумаги, а не из тканей. В коллекции присутствует символ разрушения, от одежды отваливаются части. Многие вещи были из прорезиненной сетки, которую долго варила – получилась разрушающаяся одежда для особых эстетов. Это такое ускоренное старение вещи, потому что когда вещь стареет быстро, то тебе кажется, что ты стареешь медленнее: обычно же люди стареют быстрее, а вещи очень долго хранятся. Это и моя игра со временем. Моя коллекция – это череда образов, у меня не было примерок, у меня не было распорядка выходов моделей.

Почему ты не показываешь свою коллекцию в Москве?

Это все стоит огромных денег, и мне пока недоступно. Еще мне кажется, что именно здесь сформировалась публика, которая интересуется моим творчеством.

Как ты думаешь, есть будущее у петербургской моды?

На недавнем «круглом столе» be-in.ru о моде меня представили как зачинщика нового течения «антиподиум», и это действительно так. Я бы хотела создать альтернативную неделю моды, где можно было бы помогать молодым дизайнерам с показами: молодых надо постоянно находить, доставать из их подвалов, смотреть, что они шьют. Я почему-то уверена, что в Петербурге можно создать особую атмосферу моды, можно было бы сделать интересный проект, если бы присутствовали бизнес и хороший пиар. Вот существуют творцы, существует зритель, который воспитан и любит зрелища, нужно свести их вместе в художественном, культурологическом пространстве петербургской моды, чтобы о ней могли говорить и за пределами России.

Что больше всего прочего тебя вдохновляло в работе над «антиподиумной» коллекцией?

Я меняюсь, и все меняется вокруг меня, и мне кажется, дальше будет еще интереснее. Моя коллекция результат моих внутренних перемен. Если технически описать вдохновение – это некое столкновение с людьми, музыкой или предметами, которые вызывают особую вибрацию и выводят тебя на определенный уровень, в особое информационное поле. Эта вибрация взаимодействует с определенным ментальным планом, и получается связь. И в этой информацией работаешь.

Pirosmani одежда

Чтобы создать какую-то вещь, нужно себя «завести», это не постоянное состояние, надо его создавать Это некое гармоничное увлечение потоком, который выносит тебя в продуктивное состояние, и в результате появляются вещи, а потом, после пикового состояния, можно отдохнуть и поесть мороженного, например, расслабиться. После создания коллекции наступает сильное истощение на много месяцев.

Беседовала и фотографировала Алёна Чендлер

Комментарии

Читать на эту тему

Адреса магазинов