Книга от профессионала: Фотограф Саша Чайка советует книгу Елены Петровской «Теория образа»
  • 28.05.15
  • 3309

Книга от профессионала: Фотограф Саша Чайка советует книгу Елены Петровской «Теория образа»

В новой рубрике люди творческих профессий называют одну книгу, которую они считают главной в своей области. Ответы всегда полезны и иногда неожиданны – некоторые из книг мы уже читаем.


Саша Чайка,
фотограф:

«На данный момент читаю книгу русского визуального антрополога, в частности философа фотографии Елены Петровской "Теория образа". Изначально автор читала курс лекций в РГГУ, посвященный вопросу исследования визуального. В связи с актуальностью поставленной проблемы появилась книга. Петровская приводит концепции разных философов и деятелей искусств таких, как Ролан Барт, Жак Деррида, Розалинда Краусс, относительно понимания визуального и способа прочтения современных образов. Визуальное, как пишет Петровская, невозможно читать как цельную систему знаков. При таком подходе теряется понимание того, что происходит во время считывания образов. От изображения к фотографии и современному искусству. Искусство – поток визуального бессознательного. Если у художника получается проанализировать то, что он делает, совершить феноменологическую редукцию собственного творчества и понять, почему он этим занимается, у него обостряется чувство собственной индивидуальности, появляется история, которую он рассказывает зрителю. Этот текст предлагает разные взгляды на возможные прочтения образов и поиски того невидимого, что ускользает от нас при попытке дешифровки визуального. Знание такого материала помогает взглянуть на свои работы по-новому, более осмысленно и определенно. Лично мне близка идея punctuma у Барта: "Происходит переворачивание отношений в том плане, что мы оказываемся объектом атаки, нападения или выпада со стороны фотографии".

Я считаю, что сначала нужно изучать философию фотографии, нежели технику».

Цитата:

Почему в последнее время стали взирать на семиотику с некоторым недоверием или, точнее, почему ее влияние стали сильно ограничивать? Семиотика читает знаки, учит нас разби- раться в функционировании разнообразных знаковых систем. Язык — это грандиозная знаковая система par excellence. Но есть другие системы, образуемые, например, жестами, есть системы локальные, а есть и более широкие. Итак, семиотика — это тоталь- ная наука знаков, которыми представлена культура и которые мы всегда можем прочитать, расшифровать. Почему такая фор- мула вызывает подозрения? Она подозрительна потому, что есть вещи, которые до конца не расшифровываются: глухие зоны в нашем восприятии, то, что называют опытом, — его невозможно ухватить, и нельзя с легкостью о нем поведать. Упоминавшийся ранее момент аффективного восприятия картины как раз и есть пример такого опыта. Но опыта, понимаемого не в позитивном смысле прироста знания, как это имеет место в науке, основан- ной на опытном эксперименте, — это другое. Речь идет об опыте, который мы не переживаем. В немецком языке существует важ- ное для нас различие между Erfahrung и Erlebnis. Поскольку таких слов нет в русском, я вынуждена привести эти немецкие слова: Erfahrung — опыт в том смысле, в каком я и пытаюсь о нем говорить, и Erlebnis — в качестве переживания. То, что мы пере- живаем, это хронографируемый опыт, опыт момента, тот, через который мы проходим. Такой опыт не оставляет следов, и это в данном случае нас не интересует. Тот же опыт, который насти- гает нас после и которым мы никогда не распоряжаемся — это он распоряжается нами, изначально связан с понятием травмы у Фрейда. Здесь есть определенная линия рассуждений, хорошо продемонстрированная Беньямином; понятие травмы близко к Erfahrung'y, опыту во втором из вышеуказанных смыслов, потому что это опыт-запаздывание, опыт, который заявляет о 24 себе не тогда, когда мы оказываемся в самой травмирующей нас ситуации. В этот момент, как пишет Фрейд, наше сознание фактически не выполняет роль щита или не вполне справляется с подобной ролью: нас поражает нечто извне, мы испытываем шок в медицинском, клиническом смысле этого слова. И именно потому, что мы не переживали, то, что смогло прорвать блокаду нашего сознания, к нам потом приходит снова, возвращаясь в виде симптома или плохо узнаваемого образа, т. е. нас настигает, но уже с опозданием, из совсем другого промежутка времени. Понятый таким образом опыт ближе к определению современ- ного искусства, к тому, как можно характеризовать наши пере- живания от этого искусства.

Комментарии

Читать на эту тему