На своем опыте: Как продавать искусство. Часть 2
  • 15.10.14
  • 26354

На своем опыте: Как продавать искусство. Часть 2

Мы уже рассказывали о том, как живут молодые художники. Вместе с проектом Oily Oil мы снова выбрали десять молодых художников и узнали, как они продают свои работы, как им помогают социальные сети и как важно для художника быть максимально общительным.

София Плеханова

Московский Художественно-Промышленный Институт

София Плеханова

«Признаться, я не считаю, что все художники, которые были известны при жизни или после, имели талант. В вечности остаются лучшие. В наши дни, чтобы стать знаменитым и начать продавать свои картины, необходимо иметь не так много: правильные знакомства, удачу и, конечно, идею. Без нее никуда. Все остальное сделает время. Как показывает практика, успешными в продаже работами являются те, что я написала за одну-две ночи под воздействием каких-то сильных эмоций. Это может быть восторг, печаль, любовь – все что угодно. По сути, не важно, что изображено на картине, главное – чувство. Когда я смотрю на произведение искусства, мне хочется видеть не просто картинку, а целый механизм: технику, характер, мысль. Это моя цель. Художник имеет власть над своим произведением, так пусть он даст возможность понять ее другим, пусть каждый прочитает ее по-своему. Делать по-другому – эгоистично.

Как показывает практика, успешными в продаже работами являются те, что я написала за одну-две ночи под воздействием каких-то сильных эмоций

Свою первую картину я продала в 13 лет. Это была копия Венди Родригеза, «Голубая собака» (Blue Dog). Папин друг попросил. На тот момент мне показалось, что это просто и уродливо, но за 100 баксов с удовольствием согласилась. Не могу вспомнить, на что потратила деньги, но точно не на кисти и краски.

Возможно ли существовать на деньги с продаж картин? Сложный вопрос. Все зависит от потребностей человека. Я знаю людей, которые закончили консерваторию, работали у Курентзиса, а сейчас дают концерты за 500 рублей. Это их воля и желание.

Сильное потрясение я перенесла, когда узнала о смерти моего учителя по рисунку. Будто закрылась дверь, в которую ты уже никогда не войдешь. Это больше, чем потеря. Несколько лет он посвящал меня во все тайны техники изображения на плоскости. Даже такие мелочи показывал, как точить карандаши».

Ольга Чикина

РГГУ, факультет психологии
БВШД

Ольга Чикина

«Чтобы стать известным художником, нужно очень много рисовать и постоянно общаться с людьми. Для меня это сложно – я достаточно замкнутый человек и каждый «выход в люди» для меня большой стресс. Да что уж говорить, мне и по телефону трудно общаться. Вообще, быть художником – занятие достаточно аутичное. Ты много времени проводишь наедине с собой и своими мыслями. Мне, для того чтобы что-то придумать, нужна тишина и покой, концентрация. Я могу неделями не выходить из дома, создавая картину. А закончив, заняться совершенно другой деятельностью, никак не связанной с рисованием. Но это плохо, это неэффективно. Художник должен трудиться с завидным постоянством, регулярно обновлять свой сайт или блог, быть на виду у людей. Найдя «свободные уши», нужно рассказывать о своей работе, потому что никто о ней не узнает, если ты не расскажешь. Еще нужно любить то, что ты делаешь. Я уверена, что на каждую картину есть покупатель и ценитель, его нужно просто найти.

Свою первую картину я продала русскому, живущему в Америке. Точнее, я продала не одну картину, а сразу штук пять. Было это в 2008 году. Я помню, что мне было очень стыдно брать деньги за картину. Я взяла все мои работы, которые у меня были, привезла их, а он выбрал несколько. Получила я всего долларов 200, не больше. И я все думала потом, почему я так дешево продала их. Но то была не серьезная продажа. Реальным потрясением была продажа на OilyOil моей первой работы и сразу за достойную сумму. А потом почти сразу купили вторую работу, а потом третью. Это очень приятно, и дело здесь даже не в деньгах. Ты начинаешь верить в себя и в то, что ты двигаешься в правильном направлении, а это бесценно.

Работа художника в нынешних реалиях не упирается только в создание картин. С одной стороны, это здорово, это дает тебе большую свободу выбора, а с другой – вопрос от незнакомого человека «кем ты работаешь» может привести тебя в тупик

В России очень сложно сделать продажу картин ежемесячным заработком. Сегодня купили, завтра нет. Я это прекрасно понимаю. Нужно вертеться. Я получила образование по курсу графический дизайн и иллюстрирование в Британской Высшей Школе Дизайна, у меня есть бекграунд и сеть контактов из граффити среды. Сейчас я на рынке – человек многофункциональный: могу работать как художник-иллюстратор, дизайнер, могу проводить мастер-классы, оформлять витрины, рисовать на стенах, быть задействованной в различных проектах. Работа художника в нынешних реалиях не упирается только в создание картин. С одной стороны, это здорово, это дает тебе большую свободу выбора, а с другой – вопрос от незнакомого человека «кем ты работаешь» может привести тебя в тупик.

Увлечение рисованием сформировало мою жизнь такой, какая она есть сейчас. В 2003 году мы с другом поехали рисовать граффити в другой район, выбрали там ЦТП, на ней уже были шрифты местных граффитчиков. Я «отметилась» тогда на этой стене. Этот рисунок привел к дальнейшему знакомству с авторами соседствующих работ. Теперь один из тех авторов – мой муж.

Ценообразование – вещь очень субъективная. На учебе мы нередко это обсуждали, и я поняла одно – ты сам решаешь, за сколько ты хочешь продать свою работу. Будешь ли ты довольна? Бывает, что так прикипишь к работе, что любая цена уже не будет тебя устраивать. Однако, есть еще один фактор, кажется, это называется «ценовой демпинг». Действительно, не стоит продавать картины ниже рыночной стоимости. Сначала надо изучить ситуацию вокруг и потом уже ставить цену. Конечно, нужно сохранять адекватность и критически подходить к оценке своего труда. По идее, цена складывается из нескольких факторов: материалов, времени, авторитета художника. Но есть художники, которые рисуют быстро, а есть, кто очень медленно. Кто-то создаст картину за два часа, а кто-то – за месяц. При равном авторитете художника работа «за два часа» может стоить дороже работы длиною в месяц».

Ева Хан

City and Guilds London School of Art

Ева Хан

«Быть талантливым и умелым художником – лишь половина успеха. Есть очень интересные художники, которые неправильно подают свои произведения, не разрабатывают их концепцию для работ. Люди, которые смотрят на картины, в своей массе не историки искусства и не художники. И для человека, который не имеет прямого отношения к искусству, важно первое впечатление. Визуальное восприятие – это первое, с чем человек сталкивается. Потом начинает работать процесс ассоциации, и те картины, которые вызывают больше ассоциаций, чем другие, как правило, больше запоминаются, даже если ассоциации были негативными.

Чтобы быть успешным художником, важно знать свою аудиторию. Я не говорю, что надо только писать «коммерчески успешные» картины. Как правило, работы с личным подтекстом тоже хорошо воспринимаются покупателями.

Чтобы начать продавать свои работы, надо всем и всегда говорить, что ты художник, показывать свои работы, хоть с телефона, общаться с галереями, поддерживать контакт со всеми. Мы же живем в эпоху социальных сетей, когда всем можно показать свои работы. Я сама не всегда делаю так, как сейчас говорю. Я стесняюсь быть напористой в плане продвижения картин.

Конечно, работать только художником в России сложно, потому что в какой-то месяц ты продаешь пять картин, а потом полгода тишина

Первую работу я выставила на школьный благотворительный аукцион, уже после того, как закончила школу. Я ее просто не вывезла из школьной подсобки, так как она мне не очень нравилась. После того, как мои картины начали выставляться на Oily Oil, ко мне в друзья «добавился» человек, который купил эту работу на школьном аукционе. Он оказался сотрудником школы и захотел узнать смысл произведения. Я ему рассказала, он пожелал мне удачи, а деньги пошли на благотворительность.

Я сейчас живу и учусь в Лондоне. Живу с мамой, сестрой и братьями и пока я не «существую» на деньги, которые зарабатываю с продажи картин, но в этом месяце я заработала достаточно много, больше, чем когда бы то ни было. Конечно, работать только художником в России сложно, потому что в какой-то месяц ты продаешь пять картин, а потом полгода тишина. Поэтому лучше иметь постоянную работу, причем лучше в сфере искусства, например, в музее или галереи, или в аукционном доме, чтобы знать, как происходит торговля и все остальные манипуляции с произведениями искусства. Вот я, например, хожу на все аукционы, чтобы просто знакомиться с людьми.

Герои моих картин – символы, так как я художник-символист, или пытаюсь им быть. Я не столько фокусируюсь на героях, сколько пытаюсь передать атмосферу и какое-то ощущение, чтобы зритель чувствовал некое присутствие. Еще я использую прообразы или аллегории. Часто использую себя как героя своих картин. Мне нравится быть в них символом или связующем звеном».

Александр Митяев

МГХПУ им. Строганова
МГАХИ им. Сурикова

Александр Митяев

«Как ни странно, мне кажется, существует достаточно способов стать известным художником и начать продавать свои картины. Это если формально подойти. Тут главный сдерживающий фактор – совесть этого «желающего стать и продавать». Тем более художником сейчас называют всех подряд: от мастера по фигурной нарезке овощей до собачьего парикмахера. Да и продать можно, при желании и умении, все, что угодно. Тут уж каждый действует в меру своей испорченности. Спящий внутренний критик и слабая компетентность в выбранной сфере – верные помощники на пути к «популярности и продаваемости». Лично мне ближе некий средний путь. Стараюсь придерживаться принципа, что качество выдаваемого контента должно говорить само за себя. Тогда даже скромные усилия по продвижению будут давать большой результат. Короче говоря, работы должны быть классные, остальное приложится.

Первыми продажами, наверное, можно считать мои школьные жанровые композиции, изображающие баталии черепашек-ниндзя со Скруджем и прочими Макрон-Базами, ходившие по курсу – один альбомный лист за три вкладыша с теми же туртлесами. Если говорить о последующих работах, то это был заказной подарок на свадьбу. Он уехал куда-то в Британию. Слава Богу, обошлось без историй.

Художником сейчас называют всех подряд: от мастера по фигурной нарезке овощей до собачьего парикмахера

Думаю, в любой стране сложно существовать, будучи исключительно молодым художником. Еще зависит от того, насколько качественное существование подразумевать. В идеале художник не должен постоянно думать о продажах, а больше заниматься искусством, личным поиском и выражением хотя бы чего-то. Это зачастую тяжело дается. Но творить доброе и вечное в свободное от офисной работы время – тоже конструкция сомнительная. Мне кажется, лучшее пожелание для художника – это существовать на деньги только с продажи картин. Примеры есть. Работаем над этим.

Цена на картину – вопрос творческий. Влияет много факторов, но назначить ее может только художник: все зависит от ситуации и личной привязанности автора к работе. Иногда маленький этюд оценивают в три раза дороже, чем заказную метровую работу. Присутствуют объективные факторы – сложность, размер, именитость художника. У меня есть определенный порядок цен по «маленьким» и по «большим», ниже которого я не опускаюсь. Главное чувствовать клиента и не наглеть».

Анна Нежная

МГУП, факультет графических искусств

Анна Нежная

«Я думаю, одно дело – художник, другое – продавец. Редко творец обладает практическим талантом превращать произведение искусства в деньги. Известность тоже капризная вещь: вспомним Ван Гога, которого «открыли» благодаря Джоанне, жене его брата Тео, лишь через 35 лет после трагической смерти художника. Мне кажется, рецепта известности не существует – есть только увлечение тем, что ты делаешь, и стремление раскрыть свой дар через творчество. Конечно, важно не упускать счастливые возможности: общаться в интересных кругах, путешествовать и быть неравнодушным к миру. Путь затворника является опцией только в том случае, если вопросы с покупателями решает Гала, как это было у Дали.

После окончания университета прошло больше года, когда я написала большое полотно два на два метра в подарок Центру детской гематологии им. Димы Рогачева. В то время я не бралась за краски и холсты уже очень давно, все время работала над заказами по дизайну. Несмотря на это, с энтузиазмом взялась за картину – хотелось, чтобы она внушала надежду людям. На полотне были изображены шарики, запутавшиеся в ветках дерева – реальный сюжет, подсмотренный ранней весной в районе метро Спортивной. Фотография готовой картины отправилась в Instagram – и на следующей день мне уже звонили с просьбой написать такую же в детскую комнату частного загородного дома. Радость заказчика и хороший гонорар подтолкнули меня к мысли, что живопись всегда привлекала меня куда больше, чем графический дизайн. Я закупила материалов и с воодушевлением принялась за создание новых картин.

Путь затворника является опцией только в том случае, если вопросы с покупателями решает Гала, как это было у Дали

Нелегко работать в России вообще, да и жить тут, прямо скажем, не так уж просто. У людей нет ощущения надежности жизни, размыты планы на будущее. Поэтому содержать себя только на деньги с продаж картин, как мне кажется, можно лишь тогда, когда есть плотное сотрудничество с галереями, выставочный план на ближайшие десять лет и толпы безумствующих почитателей на всех континентах. Пока этой скромной базы, или хотя бы ее подобия, нет, определенно стоит подумать о параллельных источниках дохода.

Летом я жила в Берлине, и июль выдался довольно жарким. По утрам брала альбом, краски и за десять минут доезжала на велике на одно из чистейших городских озер. Пленэр, купание и еда, а к вечеру возвращалась в изнывающий от жары район Пренцлауэр Берга. И вот в один из таких прекрасных вечеров я подъезжаю к дому и с ужасом понимаю, что ключи от квартиры исчезли, – посеяла их где-то по дороге. В пляжных шортиках, шлепанцах и майке со своими картинками и кисточками я почувствовала себя настоящим берлинским арт-бомжом. Это ощущение обостряло то обстоятельство, что запасные ключи находились, конечно, в Москве. К счастью, меня тут же приютили друзья, но дней пять мучительного ожидания ключей мне скрашивало, в основном, рисование».

Мария Иванова

МГАХИ им. Сурикова

Мария Иванова

«Как стать известным художником? Верна ли сама постановка вопроса, или он продиктован законами нашего общества потребления, где на любой вопрос мы привыкли получать ответ с пошаговой инструкцией. Сейчас стать известным несложно. Вот только вопрос цены и качества такой известности. Эти два понятия – продажа и известность – конечно, имеют прямую связь. Но изначально, человек, мыслящий себя художником, может руководствоваться исключительно желанием самовыражения, а не вопросом о продаже того, что еще не написано. Конечно, сейчас уже сложно разобраться, в какой степени имеет отношение к искусству картина, изначально написанная с целью продажи. Известно немало примеров из истории современного искусства, когда произведения, созданные, чтобы эпатировать зрителя, становились новым словом в искусстве.

В любом случае, какой путь бы ни выбрал художник, путь эпатажа или классический, важно содержание, а не форма. Подлинное искусство не терпит подмены этих понятий. Я не пишу работы для продажи и продаю их не часто. А если и продаю, то по принципу «чтобы началось что-то новое, надо отдать все, что имеешь сейчас». Это сложно, потому что к некоторым работам очень привязан. Те, что продать не могу, – дарю. Бывает, картина сама выбирает себе хозяина, и ты знаешь, что именно у этого человека она будет в надежных руках. Первое произведение, которое я продала, была фреска, студенческая копия фрагмента фрески «Благовещенье» Фра Беато Анжелико. Приобрел ее скульптор Рукавишников, и сейчас она вмонтирована в стену его арт-студии «Рукав».

Известно немало примеров из истории современного искусства, когда произведения, созданные, чтобы эпатировать зрителя, становились новым словом в искусстве

Работать художником в России, конечно, можно. Как, впрочем, и в любой другой стране. Можно заниматься совершенно разными вещами: от современной скульптуры до инсталляций. Как и в любой другой профессии, здесь важно, насколько ты профессионален. Как говорит мой преподаватель И. Л. Лубенников: «Художник всегда пишет время». И в этом я с ним полностью согласна. Могу лишь от себя дополнить, что каждый художник смотрит по-своему, хоть и время для всех одинаково».

Ника Черняева

МГУ им. М.В. Ломоносова, социологический факультет
МГХП им. С.Г. Строганова, отделение живописи Saint Martins College of Art and Design London, курс фигуративной и абстрактной живописи

Ника Черняева

«Быть художником – это личная ответственность, ежедневная работа по реализации своих творческих идей. Быть известным художником – категория внешняя, о ней я стараюсь не думать. Когда есть, что продавать, все остальное – дело техники. Мне очень нравится одна цитата, которая когда-то висела у меня над рабочим столом: «Краткое пособие для начинающих. Начните».

Свою первую картину я сфотографировала и выложила в блог. Кто-то из друзей сделал репост, в комментариях завязался разговор об искусстве, и один из его участников захотел картину купить. Для меня это было полной неожиданностью. Если человек покупает твою работу, значит, он хочет существовать с ней в одном пространстве, готов впустить ее в свой мир. Продажа картин для меня – нечто большее, чем товарообмен, это возможность коммуникации с человеком, которого твои идеи задели за живое. Сделать можно все, при условии, что ты много работаешь. В офисе люди продают свое время и идеи, у художника то же самое, картины – это результат его труда. Постепенно я приближаюсь к такой модели, а для подстраховки соглашаюсь на небольшие подработки – сейчас, например, перевожу с английского книги по истории архитектуры.

Мне очень нравится одна цитата, которая когда-то висела у меня над рабочим столом: «Краткое пособие для начинающих. Начните»

На холст попадает то, что мне в данный момент интересно исследовать – я отталкиваюсь от реального предмета, и в процессе работы проникаю в его мир, видоизменяю его. Главное, чтобы в картине был сам художник, его видение, которое заманивает зрителя внутрь, гипнотизирует. А для всего остального есть фотоаппарат, с которым я тоже не расстаюсь. В прошлом году я получила грант Британского совета, в рамках которого со мной индивидуально работал опытный и коммерчески успешный художник из Англии. Он помог мне сформулировать цены, основываясь на опыте моих коллег и политике тех галерей, с которыми я сотрудничаю».

Даниил Кондратьев

Колледж искусств им. Фаберже

Даниил Кондратьев

«Думаю, чтобы стать известным художником, нужно этого действительно захотеть и быть готовым посвятить искусству всего себя. Воспитать в себе безукоризненную честность, к себе и к своим работам – пожалуй, тогда они, пусть и не сразу, обретут свою уникальность во времени и начнут приносить доход. Отдаваясь рисованию полностью, ты обретаешь свободу. А в свободе ты обретаешь себя. Не помню свою первую продажу, это было давно. Какие-то работы просто дарил людям, которым они нравились. Я никогда не ставил перед собой цель рисовать исключительно для продажи, я всегда видел в этом идеальную возможность самовыражения. Некоторые мои друзья, собираясь делать тату, просили меня нарисовать эскиз. Они готовы оставить на своем теле мой рисунок, это чертовски вдохновляет!

Знаете, работать художником можно везде. Проблема лишь в том, что в России молодое искусство слабо поддерживается государством, этим занимаются частные фонды и организации. Я слышал про сквоты для художников в заброшенных домах где-то в Нидерландах и Германии, которые государство специально выделяет им. Многие европейские галереи выставляют молодое уличное искусство, и люди с радостью идут смотреть и покупать его. В каком-то смысле, это рай для художника. К сожалению, в России этого нет. У многих русских людей живой интерес к искусству сменился коммерческим. В этом аквариуме молодым художникам и двинутся некуда, поэтому для многих это так и остается на уровне простого хобби.

Они готовы оставить на своем теле мой рисунок, это чертовски вдохновляет

Главные герои моих картин – мои мысли, обретающие образы на бумаге или холсте. Мысли варьируются в зависимости от настроения, они текучи. Но образ – нечто особенное. Его ты можешь увидеть только после написания работы. Они уникальны. Именно за это я люблю свободный рисунок, импровизацию. Почти всегда я хочу сказать что-то своими работами, но меня гораздо больше заводит, когда люди видят в них что-то свое, как бы входят с ними в контакт. Цена на мою работу складывается из трех пунктов: идеи, затраченный материал и время, потраченное на создание работы».

Анна Диричева

Кубанский Государственный Университет, художественно-графический факультет

Анна Диричева

«Как стать известным художником – вопрос, который я задаю себе каждое утро. А если серьезно, то я уверена, что некий механизм все же существует. Для начала совершенно необходимо заявить о себе, общаться с людьми, имеющими отношение к арт-миру и арт-тусовке, наверное. И само собой, очень-очень много работать.

Я очень люблю писать человеческую кожу, мне нравится ее прозрачность и многоцветность одновременно

Первые мои картины покупали друзья за символические деньги. Перед моим переездом в Краснодаре у меня была первая персональная выставка в небольшой галерее. Работы висели достаточно долго и однажды, каким-то совершенно необычным образом, там оказалась девушка из Японии, которая приехала в Краснодар по работе. Она случайно увидела мою работу и захотела ее купить. Это была, пожалуй, моя первая серьезная продажа. Я была невероятно рада, поскольку до последнего момента не верила, что мои акварели будет покупать кто-то, помимо моих друзей.

Меня вдохновляют мои друзья, приятели, друзья друзей и просто красивые люди. Моя новая серия началась с одной работы, сейчас в плане уже около двадцати картин, все они будут представлены на выставке в ноябре. Я очень люблю писать человеческую кожу, мне нравится ее прозрачность и многоцветность одновременно. Можно сказать, что главные герои моих работ – это кожа и человеческое тело в целом.

С момента продажи своей первой картины я все же поняла, что интерес к моим работам есть, поэтому сейчас я продаю работы дороже, чем раньше, да и масштаб немного изменился. Для меня цена работы складывается из материала, формата и некого «ажиотажа», который она вызывает, когда я выкладываю ее в соцсети. И, конечно, из моего личного отношения к работе. Бывают такие, которые совсем не хочется продавать».

Елизавета Штормит

ВГИК, художник-постановщик анимационного фильма

Елизавета Штормит

«Надо стать хорошим художником, настоящим профессионалом. Но «профессионал» вовсе не значит, работающий только в академической манере, в стиле фотореализма. Профессионал – это художник, который может работать в разных стилях, техниках, в любой манере и все равно оставаться собой. Вот тогда ты может и станешь знаменитым. Слава и деньги – это хорошо, но они могут изменить направление работы художника. Он начнет делать то, что продается. Но кому-то деньги и известность могут помочь. Тут все индивидуально. Я все же стремлюсь к внутреннему развитию и постоянному профессиональному росту, постоянно учусь и экспериментирую.

Нельзя отрицать, что одна из важных вещей в творческой мире – это признание в профессиональной среде. Можно быть знаменитым и популярным у безликой толпы, у людей, у которых нет вкуса. Надо желать не славы, а хорошего результата! А для того чтобы начать продавать свои картины, надо их нарисовать. Надо участвовать в выставках, знакомиться с галеристами, публиковать посты о своих работах. Пытаться заявить о себе – это отдельная работа.

Работать художником можно везде. Это самая прекрасная профессия на свете! Я очень люблю свою профессию, много работаю в сфере искусства, создаю собственные кураторские проекты и фестивали, строю декорации, делаю то, что мне интересно. Не всегда за это платят, раньше многие проекты я делала для опыта, портфолио, или платят не так много.

Можно быть знаменитым и популярным у безликой толпы, у людей, у которых нет вкуса. Надо желать не славы, а хорошего результата

Когда я пишу картины, то мои основные герои – это дом, двор, дерево, доски. Я рисую еще и иллюстрации, графические серии, где есть изображения людей, портреты, сцены в интерьерах, веселые звери. А также киноэскизы по произведениям Даниила Хармса. Недавно обстоятельства сложились так, что в моей голове собрался пазл. Я увидела много красных домов из своего детства, которые, оказывается, все время присутствовали. Я просто не придавала этому значение. Они подсознательно были моей темой всегда. Многие места моей работы – это театры, фабрики и заводы, которые сейчас являются культурными пространствами, они красные. Мои красные дома, это не просто герои, это мое эстетическое удовольствие. Мне нравится высказывание Наполеона о костеле св. Анны в Вильнюсе: «Если бы я мог взять его с собой, я бы поместил его в свои ладони и перенес в Париж».

Как-то у меня пытались украсть картину с выставки. Это было очень смешно. Я вешала свою персональную выставку в кинотеатре «Художественный». Все за один вечер повесить не успела. И несколько картин оставила в кинотеатре, чтобы приехать на следующий день. Картинки – эскизы к анимационным фильмам и графические серии внушительного размера. Унести незаметно их было очень сложно. Но какой-то отчаянный фанат решился, взял картину. Направился в сторону выхода, увидел охранника, пошел в другую сторону. Потом попытался раствориться в толпе, зрители как раз выходили после сеанса, потом нырнуть в зал кинотеатра. Но охранники его остановили и забрали картину.

Есть определенные правила стоимости графики и живописи – в зависимости от размера, техники, имени художника и прочего. Я обычно оцениваю материалы и степень любви к своей картине. Это звучит странно, но есть картины, с которыми можно расстаться легко. А есть, отдав которые, ты понимаешь, что лишаешься важной части себя, части переживаний и впечатлений. Я до сих пор страдаю от продажи некоторых моих работ».

Фото: Алена Чендлер

Благодарим за помощь фотостудию Photoplay

Комментарии

Читать на эту тему