Назад в будущее
  • 24.12.08
  • 399

Назад в будущее

Будущее наше зыбко и нерадужно, но есть ли смысл бояться дна, обещаемого экспертами?
 

Иногда, слушая их пророчества, ощущаешь себя растерянным мастером по прыжкам в воду, стоящим на краю трамплина у бассейна со спускаемой водой. Но обещанное дно рынка, спроса и кризиса — все же не влажный мозаичный пол, а всего лишь возврат назад к практикам и бизнесам дней ушедших. Уже понятно, что нынешнее поколение россиян не скоро начнет жить дольче гуче и версаче. В наступающем году нас ждет череда сокращений — потребления, продаж, производства. Адекватно оценить масштабы этих перемен попросту невозможно, ваш личный уровень пессимизма позволит вам прикинуть, после какого этапа ситуация постепенно начнет разворачиваться обратно. А мы лишь наметим штрихами траекторию винта, то есть, извините, возврата.

Ussr Day of the October Revolution 1938

От потребительской корзины к потребительскому лукошку

Мизансцена: Тиражи глянцевых журналов падают. Выживают сильнейшие (самые финансово устойчивые). Растет популярность изданий практического свойства. Мода продолжает оставаться руководством к действию. Денег мало: либо доллар вырос и за ним цены, либо рубль крепок, как в мечтах политиков, но никому не удается раздобыть его в необходимых количествах.

Потребитель: Хочет одеваться модно. Но хочет не очень, и насчет «модно» охотно идет на компромисс. Желание гулять по магазинам пропадает. Момент покупки по возможности откладывается. Покупается вещь, а не комплект.

Спросом пользуются (не повышенным, а вообще, и хоть так): брендовые качественные вещи, но не последних коллекций, в противовес новейшему массмаркету; хорошее качество в противовес средненькой новинке; универсальная вещь, а не требующая покупки многочисленных дополнений; и единичные новинки, с помощью которых можно обновить существующий гардероб.

Время приятных открытий: оказывается, кофточка из перехода в метро не хуже бутиковой, а дешевле на порядок, в соседнем мрачном подвальчике можно купить вполне себе офисную блузку не втридорога. За шубами не в меховой салон, а в ателье по ремонту, со своей старой, но снова любимой. Одежда снова становится хорошим подарком.

Советы игрокам рынка: сокращать закупки и тщательнее отбирать коллекции. Нынешнее время не простит ошибок в цене и качестве.

Для многих покупателей цена из важного фактора превращается в ведущий. Реклама типа «Последняя неделя ликвидации товара» будет эффективнее, чем «Престижные новинки для VIP-персон».

Распространенная на Западе практика подарочных сертификатов на определенную сумму в магазинах одежды может быть полезна в России: одежда не исчезнет из списка наиболее желанных подарков.

Классика  — разумный выбор, но она таит в себе большую опасность. Бизнес одежды двигает новизна. В ее отсутствие ритейлеры обречены работать на распродажи. Во-первых, потому что базовые вещи будут стараться делать все, а конкуренция сведется к ценовой войне. Во-вторых, потому что подобное будет покупаться планово и по минимальной цене. В-третьих, потому что, когда придет очередная порция классической одежды под видом новой коллекции, а на рейле останется недопроданная старая, шансы избавиться от обеих с хорошей маржой будут минимальны.

Назад в будущее

Неплатьежеспособность

Мизансцена: Мода постепенно превращается в гипотетический ориентир. К примеру, трендовый посыл «приталенный силуэт, монохромная гамма, броская многослойная бижутерия» ретранслируется в серый шарфик с блестящей бахромой на талии. Денег еще меньше. Глянец передается по очереди и не теряет актуальности, дойдя до последней читательницы через пару сезонов. Burda moden рулит.

Потребитель: проведя ревизию гардероба, с удовлетворением приходит к выводу, что все носить - не переносить, а если еще прикупить тот самый шарфик... Резко расширяется диапазон мест покупки  — стоковые центры, рынки выходного дня, комиссионные магазины. Выжившие и неизбежно поднявшие цены массовые марки переходят в категорию премиальных.

Фирменный спортивный костюм возвращает утраченные десятилетие назад позиции  — «и в пир и в мир», качественно и всегда актуально, да еще и с известным логотипом.

Появляется необходимость в ателье  — перешить что-нибудь в модное и новое или сшить, чтобы сэкономить. Потихоньку вспоминаются навыки шитья и вязания дома. Рачительная домохозяйка владеет вязальной машиной и оверлоком не хуже, чем моющим пылесосом, тем более, что рынок труда не позволяет ей пользоваться «аськой» и кофе-машиной за зарплату.

Модный бизнес: зря вы поторопились закрыть ателье, в нем еще оставались мастера, знакомые с понятием «художественная штопка». Бутики торгуют одеждой, собранной по сусекам, зато недорого, даже самый талантливый мерчендайзер сошел бы с ума, пытаясь превратить это в «коллекцию сезона». Но целостность имиджа не столь важна, как условия оплаты контрагентов. Когда-нибудь и это купят, а арендодатель подождет, у него нет других вариантов. Пора возрождать пункты обмена. При условии, что Интернет-трафик продолжит оставаться доступным, все большую популярность приобретают ресурсы типа Amazon.com или Molotok.ru. Профиль «одноклассника» пополняется сервисами «продам» и «дам поносить».

Мы не так богаты, чтобы покупать...

Мизансцена: Денег нет, но это не так уж и важно. Мода  — это нечто сиюминутное и нелепое. Важен хороший вкус и умение стильно сочетать фирменный дедушкин пуловер (Zara!), треники старшего в качестве леггинсов и заветный шарфик. Вместо глянца в киосках  — коллекции открыток со звездами: Ксения Собчак в кабриолете на фоне рублевских сосен, Анастасия Волочкова в гримерной принимает восторженных поклонников...

Потребитель: если покупает, то по необходимости и совсем не факт, что новое. Шьет, чинит и перекрашивает сам. Ценится умение прясть и ткать.

Рынок одежды: часть магазинов одежды переходит на торговлю тканями и фурнитурой, пошив в ателье становится распространенной практикой. Заграничное  — самостоятельный бренд: китайское и турецкое  — массовый, британское и французское  — премиальный.

Имидж  ничто, голод  все

Вот оно дно, окончательное. Такое глубокое, что темно, тихо и только ярко сияют звезды. Носим перешитое приталенное. Покупаем с рук или меняем на то, что есть у самих. Нам уже велико, а вам все еще впору.

Вероятно, здесь уже краски предельно сгущены, но и вас никто не заставлял заходить так пессимистично далеко назад. Хотя все описанное, как ни странно,  — российские реалии всего лишь 20-летней давности. Скорее всего, дело ограничится первым этапом. Но если нам захочется испугать себя пострашнее, мы-то, в отличие от западных накрахмаленных яппи, знаем, чего бояться.

Автор: Наталья Либман

Материал предоставлен журналом PROfashion http://www.profashion.ru/

Комментарии

Читать на эту тему