Исследование материалов на выставке  Евгения Антуфьева

Исследование материалов на выставке Евгения Антуфьева

с 14.02 по 7.03

Мультимедиа Арт Музей (МАММ)

Евгений Антуфьев – единственный российский художник своего поколения, который последовательно демонстрирует уникальную чуткость к архаике, специфическому типу мифологического сознания, проявления которого ему удается обнаружить в современном мире.

МАММ совместно с Коллекцией Maramotti представляет проект Евгения Антуфьева «Двенадцать, дерево, дельфин, нож, чаша, маска, кристалл, кость и мрамор: слияние. Исследование материалов», который стал результатом резиденциальной программы, организованной коллекцией Maramotti, и впервые был показан в 2013 году в Реджо-Эмилии (Италия).

Антуфьев возвращает вещному миру его давно утраченное сакральное содержание, он словно заново изобретает предметы, различные объекты, и в этот микроакт творения художник вовлекает всё многоообразие знакомых материалов и вещей: одежду, кристаллы, минералы, насекомых, мрамор, животных, дерево, бусинки и пр. Антуфьев шьет, вышивает, вырезает, выпиливает, размалывает, собирает предметы, его действия подчиняются логике не художественного творения, а шаманского ритуала, мистерии. И в этот момент Антуфьеву открывается настоящая свобода, избавленное от эвклидовой логики пространство, в котором возникает единство физической и символической сущности вещей.

Любой материал в руках Антуфьева намечает путь преодоления конкретности, однозначности формы, и зрителю потребуется известная смелость, чтобы следовать этому новому порядку, вновь изобретенному ритму. Зритель вынужден отказаться от привычного созерцания искусства, он должен теперь вступать в буквальный, почти физический контакт с многочисленными объектами, ситуациями, отношениями: процесс восприятия искусства не описывается отныне в терминах смотрения, рассматривания; коммуникация всё более усложняется, задействуя все органы чувств, заставляя переживать, ловить ритм и энергии. Он перемещается от дельфинов к странным антропоморфным существам, упирается в груду тряпья, обнаруживает тайные комнаты и «секретики», лавирует от убийственной серьезности древних символов к ироничным коллекциям, собранным художником на манер «кабинетов редкостей», выставленных правда в лабораторно-стерильных шкафах.

Комментарии