Русский Репортер: "А вы что сделали?"
  • 08.04.11
  • 774

Русский Репортер: "А вы что сделали?"

Очень увлекательная беседа (или спор) группы "Война" и журналистки "Русского репортера" особенно веселит в свете вчерашнего вручения художникам Государственной премии в области современного искусства "Инновация" за акцию Х*й в плену у ФСБ. Марина Ахмедова, вероятно, во время интервью получила культурный шок (или шоковую терапию):

- А что вы умеете?

- Видите, какие произведения искусства на века создаем? – говорит Воротников, а я силюсь понять – это он серьезно или провокация?

- Это – не произведения искусства, - говорю я, морально готовясь к нападению. – Современное искусство – вообще не искусство, - вбиваю последний гвоздь и ерзаю на стуле.

- В отличие от современной российской журналистики, находящейся в жопе, современное искусство вообще-то процветает, - злобно реагирует Воротников.

- Для меня искусство – это то, что может создать один из миллиона, - говорю я, и эта моя фраза встречает презрительное фырчание со стороны активистов.

- Это как раз и не является искусством… - мягко говорит Коза.

- А нарисованный х… – искусство?

- Вы выступаете за некую элитарность в искусстве, - говорит Воротников, и по тону его я чувствую, что все же задела его. - А это противоречит самим основам современного искусства, которое транслирует такую мысль: ты тоже это можешь.

- Мы непременно проводим акции так, чтобы их можно было повторить, - снова подает голос Коза.

- Нам говорят: «Блин, да я ж такое по пьяни в молодости делал. Почему они художники? Тогда каждый – художник».

- Вот уж нет, - перебиваю. – Быть художником – дар.

- Бред. У вас какие-то охранительные взгляды на культуру. Вы говорите "один из миллиона", "культуру надо охранять", "музеи запирать", - начинает сочинять Воротников – последних двух фраз я не говорила. - Куль-ту-ра де-ла-ет-ся все-ми на-ми, все-ми на-ми, - втолковывает мне он, видимо, думая, что растянутые слова имеют больше шансов войти в мои закупоренные уши.

- Культура, но не искусство... – пафосно говорю я.

- Искусство – передовой край культуры.

- Я подхожу к звездам Ван Гога и перерождаюсь, - напускаю на себя еще больший пафос. - И смотрю, простите, на ваш х… и ничего не чувствую.

- Вы принадлежите к ушедшей эпохе. Мы из жалости не выбрасываем вас на свалку, - отрезает Воротников, и я благодарю его за доброту.

Вообще, пока наш разговор больше похож на плохую постановку. Неискренни они, неискренна я. Беседе требуется крутой поворот, но я пока не знаю, где и как поворачивать.

- А, может, у вас просто нет таланта, сделать красивее и лучше? – со злой иронией говорю я.

- Если у меня нет таланта, то почему министр культуры Авдеев звонит Миндлену, и просит: «Ой как-нибудь уговори их, чтоб сняли свою кандидатуру с «Инновации». Если бы у нас не было таланта, они бы все за нами сейчас не бегали и не засыпали нас звонками и мольбами.

- Так они вас просто боятся.

- Что уже не плохо. Журналистам надо понять: культура - это то, что делается всеми. Искусство – как квинтэссенция культуры, как поэзия – квинтэссенция языка. Искусство в целом формулирует то, что потом культура будет выстраивать в каждом конкретном закоулке. Как философия дает понятийный аппарат или, скорее, возможность для создания понятийного аппарата в каждой отдельной науке, так и искусство занимается созданием самых общих, самых базовых вещей.

Арт-группа
Фото - Владимир Телегин

 

А в это время в апрельском номере гейского журнала КВИР размещено интервью Нади Толокно и Радистки Кэт, активисток "отколовшейся московской фракции" Войны. Девушки (особенно, конечно, выпускница философского факультета, красавица Надя) позиционируют теперь себя в качесте радикальных ЛГБТ-борцов, объясняют смысл акции "Лобзай мусора" и клеймят заскорузлых гомофобов таким примерно образом:


"Культура бунта является единственно здоровой формой политической жизни страны, и во имя этой культуры мы все должны позаботиться о том, чтобы галерный краб, его чекистские, институтские дружки сложили бы свои полномочия. Речь не идет о том, что гей и лесбиянка должны каждый день ходить на либеральные митинги за "Россию без Путина". Они могут, конечно, ходить, я буду рада с ними там встретиться. Но главным их вкладом будет развитие такого культурно-медийного фона, при котором ни преступный автократ Путин, ни гомофоб Собянин не смогли бы сохранить власть. Ведь в развитых демократиях пассажи о неэффективности прямых выборов глав регионов или даже тонкий намек на нежелательность гей-парада были бы средневековой дикостью - гражданское общество выбросило бы такого политика на свалку. Нашей последней акцией мы внесли свою малую лепту в создание такого культурного состояния, которое нынешняя политическая элита уже будет не в состоянии обуздать. Ведь если граждане начнут себя социально и сексуально активно вести по отношению к правоохранительным органам, то им будет очень сложно оставаться такими же гнилыми оборотнями, которыми они являются сейчас".

Полностью - здесь.

Комментарии

Читать на эту тему