Молодая кровь: Ssanaya Tryapka
  • 21.02.18
  • 6497

Молодая кровь: Ssanaya Tryapka

Провокация уже давно дискредитирована, как метод пиара. Это один из самых простых способов привлечь к себе внимание. Часто за скандальной оболочкой не кроется серьезное высказывание, убедительная эстетика или сильная концепция. Однако встречаются исключения. Редактор BE IN OPEN Катя Работа и редактор Be-in.ru Карина Никифорова поговорили с создателями молодой марки Ssanaya Tryapka, которые эпатируют не только своим названием, но и обращением к порнографической эстетике.

Спойлер: оказалось, что провокация вполне осознана и обоснована, у проекта Ssanaya Tryapka явно есть будущее.



Кржемелик: Ssanaya Tryapka задумывалась как анонимный арт-проект, поэтому мы свои настоящие имена утаим, они слишком узнаваемые. Нас можно называть Кржемелик и Вахмурка, как персонажей мультика из детства. У нас такой отказ от авторства, как в постмодернизме – «Смерть автора».

Катя: В своем манифесте вы говорите, что красота больше не является обязательным условием искусства. Почему?

Вахмурка: Эстетика отвратительного сейчас довольно актуальна.

Кржемелик: И это опять-таки близко к постмодернизму, такой эффект китча или декадентства.

Катя Работа: А вам не кажется, что это уже стало попсой?

Кржемелик: Да, но тем не менее среди этого все равно можно выделиться за счет концепции.

Карина: В ваших вещах – ярко выраженная провокация. Мы в редакции даже спорили, надел бы кто-нибудь свитер Ssanaya Tryapka или нет. Очень интересно, покупают ли ваши вещи?

Кржемелик: На самом деле покупают. Для нас этот проект – своего рода эксперимент на тему: «реально ли сделать яркий и провокационный продукт в условиях российских реалий». Мы продаем вещи, в основном, через Instagram и Facebook, что-то представлено в универмаге «Хлебный». Недавно начали сотрудничать с японским байером Кадзумой Мори.

Вахмурка: Он нас сам нашел, сам написал нам. И мы уже второй раз делаем поставку для его магазина Uggla. В целом, там очень довольны продуктом.



Катя: То есть, за рубежом ваш продукт воспринимают лучше, чем в России?

Вахмурка: Я бы не сказала, что лучше. Практически все люди, которые познакомились с нашей маркой, позитивно отнеслись к ее концепции. Первый раз мы выставили наши вещи на фестивале «Форма», многие подходили, улыбались, говорили, что это очень круто. Мы сами не ожидали такой реакции.

Катя: Вы говорите, что выступаете против моды, но не забываете упомянуть, что ваши свитера сделаны из мягкой натуральной шерсти. На какую аудиторию вы рассчитываете?

Кржемелик: Мы очень боремся за качество вещей и считаем, что лучше сделать маленький тираж высокого качества, чем штамповать очередной синтетический ширпотреб. В будущем планируем делать некоторые модели очень ограниченным тиражом из мериносовой и кашемировой пряжи.

Вахмурка: Нашу продукцию может купить любой, кому она понравится, нет какой-то конкретной целевой аудитории – маркой интересуются и покупают вещи совершенно разные люди разных возрастов. Понятие «целевая аудитория», на наш взгляд, уже изжило себя.

Катя: Как вы разработали первую вещь и как все двигалось дальше?

Вахмурка: Мы сразу взялись делать коллекцию. Идея появилась довольно спонтанно, так же, как и название бренда. Концепция пришла уже в процессе разработки коллекции.



Карина: Какие тиражи были у вашей первой коллекции?

Вахмурка: Первая партия у нас продалась довольно быстро. Там было что-то около пяти единиц на каждый свитер и столько же на каждую модель футболки. Потом повторили тираж.

Карина: И все продалось?

Вахмурка: Сейчас у нас осталось только две футболки.

Карина: Вы вышли в плюс?

Вахмурка: Да. Сейчас все полученные деньги мы вкладываем в новую коллекцию.

Карина: Вы оба художники? А непосредственно созданием вещей, конструированием кто занимался?

Кржемелик: На самом деле Вахмурка – дизайнер одежды. Она со всем этим знакома.

Катя: Где вы оба учились?

Кржемелик: Я учился на архитектурном. Долгое время работал архитектором и иллюстратором, выставлялся и печатался как художник.

Вахмурка: Первое мое образование – художник-декоратор. После этого я работала дизайнером полиграфии, потом училась на портного и на конструктора-технолога. У меня есть сильная база в плане технологии, качества, понимания производства. И довольно большой опыт работы в разных местах.


Карина: Если концепция марки – это отрицание моды и трендов, то почему вы становитесь участниками конкурса «Новые имена в моде» журнала «Собака»?

Вахмурка: Это была шутка.

Кржемелик: Мы даже не думали, что наш лукбук разместят.

Вахмурка: Мы сочли, что любая реклама – это реклама. Хуже не будет от того, что больше людей нас увидят. А насчет того, что концепция марки – отрицание моды, то это на самом деле не так. Это концепция коллекции. У каждой следующей коллекции будет свой объект исследования. Сейчас мы работаем над новой темой, она тоже будет провокационной.

Катя: Вы высказываетесь против того, как устроена система современной моды. Чем она вам не угодила?

Вахмурка: Нам не нравится однообразие масс-маркета. Я уже 5-6 лет занимаюсь модным бизнесом и знаю изнутри, как все это работает. Сейчас тружусь в большом российском масс-маркет бренде. Там работают несколько дизайнеров и все они разрабатывают по несколько коллекций в год: следят за тенденциями, подбирают цвета для своих капсул. Когда капсула уже готова, ее нужно представить тем, кто занимается закупками. Приходят женщины в рыжих шубах и мужчины в остроносых туфлях и говорят дизайнеру, который представляет свою капсулу, что это не продастся, цвет им не нравится. А это весенняя коллекция, цвет серо-лиловый – сейчас, согласно трендвотчингу, должен быть актуальным. А ей отвечают: «Этот цвет – говно, этот цвет никто не купит». И девушку доводят до слез. Она полгода смотрела модные тенденции на следующую весну, а эти люди говорят, что коллекция плохая. И так каждый раз. Это тлен и безысходность. Я понимаю, почему так происходит – никто не хочет рисковать, потому что они уже несколько лет продают «платье в цветочек и трусы в горошек». Поэтому в российской моде все настолько однообразно и скучно.

Катя: То, что происходит в больших брендах, это действительно тлен. А маленькие локальные марки бывают интересны своей подачей, искренностью. Но как масштабировать такой маленький бизнес? Вот, допустим, если ваш масштабировать – не уйдет ли эта искренность?

Кржемелик: У нас есть возможность масштабироваться и выпустить вещи любым тиражом. Но мы не будем этого делать, потому что хотим развиваться, как арт-проект. У нас в планах открытие галереи «Ссаного Искусства».



Катя: Есть ли у вас понимание того, что может стать ДНК Ssanaya Tryapka?

Вахмурка: Цифровые искажения.

Карина: В вашем лукбуке вижу ковры, водочку-огурчики. Не кажется ли, что представление о России, как о чем-то постсоветском, уже избитая тема? Почему вы тоже к этому обратились?

Вахмурка: Мы просто посмеялись над этим. Решили проработать эту тему по-своему, очень вульгарно, и подаем ее не через гопников, а через эстетику 8-bit, спортивную форму из детства, акриловые свитера, застолья родителей и тому подобное.

Карина: А откуда взялось порно?

Кржемелик: Мне кажется, что это очень острая тема была в 90-е – порно на VHS.

Вахмурка: Когда мы были детьми, то случайно находили кассеты родителей и удивлялись увиденному.

Катя: Как вы думаете, на что сменятся эти лихие 90-е, которые уже всем надоели?

Кржемелик: Они уже меняются на 2000-е.



Карина: Я недавно разговаривала с дизайнером одной локальной марки, и она возмущалась по поводу того, что происходящее с модой сегодня – это п...ц. Что мода дальше не может развиваться. И когда появляется марка Ssanaya Tryapka, которая говорит: «Мы против всего», это как будто подтверждение конца. Все, что я вижу сегодня, вторично. Все как будто пережевывают самих себя. Можно ли создать новое в таких условиях?

Кржемелик: Мне кажется, я последнее время кругом вижу униформу. И к этому все реально стремится. В моде все уже давно сказано и нет смысла изобретать новые формы, поэтому мы взяли за основу простые базовые свитера, как способ выражения.

Вахмурка: Нашими свитерами с порнографией мы хотели подчеркнуть то, что мода сейчас – это сплошная порнография и спекуляция на всем, что душе угодно.

Катя: Если вам завтра позвонят из оргкомитета Mersedes Benz Fashion Week Russia и позовут участвовать, вы пойдете?

Кржемелик: Пойдем. Мы уже придумали инсталляции и шоу.

Катя: Если ваш свитер захочет купить Ольга Бузова, вы ей продадите?

Вахмурка: Это самое прекрасное, что может случиться с нашим свитером!



Комментарии

Читать на эту тему

Реклама