Как у людей: Что делают с дипломом философа
  • 07.04.15
  • 6829

Как у людей: Что делают с дипломом философа

В школах началась волна ЕГЭ, а в вузах на носу выпускные экзамены. То есть одни будут решать, в каком университете провести ближайшие 5 лет, а другие будут думать, что им после него теперь делать. Мы нашли людей, которые приняли в 11 классе самые нестандартные и рискованные решения о будущем образовании, и спросили у них, как они теперь живут со своими дипломами.



Композитор

Илья Демуцкий, 31 год. Закончил Хоровое училище им. М.И.Глинки, Государственную Консерваторию им. Н.А.Римского-Корсакова и Консерваторию Сан-Франциско

Я начал писать музыку с семи лет. Конечно, в детстве мне не особо нравилось сидеть часами перед фортепиано. Мне хотелось гулять и смотреть кино, но родителям удалось удержать меня от соблазнов. Сначала я учился в Музыкальном лицее, затем продолжил обучение в Хоровом училище им. Глинки, это старейшая и сильнейшая музыкальная школа в стране. И если поначалу я старался проявлять себя в музыке с максимальной отдачей из-за чувства ответственности, то постепенно я начал понимать, что музыка – это моя жизнь. Никакого разочарования в ней у меня никогда не было, и более того, очарование профессией растет с каждым годом.

После лицея я поступил в консерваторию на дирижерский факультет, потому что не мог решить, какое направление мне интереснее. Но судьба распорядилась иначе: на последнем курсе я без особых надежд подал документы на конкурс стипендии Фулбрайта в США и неожиданно получил грант. Таким образом, после консерватории я уехал в Сан-Франциско, где учился композиции. Это был потрясающий опыт и в плане образования, и в плане знакомства с культурой.

После возвращения в Россию я попытался найти работу композитора. Это оказалось очень непросто: я учился в США и у меня не было нужных связей в России, а это очень важно. Поэтому сначала я начал работать по своей первой специальности – дирижером – у меня был свой вокальный ансамбль. Потом я понял, что надо продвигать себя через интернет. Я начал размещать объявления на форумах и писал музыку к студенческим фильмам.

Однажды мне пришло письмо с одной московской студии документальных фильмов, где меня спросили, можно ли использовать несколько треков, которые были выложены у меня на сайте, а также не мог бы я дописать еще несколько композиций к одной картине. Так я начал работать с классиком документального кино Сергеем Мирошниченко, с которым мы сделали уже несколько картин, например, «Рожденные в СССР» и «Кольца мира» об играх в Сочи. У меня начали появляться нужные знакомства и предложения о работе.

Однако при всех плюсах работы в киноиндустрии, меня всегда больше тянуло к концертной музыке. Единственный способ реализовать себя в этой области – участие во всевозможных конкурсах, российских и международных. Поворотной точкой в моей карьере послужила победа в 2013 году на крупном международном конкурсе в Болонье. Мое произведение облетело весь интернет, вызвало массу дискуссий – в общем, обо мне заговорили. С тех пор мне начали поступать множество предложений от разных театров. Например, я написал двухактный балет «Герой нашего времени» для Большого театра. Премьера будет уже в июле.



Философ

Кристина Джураева, 23 года. Закончила СПбГУ, философский факультет по программе «Прикладная этика»

Я оказалась на факультете случайно. На самом деле, я хотела поступить на юридический, но на всякий случай подала документы и на философский. В тот год меня ждал грандиозный провал, и меня, вроде бы умную девочку, не хотели брать ни в один вуз. В последний день последней волны поступления меня все же взяли на философский факультет на кафедру еврейской культуры на специальность «Библеистика». Родители, уже смирившиеся с моей перспективой работать весь последующий год где-нибудь в закусочной, чтобы обеспечить себе платное обучение, были просто счастливы. Они почему-то думали, что я выучусь и буду расшифровывать древние рукописи, и по забывчивости называли мою специальность «Библиотикой». Я быстро поняла, что «библиотика» – это не мое, и что единственные пары, на которые я хожу с удовольствием, – философские дисциплины, никак не связанные с еврейской культурой, при всем моем к ней уважении. В итоге на следующий год я уже целенаправленно пересдавала экзамены и поступала на философский на кафедру этики, где и выучилась.

На самом деле, учиться на философском интересно. Отсутствие конкретных перспектив не пугает, особенно первые годы. Ты расслабляешься и получаешь удовольствие от процесса обучения, имея возможность посвятить себя анализу любой интересующей тебя проблемы. Постоянная необходимость анализировать не может не развивать, и ты это понимаешь. Поэтому на вопросы в духе «И кем же ты будешь работать?» я спокойно пожимала плечами, не испытывая никаких волнений.

Поиск работы после окончания университета оказался непростым делом. Кадровики часто задают вопросы о таком необычном образовании, которые в общих чертах звучат как «А что это за образование у Вас такое странное? А что вы умеете?». Это единственное, что вызывает у меня замешательство. Я, что называется, все могу, но ничего не умею. Меня научили думать и анализировать, но мне не встречались вакансии, где это требование всерьез было бы главным критерием отбора.

Поняв безысходность ситуации, я пошла получать второе образование на факультет журналистики. Мне кажется, способность пуститься в многоумные размышления, умение писать хорошо сочетаются с корочкой журналиста. Но поработав немного на этом поприще, я пока себя не нашла.



Кинорежиссер

Александр Чернов, 29 лет. Закончил СПбГУКиТ, кафедру режиссуры кино и телевидения

Я решил поступать в Университет кино и телевидения на режиссуру. В тот год на курс режиссуры игрового кино набирал Герман. Я сходил к нему на открытый урок, и он мне не понравился: такой сумрачный человек, в общем, не мой тип. А Виноградов, мой будущий учитель, наоборот, мне показался очень открытым, так что я решил даже не пробовать сдавать на игровую режиссуру, а сразу пошел в документалистику. При этом большая часть моих однокурсников попала на этот курс после того, как провалилась на экзаменах у Германа, – они надеялись, что потом перепоступят. Я же рад, что выбрал именно документальное кино, не представляю, чтобы я снимал что-нибудь другое.

Преподаватели у нас были такие же, как и в остальных ВУЗах нашей страны, – они не умели заинтересовать студента своим предметом. Так что большую часть знаний мы брали у мастеров. Сейчас, оглядываясь на свое обучение, я думаю, что не обязательно всем идти учиться в университет, если хочется стать режиссером. Кому-то может хватить курсов, например у Марины Разбежкиной, а кто-то может просто взять камеру и начать снимать – все зависит от жизненного опыта и знания людей, ведь это самое главное в профессии. Университет же дает погружение в среду, там быстрее набираешься опыта, так что такое образование подойдет больше молодым. В 30 лет я бы уже не поступал на эту специальность.

Мы все понимали в университете, что выходим из него профнепригодными. Нас научили снимать художественное документальное кино, а затем мы попали в мир, где по большей части нужны репортажные материалы. В итоге многие ищут финансирование через государственные студии. Туда нужно отправить заявку на съемку проекта, запрос рассматривают и решают, давать ли деньги. Однако даже при положительном решении итоговая сумма небольшая: коррупция у нас проникла во все сферы, так что до непосредственного производства доходит в лучшем случае треть бюджета.

Я со своей однокурсницей, в будущем женой, еще в университете начал сотрудничество с западными фондами, до сих пор работаю с эстонским телевидением. Некоторые мои однокурсники снимают халтурки, и только иногда им удается получить государственное финансирование для фильма. Впрочем, деньги за это они получают смешные. А вообще, найти работу сложно, у операторов, например, с этим проще.



Религиовед

Инна Поночевная, 26 лет. Закончила СПбГУ, кафедру религиоведения

Кафедра религиоведения в СПбГУ представляет собой дружный коллектив. Хотя от некоторых приглашенных преподавателей было нормальным услышать про чудодейственные иконы, которые перемещаются по воздуху, в основном у нас господствовал здравый смысл и вера в науку.

После выпуска никто не надеется на золотые горы. Хотя можно получать неплохой доход с преподавания или публицистики, это все равно не те цифры, на которые надеются целеустремленные студенты. Так что сразу, еще в университете, многие начинают осваивать вторую профессию. Я и многие мои однокурсники выбрали рекламу. Как бы странно ни звучало, эта специальность хорошо сочетается со знаниями об идеологии и массовом сознании, которые мы получаем во время обучения. Сейчас я учусь в аспирантуре, а работаю бартендером. Я считаю, что работу найти можно всегда, особенно если есть голова на плечах и мотивация.

Я дописываю кандидатскую диссертацию. Возможно, потом меня пригласят преподавать, но это уже как получится. В любом случае, о потраченном на факультете времени я не жалею. Философское образование позволяет лучше понять себя и других, а еще вдохновляет на самостоятельный поиск.

Комментарии

Читать на эту тему