Молодая кровь: Alisa Kuzembaeva
  • 04.08.15
  • 3215

Молодая кровь: Alisa Kuzembaeva

Алиса Кузембаева по образованию архитектор. Второе высшее получала в московской БВШД, затем год проучилась в Saint Martins. После выпуска создала собственную марку Alisa Kuzembaeva. Алиса рассуждает о том, в чем разница между британской и российской модой, в какой стране легче реализоваться и как архитектурное образование повлияло на то, как она мыслит.


Алиса Кузембаева,
дизайнер

О марке


«Моя первая коллекция выросла из выпускной. Были сложности с конструированием, но в принципе я уже знала, что к чему. Мне кажется, что первая коллекция – это вообще легко. Потом уже сложнее, потому что нужно развивать свою концепцию, придумывать какие-то интересные ходы, концентрироваться на творческой составляющей, а не только на технической стороне вопроса.

«»

В Европе ты тратишь 30 процентов от тех усилий, которые вкладываешь в производство в России.


Есть дизайнеры, которые при создании коллекции отталкиваются от образа. А я сначала придумываю конструкцию и потом ее начинаю везде внедрять. Сначала я работаю с материалом, потом – с концепцией.

Я делаю повседневные вещи, но, естественно, их не наденешь для прогулки с собакой в парке. Но также они не выглядят безумно роскошно и «гламурно». С ними можно играть. Мне нравится наблюдать, как человек надевает их по-своему – вещи сразу начинают выглядеть по-другому.

Alisa Kuzembaeva

Большинство клиентов покупает через студию, потому что им нужно видеть вещь, прежде чем совершить покупку. Если бы одежда была представлена во многих магазинах, то, конечно, было бы проще. Сейчас, несмотря на развитие интернет-технологий, многих пугает покупка без примерки. Некоторые модели на фотографиях кажутся излишне сложными или очень яркими, хотя на человеке они смотрятся совершенно по-другому.

«»

В Великобритании мода – это огромное поле, где все крутятся, а у нас – островки. Люди как-то плавают, пытаются друг друга увидеть, не чувствуя себя участниками даже небольшой индустрии.


Часть девушек приходит студию и просит либо подогнать вещь четко по фигуре, либо дополнить какими-то своими деталями. В России вообще мало магазинов, которые занимаются подобным. В Европе многие магазины используют такую услугу – это делается ради статуса. Когда человек тратит значительную сумму на одежду, которую он будет носить, естественно, он хочет, чтобы она на нем круто смотрелась. Зачастую исправления или дополнения могут сильно повлиять на ее внешний вид. Эскиз на бумаге и вещь в реальности могут различаться кардинально.

С какими сложностями столкнулась


Я привыкла к британской системе. Там проще работать со швеями. Британские фабрики производят качественные ткани, в отличие от российских. В Европе ты тратишь 30 процентов от тех усилий, которые вкладываешь в производство в России. Много времени и денег у нас в стране тратится на амортизационные расходы – на переделку косяков. В Европе выше качество услуг, так как многие производства совсем новые и только набирают потенциал. У нас фабрики борются с призраками коммунизма – следят только за соблюдением норм и ГОСТов, а не за качеством. Лазерная резка, печать на ткани и прочие технологичные услуги у нас дороже, чем в Лондоне.

В России, в отличие от Великобритании, сложнее реализовывать идеи. В Лондоне индустрия сама по себе достаточно открытая. Стилисты звезд или журналов видят твою коллекцию где-нибудь на сайте и моментально связываются. Мои коллекции публиковали итальянские Vogue и Wait Magazine, например. В Великобритании мода – это огромное поле, где все крутятся, а у нас – островки. Люди как-то плавают, пытаются друг друга увидеть, не чувствуя себя участниками даже небольшой индустрии.

«»

Они всегда хотели получить формулу. Мода так не работает.


Мода в России в принципе как-то оторвана от реальности. Она же связана с повседневностью, она – отражение общества. У нас это просто какая-то возникшая абстракция. Когда я училась в Saint Martins, там были русские девочки, и мой преподаватель говорил: «Алиса, помоги им, потому что они учились в России, и у них другой взгляд на создание вещей». Они всегда хотели получить формулу. Мода так не работает.

С другой стороны, производство в России в целом дешевле. Меньше конкуренция – ты знаешь всех дизайнеров, которые работают в твоем ценовом сегменте и с твоей целевой аудиторией. Это и плюс, и минус. Минус в том, что при неактивной среде ты расслабляешься, прекращаешь развитие.

У нас сильная школа конструирования. В Лондоне это редкая профессия, и конструкторы дорого стоят. В основном это японцы. У нас найти нужного конструктора не проблема, если ты не делаешь что-то сумасшедшее.

Alisa Kuzembaeva

Что в планах


Я планирую расширять производство. Марка еще довольно молодая, но мы очень быстро набираем обороты, количество клиентов и заказчиков растет. Соответственно, сейчас основной упор идет на то, чтобы создать все условия для возникающего спроса на продукт.

Также в приоритете выход на международный рынок и сотрудничество с зарубежными байерами и шоу-румами. Хотелось бы в перспективе выпустить какие-то аксессуары и обувь. Но я, к сожалению, не сильна, допустим в производстве обуви, и считаю, что лучше это дело доверить профессионалам. А со своей стороны просто разработать концепцию. Поэтому мне, скорее, интересны люди, с которыми можно было бы сотрудничать и создавать коллаборации».

Интервью брала Катя Павлова, создательница паблика F Λ S H I O N I S M

Комментарии

Читать на эту тему