Правила основательницы Colette Сары Андельман
  • 26.08.15
  • 4579

Правила основательницы Colette Сары Андельман

Основательницы Colette, одного из главных парижских мультибрендовых магазинов, Сара Андельман и ее мать Колетт Руссо крайне редко дают интервью, почти всегда отказываются от комментариев. Они предполагают, что вместо них об их философии расскажет сам магазин, в котором вещи Carven соседствуют с футболками независимых уличных марок вроде Palace, а ресторан и бар, в котором подают 100 марок питьевой воды, соседствует с книжным отделом, наполненным чтивом об искусстве и архитектуре. О технической стороне и бизнес-аспектах Colette практически ничего неизвестно, но мы, все же, кое-что выяснили.

Витрины Colette, посвященные старту продаж Apple Watch

«»

Мы c середины 90-х жили в этом же доме и видели, что пространство внизу пустует. Нам нравилось расположение: не слишком шик, не совсем центр. Что-то между. Это были три этажа, 700 никому ненужных квадратных метров площади. Однажды мы смогли попасть внутрь, и достаточно было лишь одного взгляда на это помещение, чтобы картинка сложилась: здесь будет кафе, здесь одежда, здесь обувь, а здесь книги. Хотя, если честно, поначалу мы вообще не понимали, что делаем.


Открытие Colette многими было воспринято в штыки. Мало кто понимал идею смешения дорогого и дешевого, места, где можно приобрести фотокниги по искусству, одежду, и одновременно пообедать. Особенно бушевала парижская пресса:

«»

Поначалу нас никто не понимал. Разброс цен был такой: от конфеты до вещи из первой линии Alexander McQueen. Мы мешали уличную одежду с люксом, ресторан соседствовал с книжным отделом. Пресса тогда язвила: «Им отведено полгода до смерти, не больше».


Интерес Сары к одежде и культуре в целом не случаен. Сама она – искусствовед по образованию, а ее мать профессионально занималась закупками одежды:

«»

Мне тогда был 21 год, я изучала историю искусств, была на практике в журнале Purple, который тогда был больше об искусстве, чем о чем-то другом. А мама работала в закупках одежды. Не люкса, просто одежды – это была оптовая торговля. Мама, конечно, была далеко не дизайнером, но модой она интересовалась достаточно серьезно. Она брала меня с собой за покупками. Водила, например, в Comme des Garçons на улице Этьен Марсель. Мама и сейчас любит все, что связано с ритейлом. Наверное, любит даже больше, чем моду. Передавать определенные идеи с помощью продукта, делать людей счастливее – это все ее, она в этом мастер.


Colette, при всей его масштабности, остается семейным бизнесом:

«»

Мама веыступает в качестве аккаунт-менеджера наших клиентов – брендов, дизайнеров, которых мы представляем. Еще она руководит оформлением витрин и исполняет обязанности администратора. Еще один человек отвечает за музыкальный отдел, другой – за отдел техники, а я занимаюсь всем остальным – одеждой, книгами, дизайном. У нас очень небольшая команда.


С самого начала Колетт и ее дочь видели в магазине миссию поиска и поддержки молодых прогрессивных марок и дизайнеров:

«»

Мне нравится находить новых дизайнеров. Мы счастливы, что в нашем бренд-листе есть марки вроде Valentino и Céline, но мы не менее рады представлять публике молодых и талантливых. Начиная с самых первых коллекций мы работали с Proenza Schouler и Рафом Симонсом, например. Еще меня в хорошем смысле слова потрясают коллекции русских и украинских дизайнеров. Они находятся в зоне постоянной турбулентности, но делают потрясающие вещи.


Если говорить о бизнес-аспектах Colette, то внутри компании отсутствует даже понятие бюджета. Возможно, определенная финансовая модель все же существует, но Сара убеждает, что магазин работает только за счет ее хорошего чутья:

«»

Я единственный байер в Colette. Я не обсуждаю ни с кем объем закупок, мне не нужно узнавать чье-то мнение. Я скорее руководствуюсь собственными ощущениями, действую инстинктивно. Если честно, у нас отсутствует понятие бюджета, бюджетирования. Все просто происходит спонтанно: «Сработает или нет». И дальше мы просто скрещиваем пальцы.




Комментарии

Читать на эту тему