Правила основательницы Net-a-Porter Натали Массене
  • 17.09.15
  • 3647

Правила основательницы Net-a-Porter Натали Массене

Натали Массене родилась в Лос-Анджелесе, в раннем детстве с семьей переехала в Париж, а в 12 лет после развода родителей вернулась на родину.

«»

Мы с отцом уехали назад, а мама осталась в Париже – этого решения я, наверное никогда не пойму. Она была моделью, а отец – журналистом. Это наложило на меня определенный отпечаток, потому что моей мечтой всегда было стать редактором журнала. Я, наверное, хотела угодить обоим родителям.


Массене не скрывает определенного честолюбия, которое было присуще ей еще с подростковых лет, и, похоже, в конечном счете сыграло ей на руку.

«»

Помню, как будучи подростком, я собирала вырезки из газет, посвященные людям, которые чего-то добились. Я собирала их в альбомы. Мне нравилась теннисистка Трейси Остин, самая молодая из всех участниц Уимблдона. Спорт тут был не при чем. Мне просто нравилось читать о том, как она пришла к успеху.


В одном из интервью она признавалась: «У меня тогда были серьезные амбиции: стать не просто редактором моды, а настоящим именем нарицательным, работать в Vogue или W Magazine». Однако поначалу ее кидало из стороны в сторону: она работала продавцом в крошечном магазине одежды GHQ в Лос-Анджелесе, помощником режиссера на Universal Studios и, наконец, моделью в Японии.

«»

Моя журналистская карьера началась с итальянского журнала Moda, издававшегося в Лос-Анджелесе. Это был год 1990-й, и в журнале я познакомилась с молодым Марио Тестино, который потом начал снимать для Vogue и других изданий подобного уровня. Я была его ассистентом. Он мог позвонить и сказать: «Мне для съемок нужен розовый кабриолет, парень-скейтер, три молодых актрисы, белый пудель и белый конь. Добудь сегодня к вечеру». Кроме Марио в Moda работала Даниэла Агнелли, будущий редактор моды Telegraph. Это были мои первые друзья из индустрии.


Через несколько лет Массене ушла в WWD. Там ее назначили ответственной за Калифорнию – она писала отчеты по калифорнийскому рынку, организовывала съемки, обозревала светские события. Сама она говорила, что ей этот опыт понравился, но WWD она все равно рассматривала как перевалочный пункт.

«»

После Moda было издание WWD, которое отец-журналист тогда сравнивал с Библией. Работая там днями и ночами, я проворачивала в голове хитроумные планы. Как перебраться в Нью-Йорк? А может лучше в Лондон? Большинство больших редакторов тогда проходило именно через него, и я думала, что это достаточно неплохой вариант. Помню, как я прикидывала, к какому возрасту я займу высокий пост. Через WWD попасть в Лондон я не могла, там все места уже были заняты. Поэтому мой выбор пал на Tatler, и это была ошибка. Он был настолько мне чужд, что через какое-то время я начала задумываться об уходе и запуске собственного журнала.


В Tatler Массене не вписалась. Она не распространяется по этому поводу, но в одном из интервью призналась, что ей не близка его тесная связь с английской аристократией, что бы это ни значило. К тому же в то время ей не давала покоя слава резко выстрелившего Amazon.

«»

В конце 1990-х я начала интересоваться онлайн-торговлей. Точнее тем фактом, что ее практически нет, а есть только eBay. Это, кстати, было то время, когда нужно было выдергивать телефон, если решил посидеть в интернете. Но потенциал у рынка онлайн-торговли был уже тогда. Я решила запустить собственный интернет-магазин. Мой муж был инвест-банкиром и объяснил, что под свою идею я могу привлечь инвестиции. Собственно, это и было началом Net-a-Porter.


Имя для проекта Массене выбирала, сидя со словарем, составленным в бытность обозревателем WWD. Термин Pret-a-Porter был превращен в Net-a-Porter, был найден инвестор, и в 1999 году онлайн-площадка была запущена. Сумма инвестиций составила £1,2 млн. Поначалу офисом Net-a-Porter служила лондонская квартира Массене, а коробки с товарами хранились в ванной. Net-a-Porter фактически стал первым онлайн-магазином, где можно было купить дизайнерские вещи. Проект запустился в не самое легкое время – так называемый «кризис доткомов» поставил под сомнение существование всей индустрии онлайн-торговли.

«»

Когда я искала инвестора, люди постоянно говорили: «Идея отличная, просто потрясающая. А теперь скажите, на какой улице располагается ваш магазин?». Они не понимали, что имеют дело с онлайном.


Через пять лет, к 2004 году Net-a-Porter начал приносить прибыль. В тот же год он получил награду от Британского модного совета, как лучший магазин. Еще через пять лет, умело масштабируя бизнес, Массене запустила The Outnet – онлайн-аутлет, скупающий дизайнерскую одежду марок уровня Marc Jacobs и Stella McCartney прошлых сезонов у универмагов и независимых магазинов и продающий ее со скидками до 80%.

«»

The Outnet – это ответ на мировой финансовый кризис. Мы привыкли, что покупки на распродажах – это что-то непрестижное. Вот в случае с The Outnet все будет совершенно наоборот.


В 2010 году Массене приняла решение продать контрольный пакет акций концерну Richemont за £50 млн, оставшись при этом главой правления и инвестором. К тому моменту оборот компании составлял £533 млн, а в штате трудилось более 2000 человек. Как говорила сама Массене, продажа Net-a-Porter даст проекту больше возможностей для развития. Через год после продажи был запущен еще один новый проект – Mr Porter, мужской аналог Net-a-Porter.

«»

Я всегда видела Net-a-Porter исключительно женским проектом. А теперь и мы, и рынок готовы к тому, чтобы предоставить подобную площадку мужчинам.


В 2015 году холдинг Richemont, которому принадлежит Net-a-Porter, объявил о намерении объединить компанию с Yoox, другой крупной торговой онлайн-площадкой, по своей концепции напоминающей основанный Массене The Outnet. Спустя несколько месяцев переговоров, о которых было известно достаточно мало, компания Yoox опубликовала пресс-релиз, в котором говорилось, что Массене покинет компанию. Президентом новой компании должен был стать Федерико Марчетти, который открыто объявил об этом в интервью Financial Times. Очевидно, Массене не была согласна с его назначением, и покинула компанию, продав свою долю, оценивающуюся в $153 млн. Свой уход она прокомментировала достаточно сдержанно.

«»

Для меня настало время обратиться к новым идеям.


Комментарии

Читать на эту тему