Основатель стрит-арт музея – о том, почему первый в мире музей уличного искусства появился в Петербурге
  • 22.09.15
  • 1999

Основатель стрит-арт музея – о том, почему первый в мире музей уличного искусства появился в Петербурге

В прошлом году на территории петербургского Завода слоистых пластиков открылся Музей стрит-арта. История его появления вышла красивой, если не сказать романтичной. Сын директора завода Дмитрия Зайцева Андрей, на данный момент директор музея, сначала пробовал себя в роли юриста, потом – руководителя заводского цеха по обработке пластика. Параллельно он устраивал на территории заводского комплекса подпольные рейвы. Через полгода о них узнали, вышел скандал. Зато так зародилась идея использовать бесхозные помещения завода для продвижения российского уличного искусства уже официально.

Петербургский музей стрит-арта, на минутку, первый музей уличного искусства в мире. Граффити в музейные залы загнали относительно недавно. Интерес галеристов при этом многими стрит-артистами воспринимался враждебно. Это направление искусства, по их мнению, должно оставаться там, где зародилось – на улице. Однако Музей стрит-арта – не «Эрмитаж». Эта форма взаимодействия стрит-артистов с публикой хоть и организованная, но минует классические музейные институты и коммерческий интерес, а значит художники сохраняют свою независимость. Тем интереснее, что музей появился именно в России.

В эту субботу планируется закрытие уже второй сезонной выставки «Вспомни завтра» и открытие нового пространства Mediaspank. Оба события отметят фестивалем аудио-визуального искусства HPL. Мы поговорили с Андреем Зайцевым о том, почему выбор пал именно на аудио-визуальное искусство, а заодно – насколько музей оказался актуален в контексте времени, города и страны в целом.

Андрей Зайцев,
директор Музея стрит-арта

«Я не увлекался граффити всегда. Все началось с художественной школы, потом я стал пробовать рисовать на стенах. Но я не занимаюсь этим регулярно и не отношу себя к стрит-артистам. Делаю это больше для себя и не слишком часто выношу на публику свои работы и идеи.

Зато музей – это мое. Мы зарегистрировали компанию в 2012 году, но только с прошлого года открыли публичную площадку. Первые два года занимались только образовательными программами и составлением постоянной экспозиции. А сегодня о нас пишут Guardian, и мы сотрудничаем с НИУ ВШЭ.

Об институционализации стрит-арта


В целом сообщество художников к появлению музея отнеслось положительно. В половине случаев не мы приглашаем художников, а художники сами присылают свои работы, потому что для них это уникальная возможность. Это не коммерческий заказ – не оформление кафе или витрины. Это возможность познакомить публику со своими работами, со своим стилем.

Конечно, есть и такие художники, которые считают, что стрит-арт нельзя помещать в пространство вне улицы. Я с этим, в общем, частично согласен. Стрит-арт – это, в первую очередь, уличная форма проявления искусства.

«»

У нас нет такого рынка искусства, какой есть на Западе. Там он существует уже давно и четко делится на сегменты. Существование такого жесткого рынка влияет на личность художника. Он начинает относить себя к конкретному формату и работать в нем по законам этого рынка.


С другой стороны, художнику все еще ничто не мешает рисовать на улице. Музей никаким образом не влияет на стрит-арт. Просто появился новый институт, в рамках которого можно познакомить публику со своими идеями. Аналогов нашего музея нет, и, может, этот формат пока не совсем привычен для стрит-артистов.

Музейное сообщество нас тоже не проигнорировало. Прошлогодняя выставка, например, проходила в рамках «Манифесты». Мы прислали свой проект, и его включили в параллельную программу. У нас еще тема была очень кстати – «Повод к миру».

О стрит-артистах


Мы сами не выбираем стрит-артистов. Их выбирают кураторы. Они ориентируются на самых ярких и актуальных. Но вообще в кураторской деятельности много разных хитростей.

К сожалению, в России не так много уличных художников, которые относятся к тому, что они делают, как к призванию. Поэтому у нас может получаться так, что одни и те же художники появляются на разных выставках. Но это обусловлено не только тем, что мы их как-то двигаем, раскручиваем целенаправленно, а тем, что у них самые яркие высказывания.

О том, почему музей уличного искусства находится не в Нью-Йорке


Мне кажется, первый в мире музей стрит-арта появился именно в России, потому что у нас нет такого рынка искусства, какой есть на Западе. Там он существует уже давно и четко делится на сегменты. Существование такого жесткого рынка влияет на личность художника. Он начинает относить себя к конкретному формату и работать в нем по законам этого рынка. У нас страна достаточно первобытная, не только в плане искусства, поэтому и возникают такие безумные идеи. В Европе они нам, может быть, не пришли бы в голову.

О реакции петербуржцев


Несмотря на то, что петербуржцы, как мне кажется, люди достаточно вялые и не слишком активные, нам посетителей в общем-то хватает. И нельзя сказать, что мы бросаем все силы на то, чтобы посещаемость музея сильно повысилась. Приятно, что к нам приезжают вместо того, чтобы сидеть где-нибудь в центре в кафе.

«»

Аудио-визуальное искусство – это безумно дорого, поэтому мало кто его продвигает. У нас 50% бюджета всего мероприятия – это технические затраты. Но мы считаем, что за этим направлением будущее.


С другой стороны, народ в Питере не особо понимает значимость появления музея в культурном контексте. Мне кажется, что это больше осознают наши зарубежные коллеги. Люди приходят посмотреть, пофотографироваться, позависать на площадке: может музыку послушать, может поучаствовать в мастер-классах.

Но в целом к появлению такого культурного института, аналогов которому нет, наше общество пока не слишком готово. Возможно, должно пройти время, но я, честно говоря, не сильно верю в то, что что-то может кардинально поменяться в лучшую сторону. Необходимо образование, развитие среднего бизнеса – социальные реформы, которые у нас пока не предвидятся.

О внешних проектах


Сотрудничать с крупными компаниями мы начали, когда финский завод Kotka Mills обратился к нам за советом, как, я бы не сказал оформить, скорее, наполнить искусством пространство. Мы подобрали им художников, и проект вышел достаточно успешным – финские коллеги остались довольны. После этого начали поступать подобного рода предложения.

Завод Kotka Mills, работа Petro и Slak

У нас нет какого-то стандартного решения – мы под каждое пространство подбираем художников и относимся к этому не как к оформлению пространства, а как к возможности для артистов вписаться в определенный контекст со своими работами. Завод Kotka Mills, например, находится на берегу Балтийского моря. Там очень красивые скалы вокруг, сосны – такой скандинавский пейзаж. И мы попытались подобрать художников таким образом, чтобы работы были одновременно индустриальными и связанными с местной природой – и по цветам, и по формам.

С НИУ ВШЭ мы начали работать в августе. К нам приехал ректор, посмотрел на музейное пространство и попросил, чтобы мы разрисовали часть учебных помещений. Получилось очень удачно. Мы закончили пока только одну пятую от всего проекта, но уже видно, как преобразуется помещение. Если раньше это был просто технологичный образовательный корпус, то теперь это прогрессивное пространство.

О планах


Мы сейчас занимаемся формированием библиотеки и готовим запуск арт-резиденции, в которой художники и кураторы будут обмениваться опытом. Мы уже организовываем лекции на разных площадках: в Эрмитаже, в Русском музее и так далее. Будем и дальше заниматься исследованиями стрит-арта. То есть мы планируем не только стеночки разрисовывать, но и проводить серьезную исследовательскую работу: архивировать и сохранять произведения стрит-артистов. Ведь уличное искусство недолговечно.

Также мы хотим привлекать специалистов, которые будут заниматься классификацией стрит-арта. Увы России не так много специалистов, компетентных в этой области, их буквально по пальцам пересчитать. Поэтому мы все чаще обращаемся к зарубежным кураторам. Сейчас как раз ищем куратора для постоянной экспозиции.

Об HPL


Все привыкли, что музей работает только летом. Все только и говорят «а что, у вас музей и зимой будет работать?». Да, будет работать зимой. В этом году то, что все называют закрытием, – это не закрытие. Мы подводим итог выставки «Вспомни завтра» и открываем новое пространство. Это большой ангар – 2000 квадратных метров. Завод выделил нам его под новый проект Mediaspank, в котором будут происходить выставки аудио-визуального искусства. Чтобы этот проект запустить, мы делаем фестиваль HPL. Он самодостаточный и будет проходить ежегодно.

Это новый формат – мы решили объединить уличное искусство с аудио-визуальным. На фестивале стрит-арт будет очень технологичный. То есть у нас, например, будут проекторы, которых всего восемь в России, и самый большой экран в городе – больше, чем IMAX.

Аудио-визуальное искусство – это безумно дорого, поэтому мало кто его продвигает. У нас 50% бюджета всего мероприятия – это технические затраты. Но мы считаем, что за этим направлением будущее. Многие крупные фестивали сейчас начинают использовать какие-то элементы аудио-визуального искусства: тот же самый Flow или Outline, например. А мы решили первыми сделать это центральной идеей мероприятия.

К тому же, если наши стрит-арт художники на мировой арене нигде не светятся, может быть, из-за долгой культурной изоляции, то художники по аудио-визуальному искусству все в топе. Чтобы заниматься этим, нужно, прежде всего, быть математиком. А в этом мы однозначно сильны».

Прим. ред.: Музей сдает помещения в аренду, на территории уже есть несколько мастерских художников, бюро архитекторов и разных творческих объединений.

Комментарии

Читать на эту тему