Fashion-образование: Бельгийская Национальная высшая школа изобразительных искусств La Cambre
  • 18.12.17
  • 1858

Fashion-образование: Бельгийская Национальная высшая школа изобразительных искусств La Cambre

Если говорить о бельгийском образовании в сфере моды, в первую очередь вспоминается Королевская академия изящных искусств в Антверпене – учебное заведение, воспитавшее Дриса Ван Нотена, Анн Демельмейстер и Мартина Маржелу. Однако у академии есть конкурент – брюссельская Национальная высшая школа изобразительных искусств La Cambre. Ее выпускниками являются Энтони Ваккарелло, Оливье Тискенс, Леа Пекре.

Образовательная политика департамента моды La Cambre значительно отличается от большинства современных учебных заведений, готовящих fashion-дизайнеров: во главу угла здесь ставится творчество, а коммерческая составляющая практически отвергается. Руководитель La Cambre Mode/s/ Тони Делькамп аргументирует это тем, что индустрии нужно вырваться из «меркантильной глобализации», моде не нужны коммерческие дизайнеры, а нужны художники, чья главная задача – создавать прекрасную форму и наполнять ее не менее прекрасным содержанием.



Тони Делькамп,
руководитель школы La Cambre Mode/s/



Давайте на секунду представим, что вы никакой не руководитель департамента моды в La Cambre, а будущий дизайнер, которому прямо сейчас нужно выбрать учебное заведение. Куда пойдете?

Если бы мне пришлось выбирать прямо сейчас? Хм. Это наталкивает меня на размышления о том, какие претензии предъявляют к современной моде. Одна заключается в том, что одежда производится в огромных количествах: индустрия моды занимает второе место в списке индустрий, загрязняющих нашу планету. Другая касается того, что в последнее время мода стала исключительно продуктом маркетинга. И где здесь, спрашивается, место для дизайнера? Если бы нужно было выбрать, я бы все-таки поступал в нашу школу.

Расскажите о студентах, которые к вам поступают.

Нашим студентам от 17 до 22 лет. Большинство из них – выпускники классических средних школ. Кто-то перед поступлением берет подготовительный год, в течение которого изучает искусство, кто-то (в основном, французы) приходит с дипломом об окончании BTS (высшее техническое образование – прим. ред.) в области моды, текстиля или чего-то еще.

На что похоже их портфолио?

А они, как правило, поступают без него. Если у кого и есть, то это несколько слабых, наивных работ. Мы отбираем будущих студентов по результатам вступительного экзамена.

А что из себя представляет экзамен?

Абитуриенты в течение недели работают в студии, с девяти до шести. Там мы оцениваем их художественные и интеллектуальные способности. Они выполняют различные задания, в ходе которых демонстрируют свои навыки рисования и графического дизайна, знакомство с культурой моды. Еще они делают пробную вещь или аксессуар, а потом презентуют.

Разумеется, нужно пройти собеседование с преподавателями. Оно длится около 20 минут. Там же абитуриенты могут показать свое портфолио. Вместе с поступающими на другие факультеты они пишут тест на проверку общих знаний (это может быть сочинение или рецензия на один из последних текстов в той области, в которой они планируют работать) и сдают экзамен по академическому рисунку и живописи. По итогам экзаменов из 130-150 абитуриентов мы отбираем примерно 15.


«»

Моде не нужны коммерческие дизайнеры. Достаточно продакт-менеджеров и остальных, кто ради создания продукта лишает творческих людей вдохновения. Моду нужно обновить, нужно создать новый рынок, который будет конкурировать с крупными брендами. Нам пора вырваться из этой меркантильной глобализации


Да, многие одержимы мечтой работать в моде, но при этом и понятия не имеют, какую работу нужно проделать дизайнеру, чтобы его стали отождествлять с божеством. Шампанское и блестки – лишь верхушка айсберга, под которой скрывается огромный труд.

Но где, если не в школе, они это узнают?

Необходимо обладать хотя бы минимальными знаниями и уровнем подготовки. Если уж ты решил обучаться в школе нашего уровня, будь добр, ознакомься с ней, посмотри, чем тебе предстоит заниматься следующие пять лет! Выбор нужно делать, основываясь хотя бы на каком-то опыте. Я люблю проводить аналогию с девушкой, которая в 18 лет хочет стать знаменитой танцовщицей: она пытается сдать вступительный экзамен в Парижскую оперу, но при этом ни разу в жизни не танцевала и не знакома с репертуаром. Да, в школе студентов научат профессионализму, помогут развить художественные и дизайнерские навыки, но их мотивация нам не подвластна.


Ольвье Тейскенс, выпускник La Cambre Mode/s/


Стоимость обучения в школе довольно высока. Вам не кажется, что это лишает многих талантливых людей возможности свои таланты развить во что-то большее?

Мне кажется, у вас какая-то неверная информация. Регистрационный взнос в этом году составляет всего 350 евро. Для тех, кто не является гражданином Евросоюза – около 1500 евро. Наша школа – одна из немногих государственных школ моды в Европе, и те, кто получил стипендию, учатся бесплатно. И конечно, мы пользуемся возможностью выбрать из сотни поступающих самых увлеченных, заинтересованных.

Школе La Cambre сто лет. Как я понимаю, необходимость в департаменте моды появилась 30 лет назад в связи со спросом на модное образование и изменениями в профессии дизайнера и системе моды в целом. Какие изменения произошли в моде за то время, что вы здесь работаете? Как под их влиянием меняется программа?

Да, со временем мода стала самоцелью. Но наша задача – воспитать дизайнеров, которые умеют размышлять и которым есть, что сказать. Нам важно донести до них мысль, что форма имеет содержание, что мода – это, в первую очередь, постоянное исследование своих творческих возможностей. Взгляды «поколения Instagram» ограничены отфильтрованными изображениями, за которыми, зачастую, ничего не стоит. Нужно предпринять немало усилий, чтобы вернуться к самой сути изображения.

Если говорить о практической составляющей, за последние 20 лет наша программа не сильно изменилась: студенты все также учатся техническому языку профессии. Но сегодня мы все больше говорим о важности роли дизайнера, которая сильно обесценивается. Дизайнер должен защищать свою точку зрения, и одежда – способ ее выражения. Наша цель – вырастить художников с разными стилями, с уникальными подходами к творчеству. Мы не разделяем того мнения, что дизайнер обязан отвечать на запросы рынка. Напротив, это он – тот, от кого исходят идеи и кто оказывает влияние на вкусы потребителей.

Странно, что вы так в открытую об этом говорите, когда на каждом углу начинающие дизайнеры жалуются на нехватку знаний именно в области коммерции. Мол, в университетах не рассказывают о реальном положении вещей.

Студенты жалуются? Может, у них просто не было нормальной подготовки ни в сфере творчества, ни в сфере коммерции? Мы бескомпромиссны в этом вопросе. Мы – департамент моды в художественной школе, естественно мы больше ориентированы на творчество! А бизнес-составляющей пусть занимаются специализирующиеся на том школы. Наши студенты и выпускники востребованы на рынке, потому что они мастерски справляются с каждым этапом творческого процесса (разработка концепции, создание эскизов).


«»

В жюри ежегодного шоу мы приглашаем дизайнеров, хедхантеров из больших модных домов, журналистов. К нам приходили и Раф Симонс, и Джон Гальяно, и Ан и Филип из AF Vandevorst, и Жан-Поль Готье, и Демна Гвасалия. Сейчас наши выпускники работают в ведущих модных домах


Моде не нужны коммерческие дизайнеры. Достаточно продакт-менеджеров и остальных, кто ради создания продукта лишает творческих людей вдохновения! Моду нужно обновить, нужно создать новый рынок, который будет конкурировать с крупными брендами. Нам нужно вырваться из этой меркантильной глобализации! И потому мы возлагаем большие надежды на молодых дизайнеров, которых воспитываем.

А как формируется преподавательский состав? Насколько я знаю, в образовательных учреждениях, как и в больших модных домах, с сотрудниками заключают контракт на три года – это способствует постоянной генерации свежих идей. В La Cambre похожая стратегия?

Преподавательский состав особо не меняется. Все преподаватели имеют разный опыт в сфере моды. Большинство из них – практики, и в школе они на неполной занятости. Есть assistant professors, с которыми заключается двухлетний контракт с возможностью продления. Это позволяет каждые два, четыре или шесть лет привносить в школу новую кровь. Еще есть лекторы, которые заключают краткосрочные контракты – на семестр или на год. Так что за время своего обучения студент успевает познакомиться с различными профессионалами и перенять их опыт.

Существует миф об особом бельгийском стиле. Государство как-то поддерживает идею такого национального достояния? Скажем, финансово?

Существуют какие-то программы по продвижению моды. La Cambre поддерживается только Министерством образования – они помогают с помещениями, инфраструктурой. Показы выпускных коллекций, которые проводит школа, находятся на самофинансировании, их лишь отчасти поддерживают Министерство культуры и муниципалитет Брюсселя. Всегда трудно заполучить признание в собственной стране. Как ни парадоксально, мы больше известны на международной сцене.

Кстати о показах: к этой практике прибегают многие школы моды и, безусловно, показы являются хорошим инструментом для продвижения школы и привлечения к ней внимания. Но обзаводятся ли выпускники полезными контактами?

Мы проводим шоу каждый год, и в нем участвуют студенты всех курсов. Это большое международное событие, которого ждут многие профессионалы индустрии (мы собираем около 2500 гостей). В жюри мы приглашаем дизайнеров, хедхантеров из больших модных домов, журналистов. И это не считая всех остальных, кто приходит посмотреть шоу и заодно присмотреть сотрудников. К нам приходили и Раф Симонс, и Джон Гальяно, и Ан и Филип из AF Vandevorst, и Жан-Поль Готье, и Демна Гвасалия. Сейчас наши выпускники работают в ведущих модных домах.



Вы сказали, что организацией шоу школа занимается самостоятельно. Во сколько оно обходится?

Где-то в 150 тысяч евро. Студенты, их представители или спонсоры оплачивают взнос в размере 500 евро. Оставшаяся сумма, благодаря которой нам и удается сделать показ, складывается из продажи входных билетов и поддержки частных спонсоров.

Прокомментируйте нынешнее состояние бельгийской модной индустрии – каковы ее ключевые герои, тенденции?

Своим международным признанием бельгийская мода обязана дизайнерам типа Рафа Симонса, Энтони Вакарелло, Седрика Шарлие, Анн Демельмейстер, Дриса ван Нотена, Маринетт Серре, Демны Гвасалии. Я не думаю, что моду до сих пор можно определить лишь ее национальностью. Известные сегодня дизайнеры заканчивали либо Антверпенскую академию, либо La Cambre, и именно школы позволяют нам отличить бельгийский почерк. Эти школы исследуют возможности силуэтов и материалов. Они не фантазируют на тему моды, а задают вопросы процессу создания одежды, ее функциям, значениям.

Появляется все больше онлайн-курсов и авторских школ в области моды. Вы чувствуете конкуренцию?

Я не знаю таких программ, но не верю, что они конкурентны. Наверняка, это простой маркетинг.

А как же онлайн-курсы типа тех, что запустил Business of Fashion? Или авторский курс Марка Джейкобса?

Да, но это, опять же, система глобализации! Разве эти программы подходят кому угодно, где угодно? Разве существует универсальная формула, а дизайнеры ни в чем друг от друга не отличаются? А о передаче знаний в живую, от одного человека к другому, со всеми особенностями взаимодействия студента с преподавателем и думать забыли? Такое ощущение, что преподаватели – пешки, которые всегда можно обменять, если кому-то это взбредет в голову. Ну и, как я сказал, эти курсы – действительно бизнес, дело рук вездесущей силы вроде BoF.

На ваш взгляд, какие курсы обязательно должны читать в школе моды?

Это сложный вопрос. Зависит от того, какой аспект моды вам ближе. Мы вот стараемся дать учащимся возможность развить свой уникальный стиль без оглядки на коммерческую составляющую системы моды. Каждая школа должна выбрать путь, который наиболее соответствует ее убеждениям.


«»

Мы слишком бережно относимся к специфике образования. Оно является особенным не только благодаря школьной программе, но и культуре, языку, характерному для нашей местности. Нас не привлекает перспектива стать частью этого меню международных школ, из которого студенты со всего мира выбирают, что им по душе. Глупо, что это превратилось в шопинг



Два года назад мы запустили школу моды ALBA в Бейруте. Там мы стараемся адаптировать нашу программу, учитывая другой культурный контекст. Я бы сформулировал это так: важно разбираться в прошлом (художественном, культурном, экономическом) и, в то же время, в современной культуре (литературе, кино, музыке). Практические курсы должны подкрепляться курсами по теории и культуре. Короче говоря, нужно хорошо подготовить голову, чтобы научиться хорошо работать руками.

Характерна ли для бельгийского образования проблема «утечки мозгов»? Сталкивается ли с этим ваша школа?

Нет, у нас таких проблем нет. Половина студентов La Cambre Mode/s/ – бельгийцы. Наша школа достаточно известна, и, как я уже сказал, желающие в ней учиться проходят тщательный отбор. Мы также видим спрос со стороны абитуриентов из Франции (наши курсы читаются на французском языке, плюс во Франции нет аналогичных государственных школ) и других стран – Бразилии, Японии, Грузии.

Вы не думали о запуске международной программы на английском, которая была бы доступна большему числу потенциальных студентов?

У нас есть преподаватели, которые говорят на английском – в этом случае студенты переключаются с французского на английский. Но, скажу честно, мы не поддерживаем идею глобализации школ моды. Мы слишком бережно относимся к специфике образования. Оно является особенным не только благодаря школьной программе, но и культуре, языку, характерному для нашей местности. Нас не привлекает перспектива стать частью этого меню международных школ, из которого студенты со всего мира выбирают, что им по душе. Глупо, что это превратилось в шопинг.

В последнее время списки «лучших школ моды» все больше подвергаются критике. Вас, кстати, нет в рейтинге Business of Fashion, что верно отметила одна из читательниц – как так получилось?

Просто мы не принимаем участия в подобных опросах и выступаем против них: в них сопоставляются несопоставимые вещи. Все школы разные, и пока каждая из них защищает свою уникальность, ни на кого не похожими будут и их выпускники. К тому же, и я в этом глубоко убежден, эти рейтинги – побочный продукт глобального маркетинга школ.

Большинство школ, которые входят в списки «лучших» – частные коммерческие школы, и странно, что верхние строчки занимают школы с очень высокой платой за обучение. Школа – это не бизнес! А мы и без того демонстрируем отличные результаты: наши выпускники работают в лучших модных домах мира. Они – амбассадоры школы, если можно так выразиться.



Читать на эту тему