Две сорванные башни: «Вы сами бы это надели?»
  • 24.12.08
  • 815

Две сорванные башни: «Вы сами бы это надели?»

Те, кто более или менее ориентируется в авангардной европейской моде, без труда распознают безбашенные работы радикальных дизайнеров Ирины Крупской и Андрея Мельникова

10 сезонов подряд ребята творят вещи под маркой «Две сорванные башни» или «2 Gun Towers». Отличительные приметы «2GT» – аппликации, причудливые орнаменты с «участием» неведомых фантастических существ, радикальный крой, непредсказуемые расцветки, и еще много чего «оторванного» и пришитого. Весна-лето 2009 с «Двумя сорванными башнями» – это не солнце-море-пляж, весна-лето «Двух сорванных башен» – это луна, ночь и неоновый свет. Мы встретились с Ириной и Андреем в галерее авторской одежды российских и прибалтийских дизайнеров «Backstage» (LOFT Проект Этажи). В данный момент, как ни странно, «Backstage» – единственное место, где можно найти вещи «2GT» в Петербурге.

2 gun towers

BE-IN: Привет, расскажите, как и почему каждым из вас был выбран путь дизайнера?
Андрей: Всем обычно говорят: «Будешь плохо учится – будешь дворником». А мой папа – ученый, и он мне постоянно говорил «Будешь плохо учиться – будешь художником». Он оказался прав.
Ирина: Все детство родители мучили меня занятиями на музыкальном инструменте. А я искренне это ненавидела! Постоянно их прогуливала, врала… лишь бы не ходить туда! И в какой-то момент я поняла, что «я не тварь дрожащая, а право имею» и заявила родителям, что они могут и из дома меня выгнать, но из музыкальной школы я ухожу. А поскольку нужно было предложить какую-то альтернативу своим родителям, я пошла в школу художественную. И, вообще, музыкальная школа может вдохновить на что угодно, кроме занятий музыкой. В нашей студии работают пару очень талантливых портных с консерваторским образованием. Но, слава Богу, что они все-таки нашли себя.
Андрей: Поэтому теперь они слушают русское радио…
Ирина: На самом деле, на работе все у нас сидят в плеерах, потому что у всех очень разные вкусы, а сами мы слушаем музыку с показов.

2 gun towers

BE-IN: Как думаете, скажется финансовый кризис на российской модной индустрии?
Андрей: В следующем году ситуация на отечественном модном рынке улучшится. Нас навсегда покинут западные марки, которые не успели прикипеть к нам душой. И российский дизайнер, наконец, поднимет голову.
Ирина: Мы пытаемся пробиться уже, примерно, лет пять. Только за это время появилось много молодых, хороших, очень креативных дизайнеров. И думаем, что нам всем, это очень поможет.

BE-IN: У некоторых возникает ощущение, что работа дизайнером – это один сплошной праздник. Так ли это на самом деле?
Андрей: Это не сплошной праздник. Глобальная проблема фэшн-бизнеса в России в том, что его просто не существует в нашей стране. И нет всего, что с этим связано: текстильной промышленности, институтов, где готовят дизайнеров, выставок, швейных производств и т.д. Российские дизайнеры – настоящие подвижники, каких редко увидишь. Они рубятся за красоту, которую можно купить за углом за 300 рублей. Им самим настолько всего этого хочется, что они собой заполняют пустоту фэшн-бизнеса. В одном лице все – и швейная, и текстильная промышленность, и институт байеров, и торговые сети, и пиар. Это съедает кучу времени. И из-за этого наш праздник длится три месяца в году – по полтора месяца на каждую коллекцию. Прям, как каникулы у школьников.
Ирина: Самое страшное, когда из-за огромного количества подобной работы забывается о смысле твоего дела.

BE-IN: Когда и как вы успеваете подпитывать свой талант?
Ирина: У нас перепутаны времена года. Когда на дворе осень, над головой серое небо, мы делаем весну-лето, а зимой наоборот. Поэтому летом мы стараемся как можно больше путешествовать. Наша работа, вообще, подразумевает много перемещений и мы используем это как способ вдохновиться, увидеть что-то новое, посетить музей, побыть на природе. Это, пожалуй, основное, что нас питает. Например, на летнюю коллекцию нас вдохновила Испания. Мы несколько раз ездили в Барселону и были очень впечатлены этим город. Поэтому вся коллекция получилась яркая и солнечная.

2 gun towers

BE-IN: В вашей коллекции очень много ярких вещей, и на показе вы их постоянно комбинируете. Вы против только одной вещи-акцента?
Ирина: Дело в том, что мы не любим простых вещей. В каждой должна быть своя изюминка. Пусть это будет необычной крой, или рисунок, но должна быть деталь отличающая эту вещь от других.
Андрей: на показе мы стараемся соответствовать ожиданиям. Люди пришли посмотреть на шоу, а не на дефиле для байеров. Увидеть действительно жизненную коллекцию можно только в нашей франшизе, где все от концепции до торгового оборудования призвано раскрыть идею.

BE-IN: Почему у вас нет франшизы в Петербурге?
Ирина: Потому что пока мы не знакомы с людьми, которые были бы готовы это сделать и умели бы делать это красиво и хорошо. Мультибренд, вроде галереи «Backstage», где мы представлены в Петербурге - это тоже интересно. Это мир разных стилей. Но в нем на первый план выступает концепция самого магазина.

BE-IN: Какая музыка играет в ваших магазинах?
Ирина: играет музыка показов. Нам ее специально пишут. Нам очень повезло с композитором. Мы с ней сотрудничаем с первого показа.

BE-IN: Кто из западных дизайнеров сегодня вам интересен?
Ирина: В разное время актуальными кажутся разные дизайнеры. Мы очень любим Готье, старушку Вивьен Вествуд. Очень расстроил в этом сезоне Джон Гальяно. Он уже начал повторять сам себя бесчисленное количество раз, хотя в целом хорош. Еще, в последнее время, нам нравятся испанские марки. Например, Сusto. И есть много интересных испанских дизайнеров и молодых марок, о которых никто особо не знает. В них есть свой очень узнаваемый национальный дух, который очень привлекает.

2 gun towers

BE-IN: Каково ваше мнение по поводу бельгийских или японских дизайнеров?
Ирина:Они скучноваты. И концептуальность уже доведена до абсурда. А японских дизайнеров продавать крайне сложно, потому что надо объяснить клиенту, почему за это полупорванное платьишко в узелках он должен платить 2 тысячи евро. Причем, выглядеть ты в нем будешь почти как бомж. Но ценители есть у всего! Мне даже кажется, что существует отдельный клан людей, которые любят японцев, но мы к этому обществу не относимся.

BE-IN: Многие дизайнеры не носят свою одежду, потому что сшитая коллекция уже миллион раз прокручена в голове, а грядущую – нужно держать в секрете и никому не показывать, носите ли вы свою?
Ирина: Да, потому что она для нас самая удобная. Мы вообще делаем ее на себя. И чтобы хорошо сидела, и чтобы талия была подчеркнута…
Андрей: В нашу студию очень часто приходят молодые мальчики и девочки стажироваться. Глядя на некоторые эскизы, удивляешься: «Вы сами бы это надели?». «Нет! Конечно нет! Я ношу совершенно другие вещи, а это для народа…». А ведь это является ключевым моментом – надо делать вещи, которые ты сам мечтал бы иметь, на которые копил бы деньги. Это подразумевает искренность. В искусстве нельзя быть лживым в отношении себя.

Беседовали и записывали Юля Чай (Лофт Проект ЭТАЖИ) и Дима Коновалов

Читайте также в журнале BE-IN:
Anonimous American Apparel
Морфий. Фильм Алексея Балабанова
Chistova&Endourova. Фэшн-шоу каждый день

Комментарии

Читать на эту тему