Профессия: Анастасия Нефедова о работе художника по костюмам
  • 01.03.17
  • 4617

Профессия: Анастасия Нефедова о работе художника по костюмам

Анастасия Нефедова начала создавать костюмы и декорации к театральным постановкам еще в 90-е годы: уже ее первый проект, в котором она участвовала в качестве художника по костюмам вместе с сокурсниками по Школе-студии МХАТ, получил престижную театральную премию «Золотая маска».

После этого Анастасия долгое время занималась созданием костюмов для кино, телевидения и рекламы, а в 2013 году вернулась к работе над театральными проектами: по приглашению Бориса Юхананова она стала главным художником Электротеатра «Станиславский». Помимо этого Анастасия продолжает выступать в роли приглашенного художника: один из последних ее проектов – костюмы к спектаклю «Мамаша Кураж и ее дети» для Александринского театра, премьера которого состоялась 24 февраля в Петербурге.

Мы поговорили с Анастасией Нефедовой и расспросили ее об образовании и качествах, необходимых в работе художника по костюмам, о театральной иерархии, сотрудничестве художника с режиссером и о том, как создаются костюмы для театра и кино.


Анастасия Нефедова,
Художник по костюмам, дизайнер, художник-постановщик.
Главный художник Электротеатра «Станиславский»


Образование, стажировка и первые проекты


После окончания постановочного факультета Школы-студии МХАТ я пошла устраиваться на работу в Институт им. Гете. Когда там узнали, что по образованию я художник-технолог, то сразу же отправили меня на стажировку в Staatstheater в Штутгарте.

Надо сказать, что в Германии театры очень хорошо субсидируются, поэтому там можно действительно многое увидеть и многому научиться. Именно в немецком театре я поняла, что такое производство спектакля на высоком уровне. Каждые три месяца, как по часам, театр выпускал новую постановку, и каждый раз это было высокохудожественное произведение. Там вообще очень четко налажена технология: если в России производство спектакля подчас устроено более хаотично, то в Германии эта работа четко распределена по шагам.




Спектакль «Идиотология» для Электротеатра «Станиславский»
Режиссер: Клим Козинский, сценография и костюмы: Анастасия Нефёдова

Еще до стажировки в Staatstheater, во время обучения на последних курсах, я участвовала в нескольких театральных проектах. Один из них – спектакль в Пермской опере. Это была настоящая авантюра: там я впервые работала как художник по костюмам, а сценографом и художником по свету были мои сокурсники. Тем не менее, «Дон Паскуале» получил «Золотую маску» как лучший спектакль года, и признание театрального мира тогда здорово меня вдохновило.

Для того времени – это был конец 90-х, наша работа стала прорывом. Все декорации и костюмы были выполнены не в оперной классике, а в стиле неореалистического итальянского кино, в черно-белой минималистской эстетике.

После этого я какое-то время занималась сценографией и костюмами для антрепризных спектаклей, а затем почти 13 лет делала костюмы для кино. В 2013 году Борис Юхананов предложил мне стать главным художником в Электротеатре «Станиславский».


Работа в театре


И в кино, и в театре работа над костюмами начинается со знакомства с драматургией: прежде чем пообщаться с режиссером, необходимо составить собственное впечатление. Для меня очень важно то, как режиссер видит материал, каковы его ориентиры, но работа художника и режиссера – это диалог и движение навстречу.

Сегодня режиссер – и продюсер, и «суперменеджер» проекта. Его задача состоит в том, чтобы собрать и вдохновить именно тех людей, которые смогут вместе с ним рассказать его «историю», каждый – своими средствами, привнести в проект свое сознание, свои впечатления. Того «тоталитарного режима», когда режиссер все решал сам, уже нет.




Эскиз к спектаклю «Идиотология» для Электротеатра «Станиславский»
Режиссер: Клим Козинский, сценография и костюмы: Анастасия Нефёдова

Но даже если тебе очень сильно доверяют как художнику, последнее слово всегда остается за режиссером, и это нормально. Мне нравится, что и в театре, и в кино есть такая творческая иерархия, и она очень красивая. В ситуации, когда нет конкурентной борьбы, когда все очень четко и ясно распределено, есть безусловная красота и чистота, которая помогает свободно творить.

Сам процесс работы над костюмами начинается с того, что я смотрю какую-то часть репетиций и после этого начинаю думать портретно о каждом исполнителе. Каждый образ рождается через игру актера на сцене. Например, работая над спектаклем «Синяя птица», я посещала практически все репетиции, смотрела, что актеры предлагают в своих пластических этюдах, и тут же начинала рисовать эскизы. Это было интересно, потому что почти на каждого персонажа было предусмотрено два состава актеров, и на каждого исполнителя я создавала свой костюм. В итоге, когда режиссер Борис Юхананов увидел все это на сцене, то решил отказаться от первого и второго составов, а просто «удвоил» всех персонажей спектакля.


Как создаются костюмы


Готовые эскизы я показываю творческой команде, куда входят художник-сценограф, хореограф, художник по свету, музыкальный руководитель, художник по гриму. После этого уже начинаю общаться с мастерскими. Мой главный помощник – художник-технолог спектакля, который следит за воплощением задумки художника по костюмам. Он предлагает технологии изготовления, конструирования, пошива и обработки, осуществляет подбор материалов, ищет фактуры, максимально соответствующие замыслу эскизов.

Художник по костюмам обязательно участвует в закупке тканей, ведь от ткани тоже можно получить вдохновение и доработать первоначальную идею. Материалы покупаем в совершенно разных местах – все зависит от проекта: что-то можно найти в обычном магазине или заказать в других странах, а некоторые материалы мы придумываем и создаем сами. Так, для оперы «Сверлийцы» в ход пошел ассортимент строительного рынка: трубы для прокладки кабелей, утеплитель для окон, полипропилен, хозяйственная леска – из всего этого мы особым способом делали целые полотна.




Спектакль «Идиотология» для Электротеатра «Станиславский»
Режиссер: Клим Козинский, сценография и костюмы: Анастасия Нефёдова

Выбранные материалы передаются мастерам-конструкторам и они начинают работать с кроем и формой. Для самых сложных костюмов шьются макеты из бязи.

Первые примерки я очень не люблю, потому что костюма целиком актер еще не видит и ему не совсем понятно, что в итоге получится и как с этим в дальнейшем работать. Часто первая примерка уходит на то,чтобы найти какой-то компромисс и успокоить актера.

Несмотря на то, что профессия художника по костюмам – это в своем роде одиночное плавание, мне нравится работать с людьми и раскрывать их таланты. Если ты обращаешься в человеке к его таланту, то человек всегда идет навстречу, а его успех способствует и твоему успеху. Я поняла это не сразу и в начале своего пути требовала от людей невозможного, не осознавая, что нужно использовать их природу. Мне долго казалось, что нужно переломить человека, чтобы он начал делать то, что ты от него хочешь. В какой-то момент я поняла, что у людей есть свои границы. Выйти за эти границы мало кто может, и это ни хорошо, ни плохо – это просто особенность природы каждого человека.



Спектакль «Идиотология» для Электротеатра «Станиславский»
Режиссер: Клим Козинский, сценография и костюмы: Анастасия Нефёдова

В среднем на создание костюмов к проекту нужно три-четыре месяца и предварительно около месяца на создание эскизов. Во многом сроки зависят от жанра, объемов работы и количества костюмов. Мой новый проект – костюмы к спектаклю «Мамаша Кураж и ее дети» для Александринского театра, и несмотря на то, что их всего 20, каждый из них довольно сложный и трудоемкий. На разработку эскизов и поиск решения вместе с режиссером ушло полгода, а на производство – всего два месяца.

К тому же театру всегда непросто работать с приглашенным художником. Каждый театр – определенный мир, в котором уже есть сложившиеся технологии, материалы, более-менее понятные принципы работы. И вдруг приходит художник, который привносит что-то инородное. Ко всем эскизам я прикладываю горы описаний, технических рисунков и полных инструкций, как и что делать. И все равно мастерам, чтобы воплотить эти эскизы, необходимо пропустить их через себя. Иногда это происходит через отторжение, но это только первая ступень: дальше появляется умение слушать и видеть, приятие, обработка и поиск решений.


Вдохновение и ориентиры


Работа над каждым новым материалом – это осмысление и поиск иного визуального языка. Есть художники, которые занимаются исторической реконструкцией. Если ты к такому художнику приходишь, то он в любом случае тебе начнет делать костюмы 1870 года, времен 300-летней войны и тому подобное. Это кропотливый труд, и, безусловно, есть мастера такого жанра. Я точно не такой художник: мне интересно создавать свой язык, свой мир, выражать актуальный взгляд.

Современное искусство, литература, мода и архитектура – те сферы, которые всегда меня вдохновляют. Я очень люблю Вивьен Вествуд за то, как она связывает моду с образом мышления. Для нее это две неразрывные вещи, и мне такой подход близок. Нравится то, что делает Айрис ван Херпен: одежда, как архитектурная конструкция, инсталляции, которые дизайнер воплощает вместе с архитекторами.



«Золотой осел», Электротеатр «Станиславский»
Режиссер: Борис Юхананов, художник по костюмам: Анастасия Нефёдова

Пару лет назад у меня родилась идея собственной марки, и сейчас первая коллекция почти готова. Сезонных линеек я не планирую: мне бы хотелось выпускать коллекции по театральным проектам, к которым я создаю костюмы, чтобы зритель приходил в театр, а потом театр как бы уходил вместе со зрителем. Мне эта идея кажется перспективной, она меня вдохновляет, и я уже нашла людей, которые готовы работать со мной над этим проектом.

Вдохновение в кинематографе – это костюмы из фильмов Уэса Андерсона, сериала «Утопия», «Шерлока Холмса» Гая Ричи. А еще я постоянно рекомендую своим студентам обратить внимание на костюмы к фильму «Служебный роман».


Преподавание


Я преподаю в киношколе Cinemotion и Мастерской Индивидуальной Режиссуры Бориса Юхананова: рассказываю режиссерам о том, как выбирать художников для проекта, общаться с ними на одном языке, верно читать эскизы. Ведь в конечном итоге эскиз – это документ, а не просто красивая картинка. Режиссеры часто этого не знают, как не знают и того, какие творческие и технологические стадии проходит художник.

Когда меня попросили провести первый мастер-класс о работе художника по костюмам, я честно не понимала, о чем буду рассказывать: казалось, все лежит на поверхности. Но выяснилось, что многие воспринимают эту профессию как прикладную. Я с этим категорически не согласна, и мне важно, чтобы формировалось новое поколение интересных художников. Мне самой понимание роли художника дало большую надежду и уверенность в том, что я делаю.




«Золотой осел», Электротеатр «Станиславский»
Режиссер: Борис Юхананов, художник по костюмам: Анастасия Нефёдова

Я уверена, что главное в этой профессии – это кураж. Кураж включает в себя сочетание смелости, таланта, энергии, и, конечно, самоиронии. Если у тебя эти качества есть, то ты на правильном пути и точно на своем месте. А с этого момента можно совершенно спокойно действовать и ничего не бояться.

Фото: Олимпия Орлова, Евгения Сирина

Комментарии

Читать на эту тему

Реклама