Коллекционеры: Миша Барышников и селективная парфюмерия
  • 07.09.15
  • 2947

Коллекционеры: Миша Барышников и селективная парфюмерия

В новом выпуске нашей рубрики стилист Миша Барышников рассказывает о своей любви к селективной парфюмерии и показывает самые интересные экземпляры из коллекции.

Миша Барышников, стилист

Миша Барышников: «Как я начал коллекционировать парфюмерию? Ничего специального не происходило, просто так вышло, что обоняние у меня всегда было сильно развито, и наверное в силу этой особенности я увлекся миром запахов. Причем, как хороших, так и странных, иногда даже неприятных.

Многие наши увлечения связаны с детством. У меня все началось с мамы. Она всегда очень любила духи и старалась привить мне парфюмерную культуру. Первый селективный парфюм Hermes sences Ambre Narguile мне подарила мама лет десять назад. В то время этот аромат считался очень прогрессивным, хотя он и сейчас мне нравится.

У меня есть традиция: из каждой поездки я стараюсь привозить хотя бы один флакон чего-нибудь интересного. У меня есть духи, которые пахнут Португалией и Мальтой, центральной Европой и Англией. Выяснилось, что флакон духов лучше фотоальбома сохраняет воспоминания. Годы идут, а острота образов не меняется. Попробуйте, это работает. Иногда бывает сложно найти что-то выдающееся, тогда спасают старые коммерческие хиты, их я тоже с радостью покупаю.

Раньше выбор тех или иных духов был очень долгой частью сборов,
поскольку у меня и так уже есть несколько сотен флаконов, но в последнее время я все равно пришел к нескольким любимым ароматам и смешиваю их друг с другом.

Когда я прихожу в магазин, то в первую очередь обращаю внимание на новинки: слушаю аромат, вникаю в концепцию, рассматриваю флакон. Мне очень важна история парфюма, она в последнее время
часто бывает интереснее самого аромата.

Я приблизительно понимаю, из чего делают духи, какие-то наиболее
очевидные вещи уже, конечно, осознаю. Проблема в том, что духи сейчас делают в основном из синтетики, так что все ваши свежие персики или травы на самом деле могут оказаться молекулой ng3ppt8, и я о ней, разумеется, не знаю совсем ничего. Несмотря на то, что у нас совершенно отсутствует культура носки ароматов, мне очень интересно, как они работают на коже, как смешиваются с окружающей средой. Это тоже часть коллекционирования, пожалуй, самая интересная.

У меня есть ряд ароматов, которые мне достались от парфюмеров. Один из них прислал Роже Дав, другой подарил Марк Бакстон. Есть флакон, который сделал для себя Алесандро Гуалтьери, но живет он в моей коллекции. Я храню последний сошедший с конвейера флакон Iris Ganache. Да и у меня вообще есть линейка более не существующих ароматов: это случайность, но мне она нравится. Или есть аромат Tubereuse Couture Пьера Гийома 2009 года: тубероза в нем крайне удачного урожая, мягкая, все последующие – резкие.

Флакон Silver интересен тем, что для получения металлического запаха
использовали сильно концентрированную молекулу с запахом фиалки.

Духи Boudicca Wode. Когда я был у них в студии и общался с Зоуи
(она дизайнер), я показал ей фотографию стилиста Наташи Сыч, та залила себе глаза духами Boudicca. Дело в том, что по концепции аромат содержит исчезающую краску ярко синего цвета, и выглядело это довольно ужасающе – сине-фиолетовые белки глаз. Зоуи, впечатлившись русскими фанатами, одарила нас запасом этих духов и благословила на их ношение.

Духи Loree Rodkin. Интересны в основном тем, что в Москве их не достать. Раньше они продавались у Полины Киценко в Podium, теперь есть только в Париже. Редкий случай настоящего пачули, обожаю за стойкость: легкого прикосновения хватает на ароматизацию всего вокруг суток на трое.

Парфюм Nasomatto – тоже уже довольно обыденная история. Просто удачные и красивые формулы».

Фото: Алексей Калабин

Комментарии

Читать на эту тему