За кем будущее российского кино
  • 07.10.14
  • 3857

За кем будущее российского кино

В рамках Санкт-Петербургского Международного Медиа Форума состоялся передвижной кинорынок Doors, на котором были представлены свежие образцы отечественного независимого кино, готовые к международному прокату. Некоторые из этих фильмов – работы дебютантов или режиссеров, еще ищущих свою нишу в большом кино. От этих начинающих авторов многого ждут, так как они, возможно, сформируют лицо нового российского кино. О некоторых из этих фильмов уже давно говорят, про другие мало кто знает и может быть никто и не узнает – все будет зависеть от их проката. Посмотрев несколько фильмов из программы Doors, мы попытались разобраться, насколько новое российское независимое кино жизнеспособно и какие темы актуальны для молодых режиссеров.

«Кино про Алексеева» (реж. Михаил Сегал)

Николай Алексеев – советский инженер и бард-неудачник. Будучи уже в преклонном возрасте, Алексеев неожиданно узнает, как он повлиял на ход русской культуры.

«Кино про Алексеева» – представитель редкого как в российском, так и в мировом кино жанра вымышленного байопика. Для режиссера и сценариста Михаила Сегала это третий полнометражный проект. Предыдущий его фильм «Рассказы» имел хорошие отзывы как у критиков, так и у зрителей. Кино представляет собой альманах, состоящий из четырех разных историй. Каждая из новелл способна удивить зрителя неожиданными сюжетными поворотами и умением автора филигранно жонглировать жанрами. «Кино про Алексеева» тоже показывает, как играючи Сегал обращается с повествованием. Концовка, кстати, у фильма тоже неожиданная, раскрывающая новые подтексты, которых сначала можно и не заметить. Под упаковкой ностальгического кино скрывается, возможно, одна из самых трогательных историй о любви, вышедших на российские экраны за последние несколько лет. «Кино про Алексеева» – абсолютно зрительский фильм, не лишенный оригинальности, но чудом избежавший пафосности в духе некоторых недавних лент о советском прошлом.

«Класс коррекции» (реж. Иван И. Твердовский)

Лена Чехова – инвалид-колясочник. Она всегда была на домашнем обучении, но 11 класс решила закончить в обычной школе. Ее определили в класс коррекции, где она сразу же получила то, о чем всегда мечтала, – друзей. Но способны ли ее одноклассники на настоящую любовь или они ни чем не отличаются от обычных жестоких подростков?

Дебютный игровой фильм документалиста Ивана И. Твердовского не избежит сравнения с фильмом Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь» и сериалом «Школа». На первый взгляд, тот же репортажный стиль съемки, та же проблема самоидентификации молодого человека, те же озлобленные учителя, тот же пресловутый конфликт отцов и детей. Но «Класс коррекции», являясь типичным представителем жанра школьной драмы, не принимает черты назидательной чернухи для подростков, а выходит на уровень сказки, затянутой в обертку гиперреализма. Именно понятие «гиперреализм» отлично характеризует художественный метод режиссера – он с документальной точностью выписывает характеры героев, диалоги и ситуации, доводя реалистичность повествования до наивысшего пика. При этом, «Класс коррекции» не перестает быть сказкой со всеми ее условностями. Ученики класса коррекции живут как будто в параллельном мире: для них в школе предусмотрен отдельный этаж, запирающийся на решетку, они практически никогда не сталкиваются с другими детьми, они не жестоки и ценят любовь и дружбу. Все это напоминает фантастику «Люди Икс». Разница в том, что изолированные от общества мутанты из американского блокбастера наделены сверхспособностями, а подростки из «Класса коррекции» лишены некоторых задуманных природой физических возможностей. Но, в конце концов, их идеальному миру должен прийти конец – они стремятся стать обычными и покинуть свою резервацию. На этом пути они теряют все свои человеческие качества, превращаясь в таких же зверей, как и другие ничем не примечательные подростки.

«Сын» (реж. Арсений Гончуров)

Андрей живет в провинциальном городе с матерью, больной шизофренией. Он занимается продажей наркотиков, чтобы накопить деньги на ее лечение в Германии. Но перед отъездом мать умирает. Андрей едет в Москву, чтобы разыскать сестру и отца, которые давно бросили их.

Третья работа Арсения Гончукова с трудом может вызвать хоть какую-то эмоцию. Фильм тяжеловесен, вторичен и абсолютно нежизнеспособен. В «Сыне» присутствуют все стереотипы отечественного авторского кино: монохромное изображение, зимние провинциальные пейзажи, долгие вымученные кадры, практически полное отсутствие динамики, крупные планы нарочито некрасивых лиц, редкие и односложные диалоги, «мхатовские» паузы и, самое главное, беспросветный финал. Видимо про такое кино говорили в «8 1/2» Феллини: «Новый фильм, лишенный всякой надежды». Гончуков не грешит чернушностью, как многие российские режиссеры, но в его случае это было бы лучше – тогда его фильм вызывал бы хоть какой-то отклик у зрителя. Когда «Сын» выйдет в широкий прокат – неизвестно. Точно можно сказать, что конкуренции с другими образцами российского авторского кино он не выдерживает и ничего нового искусству не дает, отрабатывая старые заезженные приемы и штампы, от которых нам давно пора избавляться.

«Спроси меня» (реж. Вера Харыбина)

Псевдодокументальный фильм о жизни мигрантов в Москве, состоящий из восьми монологов, в которых герои пытаются ответить на главный вопрос в своей жизни: как стать счастливым.

Давно в России не было такого правдоподобного мокьюментари. Структура фильма очень проста – восемь монологов на камеру, сменяющих друг друга. Семь из восьми героев приехали в Москву с классической целью – найти свое место в жизни. Вера Харыбина не ограничивается стандартным набором нелегальных мигрантов из дружественных республик, она включает в фильм и провинциала, приехавшего в Москву учиться, и стоматолога из Армении, трудящегося в России на законных основаниях. Спектр широк, а проблема поиска счастья стоит выше социальной. Своеобразным антагонистом выступает восьмой персонаж – коренная москвичка–интеллигентка с совершенно неславянской внешностью, которая искренне не понимает, зачем все съезжаются в Москву.

Документальный стиль в «Спроси меня» соблюден так точно, что можно и не обратить внимание на то, что это все-таки художественное кино: образы, созданные актерами, немного гротескны (вспоминаются колоритные персонажи из фильмов Киры Муратовой) , но при этом не оторваны от жизни, а режиссура практически незаметна. «Спроси меня» – не претенциозный фильм о поисках счастья, который умудрился не скатиться до китча, аккумулируя на такой неоднозначной и заезженной теме, как миграция.

«Комбинат “Надежда”» (реж. Наталья Мещанинова)

Фильм рассказывает о компании молодых людей из Норильска, которые мечтают уехать, строят планы на будущее и живут обычной жизнью в обычном провинциальном городе.

У «Комбината “Надежда”» и «Класса коррекции» есть общая черта, которая позволяет сравнивать два фильма, – они являются игровыми дебютами бывших документалистов. Из этого исходит и стремление авторов сделать реалистичное кино, балансирующее на грани с документальным. Но если Твердовский, как уже было сказано выше, использует приемы гиперреализма, создавая нереалистичную сказку, то Мещанинова скрупулезно создает имитацию жизни, ссылаясь то на «Рассекая волны» Ларса фон Триера, то на Валерию Гай Германику, с которой она работала над сериалом «Школа».

Самое главное преимущество «Комбината “Надежда”» в том, что он не скатывается в чернуху, оставаясь просто интересным кино о поколении двадцатилетних. Как ни странно, фильм Мещаниновой напомнил «Маменькиных сынков» Феллини. У классика мирового кино происходит та же самая история – группа молодых людей из провинциального города мечтает уехать в столицу. У каждого есть какие-либо таланты и устремления, которые найдут воплощение только в большом городе. Но все эти мечты остаются нереализованными, так как никому и в голову не приходит просто взять и уехать. Мещанинова создает на экране классическую ситуацию в новых декорациях и получает шанс быть понятой в любой точке земного шара, так как говорит со зрителем на универсальном языке.


Пока неизвестно, станет ли кто-то из молодых режиссеров полноправным представителем российского кино в мире, но дебюты Твердовского и Мещаниновой, а также новая работа Сегала говорят о том, что зарождается новое поколение талантливых кинематографистов, способных влить новую кровь в российский кинематограф. Тяготение к чернухе остается в прошлом, появляется более полифоничное кино, которое не бросает зрителя в пучину безысходности, а дает то, чего нам всем так давно не хватало – надежду.

Комментарии

Читать на эту тему