Тапёры в «Родине»
  • 17.07.08
  • 262

Тапёры в «Родине»

«Родина» показала знаменитый фильм Роберта Вине «Кабинет доктора Калигари» в трех разных музыкальных интерпретациях



Впервые продемонстрированный в 1920 году и, как принято считать, положивший начало немецкому киноэкспрессионизму и жанру horror фильм озвучили инфернальной электроникой музыкальные авангардисты Андрей Сизинцев, Андрей Суротдинов и Александр Лыгун. В свое время «Кабинет доктора Калигари» (Das Kabinett des Dr. Caligari) потряс общественность не только в послевоенной Германии, но и в Америке, где фильм пытались запретить: бурный восторг публики как-то не вязался с идеологией, сняли-то недавние враги. А удивляться было чему! Декорации с нарисованными тенями, сдвинутыми пропорциями и неестественными углами, чудовищно интенсивный грим, делающий лица персонажей похожими на маски, шрифт титров - все это было создано художниками-экспрессионистами из группы «Der Sturm», и превратило фильм в ожившую картину. Вглядываешься в декорации, а на тебя уставилось бледное лицо с разинутым ртом, как две капли воды похожее, на персонажа из Мунковского «Крика». Гениальная идея «закольцевать» сюжет фильма эпизодами в сумасшедшем доме и тем самым кардинально изменить его трактовку принадлежит Фрицу Лангу (именно он первоначально должен был стать режиссером фильма). Сценарий, говорят историки кино, был задуман как метафора безумия власти, которая ввергает подчинённый ей «спящий» народ в страшные бедствия: имелась в виду проигранная Германией Мировая война.

Война войной, а при просмотре больше вспоминается немецкий романтизм, неравнодушный к темам безумия и сомнамбулизма. Сомнамбулы, духи, как материал для манипулирования и почва для разгула деспотии, выступают здесь и как представители иррациональных, потусторонних сил. С ними шутки плохи, даже если это обыкновенный спиритический сеанс! - властолюбцы и одержимые желанием власти в результате сталкиваются с тьмою непознанного. В фильме, однако, эффект достигается другим способом: силы тьмы не показывают зубы. Благодаря Лангу, зрителю становится еще жутче по другой причине. Все, что было рассказано и в правдивость чего мы верили, оказывается бредом безумца. Более того, все действующие персонажи, кроме самого Калигари, оказываются сумасшедшими, отбывающими свой срок в жёлтом доме. Предполагалось, видимо, что зритель, осознав тотальность безумия изображенного мира, впадет в отчаяние и с новой силой испытает те депрессивные настроения, которыми заболело общество после войны. Сегодня, не утратив своей напряженности, фильм, естественно, не вызывает ничего, кроме хорошего настроения.

В эпоху немого кино, когда был снят фильм, существовала традиция приглашать на сцену пианиста, чья игра сопровождала демонстрацию фильма. Традиционно игра тапёра не является самостоятельным произведением: средствами музыки он иллюстрирует визуальный ряд. С развитием кино, правда, только музыки было уже недостаточно. Потребовался звукорежиссер, который ещё более детально переводил все коллизии из визуального медиа в аудио ряд и порой добивался того, что последний становился чуть ли не выразительнее первого. Тапёры, приглашенные кинотеатром «Родина», вместо пианино, используют диджейский пульт, и звуков в их распоряжении куда больше.

Мне довелось побывать в «Родине» 2 июля 2008, когда тапёром стал композитор и музыкант-авангардист Андрей Сизинцев, мы знаем его по работе с театрами «Дерево» и «Ахе». В этот день он создавал звуковую картину «Кабинета доктора Калигари», импровизируя и семплируя электронику в реальном времени. Вначале трудно было сказать, помогает музыка развитию действия или же существует как самостоятельное произведение. Поначалу можно было даже засомневаться в том, что музыкант следит за сюжетом. Впрочем происходящее на экране трудно забить даже самым жестким нойзом. В итоге всё сложилось, Сизинцев, как и полагается тапёру, не стал рваться к свободе самовыражения, зато к середине фильма «наловчился» и хорошо приспособился к визуальному ряду: в кульминационные мгновения он напускал положенное количество жути, здорово сгущая напряжение.

Проект «Немое кино+живая музыка» продолжится в августе (21,22, 23 августа 2008) фильмом «Носферату» Фридриха Вильгельма Мурнау. Уже известны имена новых участников проекта. На этот раз свои версии фильма представят: один из самых востребованных российских джазовых музыкантов Владимир Волков, известный петербургский мультиинструменталист Сергей Гасанов и dj Максим Кисловский.

июль 2008
Юлия Виноградова


Читайте также в журнале BE-IN:
Перемотка / Be Kind Rewind, рецензия на фильм
Тёмные очки
Пол Смит (Paul Smith)



Комментарии

Читать на эту тему