Театр АХЕ о фестивале «Золотая Маска»
  • 17.02.10
  • 803

Театр АХЕ о фестивале «Золотая Маска»

Накануне вручения «Золотой Маски» Максим Исаев и Павел Семченко, составляющие Русский Инженерный Театр АХЕ (диво дивное в унылом петербургском театральном ландшафте) рассказали Нине Асташкиной о значении премий вообще, а также порекомендовали, какие бы из номинированных спектаклей посмотреть

Театр АХЕ о фестивале «Золотая Маска». Какие спектакли смотреть?

Вы сами в театр ходите?
Максим Исаев: Недавно был в жюри одной театральной премии («Прорыв»), посмотрел много спектаклей. А так, чтобы выйти из дома и подумать, куда бы я пошёл сегодня вечером – например, в театр - такого не бывает.
Павел Семченко: Когда выпадает свободный день, смотрю в программку. Если попадётся интересный анонс, вместо того, чтобы пойти пить пиво в бар, пойду на спектакль.
Как вы относитесь к премиям?
М.И.: Премии очень важны. Они расставляют приоритеты, отмечают вехи.
Мы, именно как театр АХЕ, не номинированы на «Маску». В этом году во внеконкурсной программе участвует спектакль Паши. Я номинирован как художник-постановщик совсем другого театра.
Какую роль в вашей творческой жизни играет премия «Золотая маска»?
М.И.: С маркетинговой точки зрения, конечно, любая роза в петличке, любой бонус имеют значение, чтобы продавать себя на рынке искусства. Приятно, престижно, главная национальная театральная премия…Глупо говорить, что это на фиг никому не нужно...
П.С.: Я вообще вне конкурса, даже не номинирован. «Золотая маска» устраивает слёт продавцов и слёт купцов.
М.И.: Наша популярность или непопулярность никак не связана, на мой взгляд, с театральными премиями. У нас есть свой зритель, который нас любит и нас знает, независимо от премий и номинаций.
А какой он, ваш этот зритель?
М.И.: Студенты художественных вузов. Студенты Зоологического института, Лесотехнической академии, Института транспорта и связи, Академии Можайского. Мы же русский инженерный театр. Соответственно - всё, что связано с русским, инженерным и с театром. Может, я вот думаю, переименоваться в нерусский инженерный театр, чтобы охватить ещё приезжих?
Вы обращаете внимание, кто приходит к вам на спектакль?
М.И.: Дело в том, что когда находишься на сцене, в глаза светит прожектор и не видно, кто сидит в зале.
То есть не интересуетесь?
М.И.: Я плохо понимаю механизм интересования.
Ну, вы же читаете прессу…
М.И.: А там ничего не пишут об этом. Я ни разу не прочёл, чтобы было написано, кто пришёл на спектакль. Я внимательно читаю прессу. У меня даже закладки есть в браузере.
Расскажите о работе над «Коньком-Горбунком»
М.И.: Началось всё со звонка Алексея Ратманского. Он говорит: «Ну что, давай сделаем балет!»
Почему он выбрал именно вас?
М.И.: Это к Алексею вопрос. Я говорю: «Я занят, у меня нет времени». А он говорит: «Может можно как-нибудь исхитриться?» Так вот, слово за слово...
Вы либретто тоже писали.
М.И.: Либретто писал, костюмы делал, ещё играл на дуде и лаптем хлебал щи. Балет очень хороший. У нас очень внятная концепция, как художественная, так и хореографическая. Балет ставил самый лучший российский хореограф, плюс хорошие артисты, прекрасные лаконичные декорации. Сложность работы над балетом в том, что, в отличие от оперы, где можно как угодно заполнять пространство сцены, здесь необходима лаконичность. Поэтому мы обратились к супрематизму.
На какую из номинированых на «Золотую Маску» постановок вы посоветовали бы сходить?
М.И.: «КСЕНИЯ. ИСТОРИЯ ЛЮБВИ» Александринского театра. Я смотрел этот спектакль в самом театре. Актриса, которая играет главную роль получила премию «Прорыв» – я тоже за нее голосовал. Идите на этот спектакль.
Давайте дальше по программке и посмотрим.
«ДЖАННИ СКИККИ» — не знаю.
«ИСТОРИЯ МАМОНТА» — не знаю.
«ТОНКИЕ БЛАГОРОДНЫЕ ГАЗЫ» — не знаю.
«МОТОВИЛИХИНСКИЙ РАБОЧИЙ», Театр.doc - на любителя.
«ЭКСПОНАТЫ» — не знаю.
«ЗИМНЯЯ ВОЙНА» — не знаю.
«ТАК-ТО ДА» — не знаю.
«БОЖЬИ КОРОВКИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ НА ЗЕМЛЮ» — прекрасное название, идите.
«НАТАШИНА МЕЧТА» — не знаю.
«ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ» — точно не идите: ну зачем ходить на спектакль с названием «Жизнь удалась»?
«ЗАПИСКИ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ВРАЧА» Молодежного центра театрального и киноискусства «МИГ» — не знаю.
«ТРЕТЬЯ СМЕНА» Театра им. Йозефа Бойса. Говорят про этот театр много. Идите.
«НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ» — не знаю.
«ХЛАМ» — не знаю.
«СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ИЗ БЕЛАРУСИ» — обязательно идите.
«ДИДОНА И ЭНЕЙ» — что-то мифологическое, идите.
«БЕРЕГ ЖЕНЩИН» — не идите.
«ПРОГРАММА ОДНОАКТНЫХ БАЛЕТОВ» — не идите.
«ПРОДЮСЕРЫ» — не идите.
«BUSK, BLUE SOUP», Нью-Йорк, США, Танцевальная компания «Aszure Barton & Artists» — идите. В Нью-Йорке хорошие парни.
«ПУТЬ К ПРОСВЕТЛЕНИЮ», Бурятский театр драмы им Х. Намсараева, Улан-Удэ - обязательно идите.
Я бы пошёл на постановку «ДИДОНА И ЭНЕЙ», Танцевальная компания Марка Морриса, Нью-Йорк, потому что мне нравятся слова ДИДОНА И ЭНЕЙ, и слово Нью-Йорк мне тоже нравится.
«БЕДНАЯ ЛИЗА» — Там музыка Леонида Десятникова. Это же преимущество балета. Даже если постановка не очень, можно закрыть глаза и наслаждаться музыкой.
В любом случае, если спектакль попал в список «Золотой маски», значит он поставлен на хорошем уровне и обладает качеством выше среднего. Если человек хочет знать, что происходит в современном театре, ему имеет смысл посмотреть все спектакли этого фестиваля. А уж если театр его не интересует, то зачем ему вообще туда ходить? Лучше сидеть дома и смотреть телевизор, например. Или в Интернете сидеть.

Комментарии

Читать на эту тему