Аки Каурисмяки. Последний Романтик
  • 22.02.07
  • 1047

Аки Каурисмяки. Последний Романтик

В серии «Кинотексты» Андрей и Елена Плаховы, видные российские киноведы, составили подробный сборник о жизни и фильмах выдающегося финского режиссёра Аки Каурисмяки.

Серия: Кинотексты
Книга: Аки Каурисмяки. Последний романтик.
фильмы, интервью, сценарии, рассказ.
Авторы: Андрей Плахов, Елена Плахова
Издательство: НЛО, 2006

Аки Каурисмяки. Последний Романтик.

Книга Плахова и его жены о Каурисмяки проникнута искренней любовью к её герою, которого авторы много лет лично знают. Живо описанные встречи с режиссёром, пересказанные в ходе дружеских попоек байки о кино и прочем лучше всего остального рисуют портрет главного, после Робера Брессона, европейского минималиста, «певца окраины», крепко пьющего фатального романтика и «пролетарского метафизика».



Аки Каурисмяки. Последний Романтик

Подробно рассказывая о каждом фильме - от «Преступления и наказания» через шедевры «Тени в раю», «Девушка со спичечной фабрики», «Вдаль уплывают облака», и так до последней картины, «Огни городских окраин»- авторы попутно показывают Финляндию – странный задний двор Европы. Здесь анемичная северная красота соседствует с предельно унылыми урбанистическими пейзажами, а высочайший уровень жизни не мешает адской статистике суицидов. Каурисмяки, единственная мировая звезда финского кино, не скрывает нелюбви к современной, «глобализированной» Финляндии. Этот скепсис разведён болью и печальным смехом. Герои его кино – всегда аутсайдеры, потерянные и одинокие, пролетарии или же вовсе выброшенные на обочину благополучного общества. «Не имею понятия, как делать фильмы о богатых. О чём они говорят? Она смотрится в зеркало: какое платье надеть сегодня вечером? Он говорит: ах, я сегодня в ужасном стрессе».



Аки Каурисмяки. Последний Романтик

Авторитетный киновед Плахов задаётся массой ценных вопросов: о пронзительной роли музыки в структуре лент Каурисмяки; о том, куда направлен взгляд его персонажей (ответ – всегда вперёд или вниз, редко друг на друга); о синефильских влияниях, наконец. Но самая сочная плоть книжки – истории вокруг съёмок. Галлюцинаторные путешествия с «Ленинградскими ковбоями». Байка о едва не случившемся инфаркте у лондонского копировальщика, что получил плёнку с «Девушкой со спичечной фабрики» и испугался по причине отсутствия диалогов (первая реплика в этом фильме звучит на 16-ой минуте). Версия о том, что некоторая вялость «Огней городских окраин» вызвана тем, что это первый фильм, который Каурисмяки снимал полностью трезвым.



Аки Каурисмяки. Последний Романтик

Особый предмет авторского любопытства – отношения Каурисмяки – как художника и финна – к России. От мнения по историческим темам до любви к нашей музыке и кино. И, наоборот, влияние Каурисмяки на молодое российское искусство тоже мельком задето. Не упоминает Плахов, правда, один мелкий, но смешной факт: в фильме «Умирать легко», который является русской трэшовой версией каурисмякиевского «Я нанял убийцу», вместо вечного юноши Жана-Пьера Лео занят упитанный мужчина Александр Лазарев-мл.


Каурисмяки не раз жалуется в интервью, какая это нудная и утомительная работа – снимать кино. Авторы «Последнего романтика», тем не менее, пишут о том, что он вытесняет работой депрессию. Что, в общем, всем киноманам планеты на руку. Сам Каурисмяки говорит так: «Кино по-прежнему живо. Чего не скажешь о человечестве».

Артем Лангенбург

22.02.2007

Также читайте в журнале BE-IN:

Азбука балета Юлии Яковлевой

Военторги Питера

Комментарии

Читать на эту тему

Смерть всего на свете
  • 25 сентября 2007

Смерть всего на свете

ARTINDEX. Фотографы’06.
  • 25 февраля 2007

ARTINDEX. Фотографы’06.

VJ antishanti
  • 15 декабря 2006

VJ antishanti