Почему бортпроводницы так одеваются
  • 12.09.14
  • 26184

Почему бортпроводницы так одеваются

Сексуальный образ стюардессы является растиражированным штампом современной поп-культуры. Бортпроводницы, впрочем, умеют этим пользоваться: достаточно вспомнить Людмилу Путину, экс-жену президента, Ирину Абрамович, бывшую пассию ныне заграничного олигарха, и маму Кейт Миддлтон. При этом форма хостесс играет важную роль в создании ее привлекательного имиджа. Журнал «Теория моды» рассказывает об изменении костюма бортпроводниц: их одежда, в отличие от многих других униформ, должна быть не только практичной, но и следовать модным тенденциям. Все должно подчеркивать привлекательность сотрудницы, являющейся лицом авиакомпании, и при этом отображать политику корпорации.

«Мишель Фуко в своей книге «Дисциплина и наказание. Рождение тюрьмы» (Foucault 1979) обратился к образу солдата, чтобы описать то, что позднее сам же назвал «технологиями себя», то есть формирование ин- дивидуальности в результате «муштры» с применением различных ментальных и психических практик. Тело подвергается трансформации превращаясь в «поверхность, запечатлевшую летопись событий» бла- годаря телесным привычкам и дисциплинирующим тренировкам, которые униформа подчеркнуто выставляет напоказ. И когда группа одетых в форменные костюмы бортпроводниц, образуя некое подобие боевой фаланги, проходит через терминал аэропорта, это становится визуальной демонстрацией корпоративной мощи <...>

Помимо того что они должны были быть белыми, в возрасте до двадцати пяти лет и официально не замужем, им полагалось пройти обучение на косметических и парикмахерских курсах и взять несколько уроков, чтобы научиться очаровывать пассажиров мужского пола

В Австралии начало гражданской авиации было положено в 1920-х годах; и вплоть до 1960-х годов прелесть передвижения по воздуху здесь видели в том, что по прибытии в пункт назначения путешественник выглядит если не безупречно, то хотя бы презентабельно. По мере того как самолеты набирали скорость, воздушные путешествия на дальние расстояния стали превращаться из смелой авантюры в роскошное приключение. Путешествие на самолете в те времена действительно было настоящей роскошью. В конце 1930-х годов путешествие из австралийского Сиднея в британский Саутгемптон на борту воздушного судна (комфортабельного гидросамолета) обходилось одному пассажиру примерно в 200 фунтов стерлингов, что на тот момент было эквивалентно сумме годового дохода обычного работающего человека. Поскольку общее время такого перелета составляло девять с половиной дней, пятнадцати пассажирам лайнера была предоставлена возможность прогуливаться по специальной палубе, коротать время в курительной комнате и даже играть в мини-гольф. Авиакомпании заботились о том, чтобы путешествия проходили в атмосфере роскоши, — особенно в Европе и Северной Америке, где необходимость стимулировать потенциальных клиентов была более острой, поскольку уверенность в комфорте и безопасности поездов и кораблей делала эти виды транспорта куда как более привлекательными для путешественников. В Австралии, стране огромных расстояний, самолет порой был единственным транспортом, способным доставить человека в нужный пункт назначения, однако это отнюдь не препятствовало продвижению нового «гламурного» имиджа воздушных путешествий.

Интерьер воздушного судна Qantas

Безусловно, самолет не был для австралийцев единственным заметным технологическим символом модернизма; океанские лайнеры, автомобили и поезда также покоряли знаменитые просторы пятого континента и не давали его жителям чувствовать себя изолированными от остального мира. Но гражданская авиация, и в первую очередь ее флагман — компания Qantas, как ни одна другая отрасль, была заинтересована в том, чтобы привить интернализованные модернистские идеи на национальную почву, зачастую ставя их выше колониальных отношений. Один из примеров этого — неоднозначное решение, принятое руководством Qantas в 1947 году; тогда, протестуя против давления со стороны Великобритании, пытавшейся навязать компании свои самолеты «в знак поддержки» Британского Содружества, компания приобрела новейший американский авиалайнер Lockheed Constellation. И даже униформа ее «летающих хостес» дает некоторое представление о том, насколько зыбкой была почва, на которой ей приходилось выстраивать свою политику, призванную совместить и примирить национальные, интернациональные и глобальные интересы.

Первые в Австралии «летающие хостес» были приняты в штат небольшой региональной авиакомпанией Holyman Airlines, базировавшейся на острове Тасмания (позднее она была переименована в Ansett Airlines). Маргарет (Рита) Грубер и Бланш Дью приступили к работе в мае 1936 года; им доверили самостоятельно решать, какой будет их униформа; единственное, чего потребовало руководство компании, — чтобы она была «консервативной и практичной». В результате Грубер и Дью остановили свой выбор на темном костюме-двойке с узкой юбкой длиной ниже колен; они дополнили его белой рубашкой и галстуком, а также «носкими» туфлями на шнурках. Жакет застегивался по центру на медные пуговицы, такие же были и на его нагрудных карманах; талию подчеркивал пояс с пряжкой. На левом нагрудном кармане была вышита небольшая эмблема компании. Девушки носили пилотки, очень похожие на те, что были в то время частью форменного обмундирования Королевских австралийских военно-воздушных сил (RAAF) <...>

Прошло уже целых десять лет с тех пор, как Грубер и Дью впервые отправились в полет, когда в компании Qantas наконец решились открыть вакансию «летающих хостес». Предполагалось, что эти девушки будут работать вместе с «летающими стюардами», которые обслуживали пассажиров на воздушных судах типа Hythe Short класса С. Находясь на борту самолета, «летающие стюарды» надевали белую куртку, сильно напоминавшую своим видом одежду обслуживающего персонала на океанских пассажирских судах. «Вне борта» им полагалось носить похожую на военный мундир униформу цвета хаки с медными пуговицами. Униформа должна была быть практичной, поскольку помимо прочего в обязанности «летающих стюардов» входила транспортировка пассажиров к берегу, когда гидросамолет совершал посадку в Сиднейской гавани, так что на время им приходилось превращаться в гребцов. Когда в состав экипажей вошли «летающие хостес», куртку цвета хаки заменили темно-синим кителем, от которого отказались только в начале 1970-х годов <...>

В 1950-е годы на линиях начало появляться все больше вместительных самолетов, летающих на огромной высоте благодаря реактивным двигателям, — таких, как Boeing 707; в то же самое время усилился контроль за соблюдением стандартных коммерческих нормативов, а это, в свою очередь, подразумевало, что вскоре между авиакомпаниями почти не останется никаких различий (даже количество бортпроводниц стало определяться тем, сколько персонала понадобится, чтобы руководить действиями пассажиров в нештатной ситуации). Таким образом, у авиакомпаний осталась лишь одна возможность хоть как-то подчеркнуть свое отличие от остальных — добавить неповторимого шарма в облик своих стюардесс. И если на заре гражданской авиации на эту работу принимали женщин, способных при необходимости оказать медицинскую помощь, а также вселить в пассажиров чувство уверенности и создать на борту атмосферу комфорта, то теперь решающим аргументом в пользу соискательницы стала ее внешность: «Помимо того что они должны были быть белыми, в возрасте до двадцати пяти лет и официально не замужем, им полагалось пройти обучение на косметических и парикмахерских курсах и взять несколько уроков, чтобы научиться очаровывать пассажиров мужского пола».

Так началась новая эпоха, наделившая униформу особыми модными чертами; это проявилось и в покрое, и в цвете, и в выборе тканей. Так, к 1959 году компания Qantas переодела своих «летающих хостес», заменив «безликую» темно-синюю униформу новым форменным костюмом цвета «тропической зелени» с акцентированной линией талии в духе созданного Диором стиля нью-лук, который все еще был в моде, несмотря на то что существовал уже более десяти лет. В 1964 году на воротнике форменного жакета появилось изображение крыльев — небольшая деталь, несущая в себе волнующий намек на стремительные скорости «реактивного века». Униформа светлого («разбеленного») оттенка морской волны стала одним из первых серийных изделий, для изготовления которого была использована ткань типа «cool wool» (тонкая и легкая шерстяная ткань из шерсти мериноса), что сыграло на руку Австралийской ассоциации производителей шерсти, использовавшей данный факт в своей рекламной кампании. К этой униформе прилагалась изготовленная из материала такого же цвета шляпка-«таблетка» с козырьком в форме сердечка.

К 1969 году для «летающих хостес» сшили униформу ярко-оранжевого оттенка «коралл»; теперь в форменный комплект входила мини-юбка — такой эволюционный скачок стал возможным благодаря тому, что были изобретены колготки. В 1970-е годы на свет появился странный гибрид, с одной стороны ведущий родословную от униформы Королевских ВВС, а с другой состоящий в явном родстве с ультрамодным в то время платьем-сарафаном. Такая униформа получила неофициальное прозвище «Redback» («красная спина») — по названию ядовитого австралийского паука — из-за широкой красной полосы, которая пересекала по центру тулью дополнявшей комплект шляпы трилби.

В 1974 году Эмилио Пуччи, только что завершивший работу над созданием униформы для американской компании Braniff Airlines, присоединил австралийский континент к интернациональному миру модного дизайна; залогом прочности этого союза стало платье из синтетического джерси с «австралийским» орнаментом из перьев и цветов. Это платье полюбилось стюардессам и до сих пор в определенном смысле остается лучшим образчиком униформы, поскольку вещь из синтетического трикотажного полотна можно было с легкостью выстирать в прачечной любого отеля и высушить за одну ночь.

В период с 1985 по 2003 год стиль униформы определялся корпоративным духом авиакомпании. Это вполне соответствовало распространившейся во всем мире тенденции, которую в первую очередь поддержали банки и другие крупные организации, снабдившие своих работников корпоративным гардеробом. Впервые за все время компания Qantas поручила работу над фасоном униформы для мужчин и для женщин одному модельеру. Именно тогда ее руководство обратилось к Иву Сен-Лорану, хотя это решение можно назвать спорным, поскольку на тот же контракт претендовал один известный австралийский модельер, предлагавший интересные и сильные дизайнерские разработки. Если забыть о том, что юбку и блузу украшал узор «из кенгуру», мастерски сработанный парижским кутюрье костюм мож- но охарактеризовать как несомненное возвращение к стилю «милитари», что особо подчеркивала такая деталь, как широкие, терракотового цвета обшлага. В следующий раз за дело вновь взялись австралийские модельеры — Джордж Гросс и Гарри «Who» Уотт. Они избавили дизайн от всех «австралийских мотивов» и переодели тысячи служащих компании в темно-синие двубортные костюмы и платья из узорчатой ткани; дополнительным элементом отделки на этой униформе и ее отличительным знаком стал треугольный логотип Qantas.

В 2003 году появляется новая униформа, выпущенная под маркой Morrissey; в ее тщательно продуманном, проникнутом духом национального самосознания дизайне присутствуют туземные мотивы, которые становятся заметными, если внимательно рассмотреть платье, шейный платок и шарф. В текстильном узоре «Wirriyarra» можно увидеть стилизованное изображение бумеранга, а круговые узоры символизируют поселения аборигенов в буше».

Форма разных периодов

Приведен фрагмент статьи Пруденс Блэк «Линии воздушного сообщения: униформа бортпроводниц». Журнал «Теория моды», осень 2014 года. Издательство «НЛО».

Комментарии

Читать на эту тему