Лёха Никонов и его "Порядок вещей"
  • 15.12.10
  • 1142

Лёха Никонов и его "Порядок вещей"

Лидер панк-группы П.Т.В.П. Леха Никонов о новом альбоме «Порядок Вещей», о своей и чужой поэзии и о моде на музыкальный протест

Леха Никонов – поэт и вокалист группы Последние Танки в Париже. Он выпустил несколько панк-альбомов и сборников стихов, основной тематикой которых были революция, наркотики и секс. Проблемы, которые для наших некоторых музыкальных деятелей стали актуальными только сейчас, он поднимал ещё в 2001 году в альбоме «Гексаген». В 2010 году П.Т.В.П. решили делать революцию не в социуме, а в звуке.

Фото: Кристина Москвина и Пётр Казаков

Что для тебя главное в новом альбоме?

Желание не стоять на месте. Меняться вместе с окружающей реальностью, как в смысле звука, так и в текстах. Звучание этого релиза было придумано нами сразу же после альбома «Зеркало»... Если коротко, это перегруженный валящий бас, чистые и холловые гитары, мрачная электронная подложка... Так что звучание получилось неожиданным даже для нас. Тексты новых песен в я старался писать без всяких коннотаций и намеков. Слова в песнях означают ровно то, что они означают. Рифмы не накрученные, а прямые. Есть даже рифма: «кровь - любовь». Думаю, что я заслужил такое право за двенадцать лет поэтической деятельности.

О поэзии и о поэтах

А что, кстати, с поэтической деятельностью?

«Медея». В этой книге будет сама поэма и ещё стихи. Сейчас написано шестьдесят, из которых хороших – сорок, нормальных – тридцать, а готовых для печати – двадцать. Я, кстати, подсчитал, что моя средняя производительность – одна песня и два стиха в месяц.

Хороший выход.

Я тоже так считаю. В «Медее» композиционная стихотворная форма никак не изменится. Вначале будут стихи, потом поэма. Так было и в сборнике «Тримидин» и «Нехардкор», тираж которого уже закончился и переиздания не будет. «Техника быстрого письма» стоит особняком, но там тоже в конце есть «Вместо предисловия».

То есть у тебя уже четыре книги?

Пять. Еще есть трэш-сборник «Гербарий», там тоже есть неплохие стихи. «Гербарий» мы даже издадим.

Уже почти собрание сочинений!

А если еще взять памфлеты, газетные статьи, которые я в Выборге писал, и переписку с друзьями. Уже можно томик сделать. Главное – не печатать тексты песен. Мне очень не нравится, что их выкладывают в Интернете. Песни нужно слушать, потому что уровень текста в них всегда занижен. Так же как нельзя судить меня по тем стихам, которые я не включаю в свои сборники.

Которые лежат в моем архиве в ящике?

Которые лежат у тебя в ящике, и которые гуляют по Интернету. Например, во время открытых редакций сборника «Техника быстрого письма», множество стихов разлетелось по сети. Теперь мне их предъявляют и говорят, что они – говно. Я согласен! Поэтому и исключал их из сборника, разве не понятно? Тоже самое с песнями. Мы не включили песню «Миражи». Но эта песня есть на шестнадцати кассетах. Кому-то рано или поздно она перепадет. Я не считаю ее примечательной и рад, что она не будет причислена к альбому.

Ты автор - ты решаешь!

Именно! И меня бесит, когда решают за меня. Вот мне предъявляют: ты, мол, это говно написал. Да я написал! Но я же не публиковал! Вы это у меня это украли и опубликовали. Как «Лаура». Зачем сын Набокова ее опубликовал? Какое у тебя ощущение от этой книжки?

Я ее даже в руки не возьму!

Правильно! Я вот её взял и пожалел! Мне её подарили на День рождения, зачем-то я ее начал читать, еще и в переводе этого Барабтарло. Лучше читайте перевод Ильина!

Я как-то подарил тебе трёхтомник «Сталин и писатели».

Отличные книжки. Я их с удовольствием прочел. Все три тома за месяц. Я, кстати, даже изменил свое мнение об Ахматовой! Знаешь как её Набоков назвал?

Как?

Лиза Боголепова. Все-таки признаю, что у Ахматовой, хоть она и была сукой, было 7-10 хороших стихотворений. Поверь, это признание мне дается с трудом.

Параллели творческие ты уже проводишь.

Проводить их напрямую – это мания величия, но иногда это делать необходимо. Я поэт-то тоже из необходимости и стихи, сам знаешь, писать не очень люблю, а читать тем более. Но так вышло, приходится сравнивать и явно не в свою пользу. Я в Лермонтовы, Пушкины и Маяковские не записываюсь и вполне отдаю себе отчет в том, кто я такой. Тем не менее, могу сказать, что я – поэт! Поэт XXI века! Какой вот поэт получился у нас в России. Понимаю, что многим мой грязный стиль может казаться хамским. Демократизация поэзии и подразумевала под собой появление поэтов подобного рода. В свое время Маруся Климова хорошо заметила, что в русской литературе никогда не было персонажей подобно Селину и Жану Жене. Лимонов пытался, но у него как-то не очень удачно вышло. Он не плохой писатель, но не классик, в отличии от Венедикта Ерофеева, например. Но если хорошо копнуть, то в русской литературе хороших стихов всего...

У Ахматовой 7-10...

Давай посчитаем!

Больше всего, конечно, у Бродского – штук 70 имеется.

Второе место я бы отдал Саше Пушкину. У него хороших стихов очень много. В позднем периоде – практически все, даже эпиграммы.

На третьем месте в моем чарте по производительности хороших стихов стоит Мандельштам. У него, наверно, есть стихов сорок, где нет вообще воды.

У Слуцкого – 30-40 стихотворений.

Замыкает нашу пятерку Борис Рыжий.

Маяковского я бы поставил отдельной строкой. У него хороших стихов штук 20, но его главная его заслуга – поэма «Облако в штанах». Единственная наша стоящая большая стихотворная форма.

У Ахматовой 7-10...

У меня стихов хороших сейчас максимум семь...

Не знаю, стоит ли включать сюда Хлебникова. Он поэт для поэтов. Если честно, то мне он никогда не нравился.

Но вклад свой он внес.

Придумав слово «самолет». Все время пытаюсь представить себе лицо Набокова, читающего поэму Хлебникова «Ладомир». Это примерно тоже самое, как Иисус Христос, любующийся античной статуей. Если хочешь, это метафора нашего альбома.

О новом альбоме

Поп-альбом не для всех?

Я прошелся от Штирнера до Шестова с Достоевским, но очень скрытно. Это мой спор с пустотой, с очевидностью, что давлеет над всеми нами. Альбом про проблему, что всё так и никак иначе. Мы пытались показать, что всё по-другому. Всеми способами. Музыкой, словами. Мы сели в студию, её тут же арестовали. Тогда мы выкрали аппаратуру, записали все на кухне. Потом я уехал в Киев – стихи читать – и студию вроде открыли. Приехал – всё опять закрыли. Мы переодели нашего звуковика Игоря, побрили ему бороду, надели на него шапку, – загримировали, то есть... Ну вот... Он проник на студию и четыре дня сидел сводил, а мы его контролировали по телефону и скайпу. Мы сводили альбом по телефону и Интернету!... Я нервный срыв заработал, твою мать... Реальность очень жестко сопротивлялась. А слово-то мы в Интернете дали, что 1 декабря альбом будет выпущен. И мы его сдержали... Сейчас я стараюсь ничего не читать про наш альбом, Интернета, сам знаешь, у меня нет. Когда мне начинают говорить про отзывы, я сразу же это пресекаю, потому что знаю, – надо полгода переждать потоки дерьма. Я вырабатываю иммунитет с 2004 года... Это происходит с каждым нашим новым альбомом. «Как? Они охуели? "Гексаген давай"...» – ну сам понимаешь...

Но слухи-то доходят?

Ну, вообще, да. Находятся добрые люди. Кто-то написал, что наш грязный звук похож на группу Кино. Как? Извините меня пожалуйста! Как Виктор Цой мог написать фразу: «Мы раздадим автоматы пацанам из Купчино, чтобы они стреляли по ментам и барыгам!». Не знаю на что опирались в процессе записи другие участники П.Т.В.П., но я, когда писал эти песни, отталкивался от групп The Chameleons, Mars Volta и альбома Nevermind Нирваны. Вот такие три кита... А люди меня убивают! Ха!... Песня «Пусть подыхают дети» – это парафраз стихотворения Некрасова «Пусть умирают дети и растут цветы». Никто этого не заметил! Ребята, вы же в школе учились?! Никонов написал идиотский текст? Перечитайте хрестоматию!

Альбом-то непростой.

А мы и не хотели делать простой альбом. Это не «Гексаген». Там было как? Нравится тебе поп-панк – вот тебе песенка. По хип-хопчику прикалываешься – пожалуйста. Вот тебе и хардкор, и немножко лирики. А на «Порядке вещей» мы вообще ни с кем не играем. Это поп-альбом. То есть альбом с мелодичными песнями, с простыми и запоминающимися словами. «Порядок вещей» – это поп-альбом обращенный, в первую очередь, к нам самим. Мы никогда не записывали подобного, он не похож на наше предыдущее творчество, но при этом, это П.Т.В.П. Конечно были какие-то намеки в альбоме «Зеркало», который стал поворотным для нас. Вообще удивляюсь, как его тогда приняли? Я даже слышал, что у кого-то это любимый наш альбом. На «Зеркале» я повернулся ко всем спиной, а на «Порядке вещей» мы с пацанами повернулись друг к другу лицом. Заумно?

Да нет! Даже как-то понятней. Мне кажется, что публика восприняла адекватно «Зеркало» как раз за счет того, что ты повернулся к ней спиной. Люди почувствовали твой внутренний протест, они же только этого и ждут. А где же протест в «Порядке вещей»?

А «Новый интернационал» послушай – там все выражено. Там и Ги Дебор, и Боб Блэк Хоп. После коммунистического интернационала был интернационал ситуационистский, провозглашенный Ги Дебором, а затем Блэк Хоп, американский философ-анархист, создал «последний интернационал». У него по этому поводу есть замечательная книжка – «Анархизм и другие препятствия к анархии». Эти идеи мне сейчас очень близки и поэтому в своем «Новом интернационале» я постарался смешать его и Штирнера.

О моде на протест, о политике и о шоу-бизнесе

Это твой нутренний протест?

Нет. Протест общий.

Повзрослел?

Тоже нет. Я просто понял, что протестовать против мелочей глупо.

Путин мелочь?

Конечно! Зло более всеобъемлюще, бороться с ним гораздо интереснее.



В этом году вообще появилась мода на протест.

Поэтому мы и записали альбом, где только одна политическая. Не хочется уподобляться таким как Н. или Б. и делать себе слушателей на политике, которая стала музыкальным трендом для раскрутки групп, которые не могут привлечь слушателя ничем другим...

А Шнур делает себе слушателей стебясь над ними?

Шнур – умный человек. Я про это говорить даже не хочу, все, кому нужно, понимают. Я считаю, что он в этом вопросе занимает самую правильную позицию и ведет себя умнее всех. Сейчас можно на политике бабла срубить. Но наш проект не для этого создавался. Если честно, то можно было бы сейчас записать альбом, где «все пидарасы и всех надо убить». Думаю, он бы пользовался большой популярностью. С коммерческой точки зрения правильнее записать «Гексаген - 2». Песни к такому альбому можно было бы накатать за два месяца... Ну и что? Зачем нам-то второй «Гексаген»? Я сегодняшнюю ситуацию описал десять лет назад. Тогда же правые Путина к власти привели, теперь они машут флагами на марше несогласных. Стандартный русский анекдот. Для меня политика – это вопрос стиля. Я на митинги не ходил и не пойду. Если бы я участвовал в борьбе, то я вряд ли бы участвовал легально.

Ты выше этого?

Ни в коем случае! Я ни выше, ни ниже. Политика – это кусок моего стиля, который, как ты знаешь сам, довольно грязный... Протест? У меня уже 20 лет протеста. В 17 лет я встал и сказал: «Всё! В этой игре не участвую!» И до сих пор я пру. Я часто думаю о том, что же все-таки меня прёт. Мне 37 лет, я взрослый мужик. Куда я пру? Почему? Я для себя ответил так: помнишь финал фильма «Убить Билла»? Этот самый Билл говорит Турман: «Ты убийца! Ты можешь работать продавцом, заниматься проституцией или музыкой, но ты все равно остаешься убийцей!» Со мной тоже самое. Моя программа задана с рождения. Если публика будет ждать от нас протеста, она этого не получит. Так как мы записываем альбомы, выражаясь аллегорически, не заглядывая преданно в глаза каждому пришедшему на наш концерт или слушающему наш очередной альбом... Протест?... Пусть идут слушать группу N и певца Ю.Ш. Вперед!

Мы никогда ни с кем не консолидировались. Даже с D.I.Y. тусовкой у нас тоже проблемы. Ведь чем они отличаются от больших лейблов? Да ничем! Они печатают диски на тех же фабриках.

Деньги-то надо зарабатывать?

Так чем же они D.I.Y? Чем лейбл «Кукушкин дом» отличается от Sony music? Тем что у первых тираж в тысячи раз меньше, чем у вторых? Может просто Sony лучше работает? В любом случае это система денежных отношений, против которой D.I.Y-щики сами и выступают. Что же касается группы П.Т.В.П., то вот вам альбом бесплатно в интернете и handmade кассеты по 300 и 500 рублей! Всё!... Наши кассеты – это фетишизм. Если ты фетишист, признайся себе в этом и плати... В своем роде – это психологическая помощь... А искусство принадлежит народу и никто с него не имеет право брать бабки! Слушатель захотел музыканту дать денег – дал! Не захотел – не дал! Это его дело! Мы ни к кому не обращались, чтобы напечатать альбом, потому что это очевидно уводит нас от самостоятельной работы. У нас есть все механизмы, чтобы быть свободными художниками. Этот альбом обошелся в 20 тысяч рублей. Это может сделать каждый. Возьми 20 тысяч в долг у приятеля, запиши, выложи в Сеть и все! Никаких менеджеров, никаких агентов, никаких пиарщиков, никаких околомузыкальных пидарасов, которые убили Элвиса, Тупака, Джимми Хендрикса, Кобейна, Кёртиса... Уверяю, список можно продолжить до двух нулей... А сколько талантов погубили и из стольких музыкантов говно сделали... Теперь их время кончилось!

То есть мы переходим в такую стадию уличных музыкантов. Играет шарманщик на площади...

Только раньше подходил один человек, а теперь несколько тысяч. Если бы мы издавали альбом на физическом носителе, то напечатали бы мы тысячу экземпляров и продавали бы ее целый год. О! Купите наш новый альбом! Налетай! Хавай! Бабки плати! – в общем, поганый капитализм... Мы хотели от этого уйти. И, надеюсь, ушли... Прошла неделя после релиза, у нас уже 4000 скачиваний, только официальных. По законам статистики это значит, что альбом послушали минимум двадцать тысяч человек. Без помощи каких-либо лейблов. Можно обходиться без капиталистов, музыкальных сутенеров, барыг и спекулянтов. Этот альбом тому явное подтверждение. Что же касается непредвиденного никем звучания альбома, – просто мы не потакаем ничьим вкусам, кроме своих. Такой вот «Порядок вещей».

Комментарии

Читать на эту тему