Шум и ярость: новое поколение фотографов
  • 19.09.10
  • 1112

Шум и ярость: новое поколение фотографов

В культуре всегда найдется место рассерженным молодым людям. В зеркале современной визуальной культуры они здорово помолодели, живут на краю мира и любят разрушение

Влияние окружающих изображений на сознание неоспоримо. То, что мы видим, определяет образ мыслей и дальнейшие действия. Пилюля глотается незаметно и мягко меняет нас изнутри. Всю жизнь мы пожинаем плоды визуальной среды детства – официозных 80-х или 90-х с порно-открытками и яркими обертками от жвачки. Визуальная культура – сканер общественных настроений, и один из главных её источников сегодня – Интернет, самое прямое и бесхитростное выражение – фотоблоги.
Среди мощного, как Ниагарский водопад, потока изображений, есть сильные голоса профессионалов из мира, который сильно отличается от реального. Это может быть объективированная вселенная Томми Тона из Jak and Jil. Существующий благодаря безупречному авиасообщению между Нью-Йорком и Парижем мир Purple Diary, где бедра девушек простираются так же бесконечно, как пляжи Монте Карло. Обдуманные проекты, имеющие историю, тонут сегодня в океане сереньких загибающихся фэшн-блогов и море крови и битого стекла, разлитое новым поколением фотоблоггеров.
Шум и ярость: новое поколение фотографов. Dana Goldstein.
Шум и ярость: новое поколение фотографов.
Dana Goldstein
"Вещание с края света" – под этим названием можно было объединить огромное количество новых фотоблогов. Будущие представители поколения 2014, еще маленькие, уже наверняка имеют свои личные вещательные пункты в виде блогов. Из разных точек планеты они выкладывают в сеть свою жизнь, заснятую на пленку или цифру. Чаще всего, те самые точки планеты очень далеки от тех мест, где пересекаются медийные потоки – это может быть краешек Австралии, Новая Зеландия, Южная Америка, очень маленький город Европы, или Россия. В их рассказах, где бы они не находились, есть что-то общее.
Их объединяет ультра-юность, льстящая вечно молодящейся западной культуре. Они – кошмар старшего поколения. Невинные, потому что не ведают, что творят. Битые бутылки, кошки с горящими глазами. Им не присуща глубокомысленность будущих профессионалов (шум есть шум), зато ясности взгляда и стремления обойти формальные визуальные ловушки, например, стереотипы красоты тела, у них не отнимешь. Не скрывая неприглядную сторону вещей, они хотят, напротив, сделать её главным предметом своего внимания. Кровь, тошнотворно-медленно остывающая на асфальте, перекошенные лица пьяных друзей – это один из путей избежать худшей участи жителя мегаполиса, когда ты становишься набором стандартных сладеньких картинок.
Frances Allen

Alexis Gross "Virgin Billie"

В США существует целое объединение молодых фотографов, специализирующихся на ночи, шуме и ярости – Young Healers. Они публикуют черно-белые зины с названиями, вроде "Пока ты спал" или "Провал юных сердец". У всех схожий стиль – шероховатый и сырой, спонтанный, забавный и жестокий.

В России одним из первых подобную эстетику стал использовать Гоша Рубчинский в своих историях о скейтерах в асфальтовых джунглях Москвы. Схожее настроение чувствуется в фотопроектах Prawda zine. От фотографов по ту сторону Атлантики их отличает только эксплуатация визуальной стороны последних лет советской эпохи – ковров со стен в квартирах и бюстов Маркса и школьных кабинетах.
www.aglec.ru
Какими бы наивными и бесхитростными они не выглядели, суть все же уловили правильно. Сообщения в Интернете дублируются тысячи раз, последнее уникальное в этом мире – это неотредактированное, личное, яркое фото-реалитишоу. Необходимо давать аудитории свои субъективные истории. Острый интерес к моде последних полутора лет, который подхлестнули новые цифровые медиа, постепенно начал спадать. Стиль теперь ищут в в чем-то более сыром и настоящем – в отражениях рального мира. В конце концов, когда получаешь по носу – это больно, когда Александр Маккуин умирает, правда, тоже, но это скорее исключение из правил.
Остается только задуматься, откуда в них столько ярости? В мяснике, заносящем топор над свиной шеей, нет ярости. В человеке, поедающем гамбургер, нет ярости. В сердце Леди Гаги, надевающей мясное платье, тоже не было ярости. Разрушение не должно быть стандартизиованным, пришло время напомнить об этом миру. Давление гигансткого цифрового мира вызывает из глубин вопль, какой испустило бы само мясо под топором мясника. Хотя, конечно, чуть более беззаботный вопль.

Комментарии

Читать на эту тему