Нури Бильге Джейлан: "Я не знаю, кто мой зритель и чего он хочет"
  • 11.10.12
  • 1256

Нури Бильге Джейлан: "Я не знаю, кто мой зритель и чего он хочет"

Известный турецкий режиссер - о родителях, несъёмочных буднях и жизненной стратегии

Нури Бильге Джейлан - пожалуй, самый известный у нас турецкий режиссер. Не уставая каждый раз признаваться в любви к Тарковскому, Сокурову и Чехову, Джейлан является желанным гостем на всех российских фестивалях: только в этом году он побывал на двух. Нашему зрителю он знаком по фильмам "Отчуждение" и "Однажды в Анатолии", которые получили Гран-при в Каннах и были в прокате. Мы же его любим за живописные виды зимнего Стамбула и застывшего Босфора, за интимность, психологическую точность, вдумчивость и грусть его кино.

Полина Тодорова поймала режиссера в коридорах Санкт-Петербургского Международного Кинофорума и задала несколько вопросов о родителях, несъёмочных буднях и жизненной стратегии.

Интервью с Нури Бильге ДжейланомНури Бильге Джейлан. Фото: Полина Тодорова

Вы учились на инженера и вдруг стали режиссером. Как это вышло?

Я действительно учился на инженера-электрика, но никогда не работал по профессии. Я прошел очень долгий путь, прежде чем понять, чем действительно хочу заниматься. Учился в Лондоне, путешествовал по Гималаям, служил в турецкой армии…

И тем не менее, кажется, путь был пройден не зря. Несмотря на то, что первый фильм вы сняли в 36 лет, вы практически сразу стали любимцем Канн. Я всегда в таких случаях вспоминаю Иммануила Канта, который написал свою первую «Критику» в 57 лет. И его, и ваш пример вдохновляет: у всех есть шанс до конца жизни успеть сделать что-то действительно важное. Вы согласны с этим?

Вынужден вас разочаровать. Чтобы заниматься кино, у вас должно быть очень много энергии. Я бы предпочел начать раньше, но уже ничего нельзя поделать.

Снимать кино - ваша единственная цель? Какова ваша жизненная стратегия?

Возможность снимать кино дает очень глубокое удовлетворение. И когда вы оглядываетесь назад на свою жизнь, все забыто, вы видите только свои фильмы и своих детей. Мне сейчас уже 53 года. Everything lost, you know.

Делаете ли вы что-то, кроме кино? Есть ли у вас хобби?

Да. Я до сих пор занимаюсь фотографией. Путешествия, книги, спорт.

Каким спортом вы занимаетесь?

Теннисом, потому что тебе нужен всего один человек, чтобы играть. Это легко (смеется).

Опишите ваш типичный день, если он не съемочный.

Он очень скучный. Я думаю, намного скучнее вашего (смеется). Как правило, один, по большей части, читаю книги. Когда ты становишься старше, то реже встречаешься со своими друзьями. Я уверен, что вы живете более интересной и насыщенной жизнью, чем я. Но это жизнь, вы знаете. И жизнь режиссера тоже такова. Ты работаешь над сценарием целый год в одиночку, потом снимаешь все за три месяца. Внезапно вокруг тебя становится много людей, которые потом так же стремительно исчезают, и ты опять один.

А как родители относятся к вашей профессии? Например, мать Альмодовара всегда считала, что ее сын занят какой-то непонятной ерундой. У многих других режиссеров такая же история. Как у вас?

Мои родители не очень-то разбираются в искусстве. Но, конечно, они очень рады тому, что их сын успешный режиссер.

Но они при этом еще и снимались в ваших фильмах. Трудно было с ними на площадке?

Они говорили мне, что никто на это не будет смотреть, «зачем ты снимаешь», и все в таком духе.

На экране они выглядят очень естественно. Вы руководили ими или позволяли просто жить перед камерой?

Да, они вели себя естественно, потому что не скованы клише. Конечно, необходимо направлять. Но ты должен найти правильный метод. Иногда, чтобы получить нужный результат, приходится вводить непрофессиональных актеров в заблуждение, обманывать.

Мне кажется, все художники в большей или меньшей степени занимаются творчеством в качестве психотерапии. Но не все это признают. Вы же откровенно говорите об этом. В таком случае зрители в вашей творческой вселенной отходят на второй план. Ваше кино эгоистично? Или оно все-таки зрительское?

Я думаю, тот эффект, который производит фильм на публику, это побочный эффект.

То есть вы не ориентируетесь на зрителя, когда снимаете кино?

Нет. Я даже не знаю, кто мой зритель, чего он хочет. Это тайна.

Напоследок посоветуйте фильм, с которого нужно и можно начать знакомство с вашим творчеством.

Думаю, что смотреть меня надо хронологически. Впрочем, это касается любого режиссера.

А какой турецкий фильм стоит обязательно посмотреть зрителям, не знакомым с турецким кинематографом?

Если выбирать один, то это будет "Надежда" (1970) режиссера Йылмаз Гюней.

Nuri Bile Ceylan. Winter in the city, Istanbul, 2004

Приезд Нури Бильге Джейлана в Санкт-Петербург организован при поддержке Turkish Airlines.

Комментарии

Читать на эту тему