"Текстура", пермский фестиваль театра и кино
  • 23.09.11
  • 1006

"Текстура", пермский фестиваль театра и кино

Сорокин как тотальный проект, телесная мистика театра Derevo, спятивший Грэгг Араки, проблема порно, особенности новейшей "новой драмы" и другие избранные события фестиваля злободневного театра и кино в Перми

Что такое "Текстура"

"Текстура", второй раз проходящая в Перми, нацелена на выполнение двух очевидных задач. Во-первых, придуманный неутомимым Эдуардом Бояковым фестиваль вписался в культуртрегерский проект по внедрению современного искусства (в самом широком смысле) в регионах - уральский город-миллионник тут впереди всей России: здесь многообещающий музей современного искусства PERMM под руководством Марата Гельмана, вызывающая активные споры  программа паблик-арта, ставящий пьесы новейших драматургов театр "Сцена-Молот" (где расположился "текстурный" штаб и проходит основная часть событий фестиваля) и прочее. Во-вторых, сама "Текстура" сделана по синтетическому принципу, с явным акцентом на драматургии, на пересечении драматического театра, экспериментального театра вплоть до перформанса, и всевозможного, игрового и неигрового,  кино - а все это дополнено наиболее, на самом деле, любопытным коммуникативным процессом: дискуссиями, семинарами, проходящими в режиме аншлага читками новых пьес и сценариев, мастер-классами, а также любимым отечественной интеллигенцией жанром "круглого стола".

 Текстура-2011, фестиваль театра и кино о современности в Перми. Эдуард БояковВечеринка второго дня фестиваля. Художественный руководитель "Текстуры" Эдуард Бояков - в центре

Совет фестиваля (т.е. жюри, призванное к 25 сентября выбрать победителей в четырех разделах) состоит из многих замечательных культурных деятелей, среди которых, например, режиссер Павел Лунгин, поэтесса Вера Полозкова и публицист Линор Горалик. Во главе совета - актриса Ингеборга Дапкунайте, в разговоре с журналистами сказавшая следующее: "Сейчас здесь предпринимаются большие усилия для того, чтобы привлечь серьезнейшие культурные силы. Нельзя сказать, что Пермь станет лучше Петербурга или Москвы, каждый из этих городов занимает свою нишу. Самое главное, что властям края не наплевать на то, как развивается культура в Перми, а это, я считаю, основной критерий успешного развития искусства в городе".

Ингеборга Дапкунайте. Фестиваль Текстура 2011. Фото: Лёля ЧерепашкинаИнгеборга Дапкунайте на фестивале Текстура-2011
 

Имя: Сорокин

В особой номинации "Имя", придуманной специально, чтоб отметить значимость для современной культуры отдельных персонажей, в этом году - писатель Владимир Сорокин и шведский кинорежиссер Лукас Мудиссон, который в последний момент чем-то заболел и не смог почтить своим визитом Пермь. За него говорят его фильмы, короткая ретроспектива которых проходит в фестивальном кинотеатре Very Velly: пермяки уже увидели трогательно наивный дебют "Гребанный Омоль", обличающую социальные язвы "Лилю навсегда" с юной Оксаной Акиньшиной и лучшую мудиссоновскую картину - драму "Вместе" о стокгольмской леваческой коммуне 70-х.

Что касается Сорокина, то события, связанные с творчеством давно уже классика русской литературы, стали своего рода идеологическим ядром фестиваля. Помимо показа трех из четырех отечественных фильмов, снятых по сорокинским сценариям (разухабистой "Копейки" Дыховичного, гипнотически совершенной "Москвы" Зельдовича и его же недавней, перегруженной манерным дизайном "Мишени"), случилось и мероприятие почти академического толка: 4-часовой семинар "Пространство Сорокина". Докладчики-филологи (подавляющее большинство которых из Петербурга) интересно и сложно рассуждали о семиотике сорокинских текстов и границах метода деконструкции, о том, является ли писатель эталонным постмодернистом или, напротив, тотальная ниспровергательская ирония его произведений есть продолжение революционного модернизма, о сорокиниских "субстанциях" (помимо программных телесных выделений, это лед, сахар, сало); наконец - о культурном значении выражений "чучмарить фонку" и "мысть, мысть, учкарное сопление".

Текстура 2011 Главный редактор журнала "Неприкосновенный запас" Илья Калинин (в центре) на семинаре "Пространство Сорокина"

К концу семинара перед довольно изможденной аудиторией предстал писатель и букеровский лауреат Михаил Елизаров и совершенно в духе ранних сорокинских героев исполнил несколько песен собственного сочинения. Снять на видео у нас не получилось, но звучит и выглядит это примерно так:

Кульминацией сорокинских дней в Перми стала читка отрывков из "ледяной трилогии" силами самого Владимира Георгиевича, Боякова и Дапкунайте. Переполненный зал (зрители разве что не лежали в проходах) не шелохнувшись час с лишним внимал плавным, монотонным, почти безлично ритуальным кускам "23 000" про "братьев Света Изначального" в мире "мясных машин". Немного сюрреалистическая, насмешливая иллюстрация мощи русской литературы, на разрушение и разоблачение которой Сорокин потратил за тридцать с лишним лет немало роскошных букв и фраз.

Владимир Сорокин. Читка отрывков из Владимир Сорокин. Читка отрывков из "ледяной трилогии" в одном из залов театра "Сцена-Молот"

 

DEREVO

Еще одно большое специальное событие - спектакль "Мефисто Вальс" дрезденско-петербургского пластического театра Derevo, впервые показанный еще полгода назад. Антон Адасинский, достигший неземных повадок артистического саньясина, придумал эту вещь под воздействием съемок у Сокурова в "Фаусте" (который, как известно, взял золото в Венеции) в роли отвратительного Мефистофеля с гениталиями на спине. Как обычно, крайне сложно сказать что-либо отчетливое об этих завораживающих, безумных телодвижениях: Адасинский изображает ожившее пугало, танцоры швыряются друг в друга цветами и арбузами, много зловеще ползут и подкрадываются. Как правило, не сильно разбирающиеся в современном пластическом театре вынуждены произносить неизбежные пошлости про магию и подлинный смысл-в-жесте, а между тем в этой постановке "Дерева" есть по-настоящему жуткие, до мороза по коже пробирающие моменты, удивительно резонирующие с присущим тому же Сорокину мотивом ужасающей тюрьмы человеческого тела. В общем, "Мефисто Вальс" нужно, конечно, просто всем посмотреть.

"Мефисто Вальс"
 

Кино

Кинопрограмма, составленная из 12 фильмов, большая часть которых уже побывала на других фестивалях, довольно мощная. В последние дни "Текстуры" покажут два отечественных фильма, вокруг которых уже изрядное время существует благосклонный хайп: это "Шапито-шоу" режиссера Сергея Лобана и сценаристки Марины Потаповой; и "народный эксперимент" Павла Костомарова и Александра Расторгуева "Я тебя люблю": пример настоящего коллаборативного искусства, фильм снят в непосредственном сотрудничестве с ростовскими гопниками:

Из скорее казусов: новый Грегг Араки, фантастическая молодежная секс-комедия "Ба-бах!". Юные герои в кампусе много трахаются, разбираются с ориентацией, посещают костюмированные вечеринки, видят затейливые сны и в какой-то момент напарываются на бредовое мистическое: в наборе имеются зловещая милленаристская секта, таинственные записки и сообщения в соцсетях, люди в масках овец и тигров, а также лесбиянка-ведьма-нимфоманка. Совершенно дурацкие финальные четверть часа отбивают возникшее было желание подписаться под характеристикой, выданной пару лет назад режиссеру Араки кинокритиком Волобуевым ("пидорас во всех смыслах этого слова"): перед нами отчаянная самопародия, где все узнаваемые черты аракиевского, застрявшего далеко в середине 90-х, кинематографа - кислотные цвета, тема веществ, убивающие клабберов алиены, красивые совокупления под Explosions in the sky, крупные планы разноцветной еды, очень-очень хорошенькие артисты - втискиваются в лишенные иксерского пафоса, уютные, трэшовые рамки предельно бредового жанра.

"Ба-бах!", реж. Грегг Араки. Изображение - myspace.com

Показали и последний фильм документалиста Виталия Манского, довольно нетипичный для этого режиссера, особенно после его манипулятивной, морализаторской, с размахом сделанной "Девственности". В снятой на ручную камеру кубинской ленте - монологи простых гаванцев, чьи трудные судьбы, тяжкий быт в блокированной островной стране с карточной системой и практически разваливающимися домами - не мешают (а скорее, наоборот, - у граждан "неэффктивной" Кубы много свободного времени, этой подлинной ценности социализма) веселиться, плясать, размышлять о любви и смерти.

"Родина или смерть", реж. Виталий Манский. Изображение - "Текстура"

Лучшим в художественном смысле фильмом фестиваля многие коллеги считают "Мальчика с велосипедом" бельгийских гениев нео-неореализма Жан-Пьера и Люка Дарденнов, получившего в этом году Гран-при Канн. История 12-летнего Сирила, ищущего бросившего его в приюте отца и подружившегося с одинокой парикмахершей - очередной шедевр Дарденнов ("Розетта", "Дитя", "Сын"), выверенный в каждом кадре и вместе с тем ни секунды не выглядящий неживым "конструктом".

"Мальчик с велосипедом" братьев Дарденн. Изображение - "Текстура"
 

Театр

Театральный раздел фестиваля включает в себя восемь спектаклей от режиссеров новаторских художественных убеждений. Впереди - главные хиты, вроде "Небожителей" московской "Практики" (режиссер Руслан Маликов), герои которого  - представители российского правящего класса (практически, пелевинской Либеральной Башни) и анархическая галлюцинаторная монодрама "Я, пулеметчик", написанная драматургом Юрием Клавдиевым и поставленная столичной же студией SounDrama.

Из увиденного следует выделить "Хозяина кофейни" - часовой монолог драматурга, одного из героев "новой драмы" Павла Пряжко в постановке режиссера петербургского театра POST Дмитрия Волкострелова. Разговорный этот спектакль вызвал у многих восторг и одобрение, к которым я не могу безудержно присоединиться: действо заключается в том, что актер Иван Николаев, сидя перед барной стойкой с принтером на ней, делится разными умеренно остроумными наблюдениями об инфантильности, Евгении Петросяне и своем поколении, при этом постоянно, в духе очень адаптированного условного "дерриды", уточняя контекст высказывания, оговариваясь и саморазоблачаясь. По мне так, хипстерский вариант Гришковца - впрочем, автор это предусмотрел, упомянув иронически возможность такой ассоциации и тем самым как бы лишив это мое замечание критической остроты.

"Хозяин кофейни", спектакль театра POST

Другая интересная постановка - совместный проект "Театра.doc", фестиваля "Любимовка" и журнала "Афиша", довольно радикальный и даже декадентский спектакль-перформанс видного московского режиссера Виктора Рыжакова по пьесе живущей в Лондоне хорватки Сельмы Димитриевич с пронзительным названием "Боги пали, и нет больше спасения". Этот трудноописуемый эксперимент, впервые реализованный в апреле на кухне редакции "Афиши-Еды", вероятно, формалистически изощренно продолжает театр после "смерти театра": отгороженные от зрителей белой ширмой две актрисы с намеренно невыразительной пластикой (мать и дочь) в течение 26 минут произносят одни и те же реплики в целом конфликтного диалога с разным темпом, интонацией, скоростью - текст, голос тут оказываются альфой и омегой спектакля, в противовес принятым в традиционном русском театре акценте на визуальном и диктатуре актера. В финале герои долго и подробно завтракают салатом, яичницей и прочей едой, провокативно время от времени прерываясь на поклоны.Четыре спектакля Рыжакова подряд, к слову, происходили в пермском модном шоу-руме.

Спектакль "Боги пали, и нет больше спасения", реж. Виктор Рыжаков

Даже еще более важные для молодого театра, чем готовые спектакли, события на "Текстуре" - это утренние читки новых пьес и сценариев. Отмечу "Нурофеновую эскадрилью" - утопический галлюциноз в стихах о нано-выращивании истребителей и космических кораблей из овощей и фруктов - авторства выдающегося современного поэта Андрея Родионова, после прошлой "Текстуры", кстати, перебравшегося жить в Пермь; и "Порнографию" Юрия Муравицкого, читка которой напоминала как минимум полноценный прогон, - в пьесе действуют порно-актрисы, порно-режиссер, порно-потребитель и его жена, и нормальным человеческим языком обсуждаются такие вещи, как достоверность насилия в кадре, гидропоника в шкафу и double anal penetration. Финальный монолог звезды порно на пенсии является переводом на русский язык знаменитой речи пожилой героини клипа группы Massive Attack. Наверное, это оммаж такой, что называется.

Актриса Алиса Хазанова читает пьесу Ю. Муравицкого "Порнография"

Вообще, если можно говорить о каких-то проблемах, волнующих современых творцов более прочих, то одна из них - это, конечно, сексуальные стратегии вообще, и порнография в частности. Например, самый, пожалуй, дикий фильм кинораздела - "Беспорно" бывшего украинского авангардиста Александра Шапиро - в стиле пижонского трэша рассказывает о 16-летнем киевлянине, ставшем порнокоролем (благодаря продаже любительских съемок с участием своих друзей, главным образом - одноклассника с 32-сантиметровым членом). Проскальзывает эта важная тема и в некоторых текстах драматургического сегмента фестиваля.

В целом же, пока лишь второй раз случившаяся "Текстура" - самый жизнеспособный и перспективный из фестивалей, с некоторых пор организуемых за пределами Москвы. Глядя на несомненный энтузиазм участников и устроителей,  в этом  действительно сложно усомниться.

Фестиваль "Текстура-2011" продлится до 26 сентября. На главной странице сайта - ежевечерние краткие фестивальные видеодневники.

Все фото, кроме отдельно указанных - Лёля Черепашкина.

Комментарии

Читать на эту тему