Кино недели: "Космополис" Дэвида Кроненберга
  • 23.07.12
  • 915

Кино недели: "Космополис" Дэвида Кроненберга

Жестокая поэма выдающегося исследователя патологий о капитализме как болезни, с Робертом Паттинсоном в главной роли. Плюс еще три фильма о странных богачах

28-летний миллиардер Эрик Пэкер (Роберт Паттинсон) едет стричься в отдаленную парикмахерскую через парализованный пробками Нью-Йорк. За звуконепроницаемыми стеклами белого, оснащенного по последнему слову техники лимузина крайне неспокойно: по случаю визита президента улицы наводнены протестующими, к тому же в городе происходят грандиозные похороны популярного рэпера-суфия. По дороге к встрече с судьбой, в лице персонажа Пола Джаматти, герой беседует с корпоративным аналитиком (Саманта Мортон) и арт-дилером, по совместительству любовницей (Жюльетт Бинош), проходит ежедневный медицинский осмотр, включающий массаж простаты, разоряется из-за колебания курса юаня; жена (Сара Гейдон) объявляет ему о разводе, анархисты разрисовывают его лимузин варварскими граффити, а сам он подвергается атаке всемирно известного акциониста-тортометателя (Матье Амальрик). Бегущая строка на Таймс-сквер возвещает: "Призрак бродит по миру. Призрак капитализма".

Великий канадский визионер и исследователь телесных и душевных мутаций в трех своих последних фильмах придерживался более-менее традиционной повествовательной структуры, а также жанровой определенности: "История насилия" (которую в российском прокате обозвали "Оправданной жестокостью"), снятая по графической новелле, виртуозно обыгрывала конвенции фильма о мести и вообще "кинематографа жестокости"; "Восточные обещания" ("Порок на экспорт") являли собой чудной гибрид криминального триллера про русскую мафию и притчи о социальных язвах; наконец, про недавний "Опасный синдром", костюмированную драму об основоположниках психоанализа, по-русски все объяснил Виктор Аронович Мазин.

В вольной экранизации романа американского писателя Дона Делилло "Космополис" (издан в 2003-м, на русский язык пока литературно не переведен; существует только "фанатский" перевод), три четверти действия которой происходят внутри салона роскошного автомобиля, Кроненберг вернулся к своему зыбкому, но мощному методу, наиболее грандиозно использованному в "Автокатастрофе" и "Пауке". Диалоги первоисточника сокращены и еще в большей степени "остранены": нарративной и речевой связностью режиссер здесь жертвует в пользу нервного ритма и единственно верной интонации, в пользу неотвратимой отчетливости сновидения.

Ослепительная удача кастинга "Космополиса" - это, конечно, выбор артиста для главной роли: безлично-красивый кумир девочек-тинейджеров Роберт Паттинсон с его непроницаемым лицом идеально подходит для воплощения молодой "акулы" современного спекулятивного капитала: человека, уверенного в своем всемогуществе (например, Пэкер, будучи, как положено, коллекционером авангардного искусства, упорно отказывается верить, что "Часовню" Марка Ротко никак нельзя переместить в его гостиную) и одновременно лишенного всех и всяческих желаний, заторможенного, бепомощного перед иррациональным хаосом взбесившихся рынков, беззащитного перед палачом, который в свою очередь свихнулся от безумия самой системы. Режиссер Кроненберг никогда не числился в списке политически ангажированных кинематографистов. Но тем не менее, скажем, кадры "оккупированных" улиц снимались буквально за пару недель до прошлогоднего расцвета Occupy Wall Street. Если и можно сделать "рациональный" вывод, посмотрев гениальную кинопоэму о поездке на лимузине сквозь главный земной мегаполис за несколько мгновений до взрыва, то, наверное, такой - "Дайте же наконец капитализму спокойно сдохнуть".

Еще три фильма о странных богачах:

"Теорема", режиссер Пьер Паоло Пазолини, 1968

Безумная и прекрасная притча о чудесном преображении миланского фабриканта после того, как он, наряду со всеми прочими членами своего семейства, переспал с безымянным пролетарским ангелом (Терренс Стамп): в то время как жена предается промискуитету, а взрослый сын пишет абстрактно-экспрессионистские полотна, миллионер (Массимо Джиротти) дарит свой завод рабочим и отправляется носиться по городу в голом виде. Самый радикальный фильм Пазолини, в котором он сплавляет воедино революционный марксизм, еретическое "атеистическое" христианство и идеи маркузианского толка о сексуальном раскрепощении.

"Бедная маленькая богатая девочка: История жизни Барбары Хаттон", режиссер Чарльз Джеррот 1987

Слезоточивый, но не слащавый мини-телесериал о несчастной судьбе одной из богатейших американок XX века, наследницы империи универмагов "Вулворт". Барбара Хаттон, роль которой исполнила восьмидесятническая икона Фара Фосетт, изображена несчастной и фрустрированной жертвой своего "высокого" происхождения: проблемы с алкоголем и самооценкой, многочисленные мужья, любовники и друзья, понятное дело, просто хотят откроить бабла. Надо сказать, что термином "бедные маленькие богатые" именовали еще в конце 60-х неприкаянных наркотизированных мажоров, крутившихся возле первой уорхоловской "Фабрики".

"Нефть", режиссер Пол Томас Андерсон, 2007

История безжалостного и трудолюбивого психопата, нефтепромышленника, селф-мейд-мена Дэниела Плейнвью (Дэниел Дэй-Льюис) и его противоборства с ушлым лицемером-пастором (Пол Дано). Потрясающий эпос одного из лучших современных американских режиссеров - разом и "Гражданин Кейн" эпохи смерти гуманизма, и исчерпывающая художественная "экранизация" трактата Макса Вебера "Протестантская этика и дух капитализма".

Комментарии

Читать на эту тему