Кино недели: «Барбара» Кристиана Петцольда
  • 25.08.12
  • 548

Кино недели: «Барбара» Кристиана Петцольда

Получившая один из главных призов Берлинале-2012 драма известного немецкого режиссера про женщину-врача

Унылая провинция Восточной Германии, лето 1980 года, по телевизору транслируют московскую Олимпиаду. В местной больнице появляется новый доктор – высланная властями из Берлина за попытку эмигрировать суровая блондинка (Нина Хосс, постоянно снимающаяся у Петцольда). Поначалу Барбара со всеми, кроме одной юной несчастной пациентки, держится отчужденно, не произнося и пяти слов за смену и холодно реагируя на знаки внимания коллеги. Ее квартиру регулярно обыскивает рыбоголазый офицер политической полиции «Штази», а сама героиня вечерами катит на велосипеде в ближайший лес, где под белым крестом находится тайник с деньгами и контрабандными сигаретами, а также однажды происходит встреча с проживающим по ту сторону «Стены» любовником.  Как несложно в определенный момент предугадать, в план побега по морю  обязательно вмешается роковая случайность.

«Барбара». Режиссер Кристиан Петцольд. Рецензия на фильм.

Не слишком здесь до сего известный Кристиан Петцольд – один из самых важных режиссеров так называемой «берлинской школы», довольно аморфного по составу течения, сочетающего строгий, даже аскетический реализм с неброской сложностью киноязыка и угнездившегося между спекуляциями популярного арт-хауса и экспериментами радикального авторского кино. «Барбара», которую на последнем Берлинском кинофестивале наградили «Серебряным медведем» за лучшую режиссуру, отличается от прежних фильмов Петцольда (таких, как «Призраки» или «Йерихов») более ясной и простой формой, а еще понятным содержанием.

Сотканный из скупых фраз, недомолвок, говорящих больше слов взглядов и поворотов головы, наполненный тревожной тоской и подспудным триллерным напряжением фильм Петцольда – разом и о специфическом опыте жизни при агонизирующем тоталитаризме, и о понятных не только жителям бывшего советского лагеря, экзистенциальных вещах. Опять-таки атмосферу ГДР последнего десятилетия ее существования – вялый страх, нетопырей из «Штази», соблазн бежать неизвестно куда, постоянно воскресающую надежду на что-то непонятное – немногословная, с «открытым» финалом «Барбара» передает во стократ убедительнее и четче, чем, например, перехваленная «Жизнь других» с ее героическими страстями.

Комментарии

Читать на эту тему