Вечная молодость
  • 20.11.06
  • 905

Вечная молодость

В сети появилась новая книга «Empire V» Виктора Пелевина. Ходят слухи, что произошло это с согласия автора.

новая книга «Empire V» Виктора Пелевина Большинство людей прекрасно знает, что воровать нехорошо. Однако даже самому высоконравственному человеку нелегко следовать своим принципам, если привычка ждать новой книжки Пелевина как елки под рождество выработалась еще в далеком детстве. Натыкаясь в сети на украденный из издательства черновик романа «Empire V», высоконравственные люди не выдерживают, портя глаза, читают с экрана, или беззастенчиво используют казенный принтер в личных целях. Сам писатель, если задуматься, такой пересмотр морали не мог не одобрить. Что значит какой-то закон об авторском праве по сравнению с правом на знание, тем более, если речь идет о происхождении человечества.

новая книга «Empire V» Виктора Пелевина Человечество, по версии Пелевина, вывела древняя раса вампиров, и с тех пор использует в качестве дойных животных. Главная хозяйственная ценность человеческой породы - способность к абстрактному мышлению. С его помощью гомо сапиенс отличает «ролекс» от китайской подделки, а заодно, по недосмотру селекционеров, создает настоящего Бога. Вампиры питаются «красной жидкостью», искренними надеждами и порывами, что изредка выделяются в умах населения, зажатого между дискурсом (то, что можно думать) и гламуром (то, чего нужно хотеть). Современная Россия – Empire V, пятая Империя; ее власти служат сокрытой в подземелье богине Иштар, Великой летучей Мыши, чьи женские головы меняются в зависимости от исторической обстановки.

Сомневаться в авторстве найденного в Интернете текста внимательный читатель не станет: стиль Пелевина узнается с первых страниц. Легкий литературный винегрет пестрит цитатами из популярных фильмов, восточной философии, плюс не совсем опрятная игра словами и публицистическая злободневность. Пелевин виртуозно ходит по краю, за которым начинается Сергей Доренко и прочая политическая сатира. Его герои всегда попадают туда, где исподволь определяется жизнь общества. Их окружают сильные мира сего – банкиры, пиарщики, нефтяные магнаты, высшее звено государственных управленцев. Выходящего в свет вампира знакомят с персонажами книги «Generation П». Правящий класс, выбравший «пепси» в конце девяностых, оказывается лишь сектой посредников между вампирами и народом. Карикатурные черты чиновников неуловимо знакомы, правда, кого конкретно имеет автор в виду, удастся понять разве что по выходу в свет комментированного собрания сочинений. Голова, тем не менее, кружится, а от рифмы «Татарский – Павловский» и вовсе начинает сосать под ложечкой. При этом остроумные предположения об устройстве общества неожиданно наполняются нежностью к согражданам почти чеховской глубины: «Все глушит крик великой мыши, и у человека остается смутное воспоминание, что в голову приходила очень важная мысль, но сразу забылась, и теперь ее уже не вернуть... »

Настораживает в вечнозеленой пелевинской прозе следующее: главный герой нисколько не изменился, и даже чуть помолодел со времен повести «Омон Ра». В новом романе его детство приходится на перестройку, он пишет стихи на языке «падонкофф», ведет живой журнал, но открывает прежние тайны вселенной. Мы растем, и, наверное, портимся, а он - нет. С последней страницей романа возникает грустное чувство, что Виктор Олегович превращается в подросткового автора и уходит от нас куда-то в чужое детство. Может быть, это маркетинговая стратегия, стремление подольше оставаться актуальным и продаваемым. А может, тоска по внимательной и благодарной аудитории, которая еще не разучилась чему-то верить, и по-хорошему смотрит писателю в рот.

Софья Сапожникова
Читайте так же на BE-IN:
Мультимедийный фестиваль «Осень#» в ЦСИ
«ДНИ СИНЕ ФАНТОМ В ПЕТЕРБУРГЕ: параллельное кино СССР и независимое российское кино»

Комментарии

Читать на эту тему