Интервью: Линда Лоппа
  • 21.02.17
  • 5501

Интервью: Линда Лоппа

Линда Лоппа провела в индустрии моды более 40 лет, обращаясь то к образованию, то к ритейлу, то к кураторству. 25 лет Лоппа возглавляла направление дизайна одежды Антверпенской академии изящных искусств. С ее именем принято ассоциировать взлет «Антверпенской шестерки», Рафа Симонса и Мартина Маржелы. Еще 9 лет она была деканом в Polimoda – флорентийском институте, ныне занимающем в рейтинге BoF первое место среди всех итальянских дизайн-школ.

Чуть больше года назад Линда Лоппа стала куратором парижского центра Polimoda – исследовательской и коммуникационной платформы Strategy and Vision. Она налаживает контакты, анализирует изменения в индустрии и, как говорит сама, работает «над проектами, которые не приоритетны для Polimoda в коротком периоде, но интересны с точки зрения долгосрочной стратегии».

Мы поговорили с Линдой о новой платформе, ситуации в индустрии и разнице между временами «Антверпенской шестерки» и сегодняшним днем.



– Что вы анализируете в рамках платформы Strategy and Vision? Это скорее изменения в системе моды или прикладные вопросы, касающиеся дизайна?

– Сегодня мы не можем разделять, думать сегментами. Мы должны анализировать изменения в системе моды в целом. Хороший пример – роль дизайнера. Нужно ли нам сподвигнуть студентов к безграничному развитию творческих способностей или мотивировать изучать темы, связанные с бизнесом, перед тем, как они попадут в систему? Это важный вопрос, ответ на который может быть найден в дискуссии с профессионалами вроде HR-специалистов больших компаний.


– Как эти исследования влияют на программу обучения в Polimoda?

– Данило Вентури, директор Polimoda, уже добавил две бакалаврских программы – Fashion Art Direction и Fashion Design Management. Они находятся между бизнесом и дизайном. Курс Fashion Art Direction посвящен сфере современных коммуникаций, от изображения до звука, включая курирование пространств. Курс Fashion Design Management дает дизайнеру научный подход к рынку – так, чтобы он в дальнейшем смог создать собственную профессиональную судьбу, основываясь на стратегическом видении.


– В интервью с Данило Вентури мы говорили о разрыве между дизайном и бизнесом – он тогда сказал, что важна связка «дизайнер + менеджер». То есть существует запрос на профессионалов из управленческой среды. В ком еще нуждается индустрия?

– Менеджменту необходимо воспринять, объять творчество, но справедливо и обратное – творчество должно принять управленческое видение. Мода стала драконом, обладающим огромной силой. Однако дракон не должен низводить качество, честность, прямоту из-за столь быстро происходящих изменений. У этих изменений не хватает времени чтобы стать зрелыми, оформиться. Нам нужны молодые менеджеры, которые могут поддерживать рост небольшого бизнеса. Нам нужны те, кого называют talent managers – они могли бы тренировать дизайнеров, работающих или только приходящих на работу в известную компанию. Таким менеджерам необходимо защищать творческие возможности и способности дизайнеров, но тренировать их быть более коммерчески-ориентированными, работать с потребностями CEO. В Париже я помогаю новым дизайнерам с организацией показов и нередко оказываюсь разочарована результатами. Они часто не могут найти баланс между творчеством и коммерческой востребованностью. Коллекции плохо скомпонованы, идеи не развиты. Особенно в мужской одежде я вижу много копирования и повторения. Уличная одежда насаждает повестку дня, и качество снижается из-за желания произвести быстрое впечатление.


– Сможем ли мы прийти к точке, когда дизайнер будет способен отвечать и за всю бизнес-составляющую?

– Организация всех процессов, коммуникации, производство, логистика, презентация для байеров, работа с прессой – задач так много, что дизайнеру необходима команда. Никто не сможет сделать это самостоятельно. Однако, если команда часто начинается с дружбы, веры и пересечения интересов, то далее требуется уже профессиональный менеджмент. Понять и принять важность бизнес-плана, организации денежных потоков – и есть успех любого бизнеса.


– Каково соотношение выпускников Polimoda, запускающих собственные марки и уходящих в большие компании?

– Соотношение находится в равновесии. Среди примеров – Gianfranco Villegas, Erik Bjerkejo, Alessandro Trincone, Barbara Sanchez-Kane, Ksenia Seraya и многие другие. Я восхищаюсь ими, но при этом с болью замечаю ошибки, которых можно легко избежать, если бы у них было больше знаний об окружающем мире, о процессах создания дизайнерского продукта. Но шаг за шагом они вырастут.


– Хочется спросить и о другом разрыве. В учебных заведениях для дизайнеров обычно пестуется креативность. В дальнейшем молодые профессионалы устраиваются работать в крупные компании, где приходится делать потоковый коммерческий продукт, например, сумки и обувь. В конце концов дизайнеры выгорают. Как это решать с точки зрения образования?


– Они выгорают не из-за проблемы дизайна сумок и обуви. Они выгорают из-за высокого ритма, ориентации на сезонность и постоянного обновления идей. Труд дизайнеров в подобных компаниях хорошо оплачивается, но если 80% усилий тратится на обувь и сумки, то это может убить мотивацию для работы над основной коллекцией. Однако реклама базируется именно на ней. Мечту создают товары, которые плохо продаются.


– Робин Шулье, директор по закупкам парижского магазина Maria Luisa, однажды заявил, что индустрия, которая живет в основном за счет второстепенных продуктов, тех же упомянутых сумок и обуви, – неработоспособная, что мода – это индустрия иллюзий. Насколько вы согласны с этим утверждением? Как можно решить эту ситуацию?

– Как я уже говорила выше, чтобы продать сумки и обувь, необходимо создать мечту. Вещи с подиума не предназначены для широкой аудитории, потому что чаще всего стилизованы на андрогинных моделях. В ближайшие годы нам, вероятно, нужно достигнуть такого баланса, где имиджевые и ориентированные на потребителей вещи сойдутся воедино.


– Назовите одно главное отличие эпохи конца 80-х – начала 90-х, на которую пришелся расцвет многих именитых воспитанных вами дизайнеров, от ситуации 2017 года.

– 70-е были полны энергии из-за бунтарского молодого поколения – и я не была исключением. 80-е были полны энергии, потому что модная индустрия была готова создавать и производить наиболее дикие из идей. 90-е были больше про реальность, и книга Кэролайн Эванс «Fashion at the Edge» совершенно потрясающе описывает то время. В эпоху интернета все начало смешиваться, идеи стали пересекаться, а экстремизм стал ответом на глобализацию. Если анализировать эти изменения, можно понять ограничения или, наоборот, свободу, предоставленную креативному классу. Мои студенты в 80-е были иначе мотивированы, чем студенты в 90-е. Именно поэтому преподавателю важно понимать и управлять изменениями. Сегодня студенты-дизайнеры либо абсолютно не видят мира вокруг и потому отчаянно используют творческую экспрессию, либо просто излишне экспериментируют. Остальных, более слабых, необходимо вести и направлять, чтобы они в дальнейшем смогли работать в индустрии.


Комментарии

Читать на эту тему