Интервью: Эми де ла Хей, сооснователь кафедры истории одежды и кураторства в Лондонском колледже моды
  • 13.11.17
  • 1665

Интервью: Эми де ла Хей, сооснователь кафедры истории одежды и кураторства в Лондонском колледже моды

С 3 по 6 Ноября в петербургском ТРЦ «Галерея» проходил фестиваль Art of fashion, посвященный взаимодействию моды и искусства. В рамках его образовательной программы выступила с лекцией о профессии куратора моды Эми де ла Хэй (Amy de la Haye), профессор магистратуры MA Fashion Curation, сооснователь кафедры истории одежды и кураторства в Лондонском колледже моды, куратор выставок о моде в музее Виктории и Альберта.

Мы поговорили с Эми де ла Хэй и выяснили, как за последние 30 лет в академических кругах изменилось отношение к тому, что предметы моды могут иметь статус произведений искусства, зачем дизайнеры жертвуют свои архивы галереям и может ли одежда из масс-маркета претендовать на статус музейного экспоната.


Эми де ла Хей,
профессор магистратуры MA Fashion Curation и сооснователь кафедры истории одежды и кураторства в Лондонском колледже моды


С первых десятилетий XX века мода популяризировала искусство: сотрудничество Скиапарелли с Дали и Кокто, Ив Сен Лоран и Мондриан и так далее. Как вы относитесь к сегодняшним коллаборациям брендов и художников?

Дизайнеры одежды часто сотрудничали с художниками и каждый находил вдохновение в творчестве друг друга, но я бы не назвала это популяризацией искусства. Такие совместные проекты были особенно распространены в Париже 20-х годов прошлого века, но и не только там. Так, британская фирма Ascher, производящая изделия из шелка, в 50-е годы приглашала лучших национальных художников, таких как Генри Мур, разрабатывать дизайны шарфов. Louis Vuitton также имеет богатую историю сотрудничества с прекрасными художниками. Мне, как куратору моды, LV особенно интересны, потому что они часто обращаются к собственным архивам и переосмысляют их.

Могут ли музейными экспонатами становиться не только вещи известных брендов, но и обычный масс-маркет или noname?

Я считаю, что любая одежда может быть выставлена в музеях. Привлекательной для посетителей ее делают связанные с ней истории и разные способы презентации. Кроме того, все музеи работают в разных направлениях. Например, Музей Виктории и Альберта в первую очередь рассматривает дизайн и художественные приемы, а есть музеи, которым больше интересны технологии мануфактур или истории людей, которые носили эту одежду.

Меня интересует одежда, как свидетельство чьей-то жизни, прожитой биографии. Это основная тема моей работы. Также предметом моего изучения часто становятся изношенные или в крайней степени ветхие вещи. В них я вижу какую-то особенную красоту. Недавно я делала выставку с Джеффри Хорсли [сценограф, специалист в области музейного дела - от ред.] под названием «Present Imperfect» в галерее Fashion Space при Лондонском колледже моды. В рамках выставки мы рассматривали разные интерпретации и толкования историй, связанных с изношенной одеждой.

Какие из недавних выставок моды вы считаете особенно удачными и можете порекомендовать, а какие, напротив, реализованы не лучшим образом?

Радует, что в последнее время эта дисциплина развивается. В 1991 году, когда я начинала работать куратором моды [Эми занимала должность куратора моды ХХ века в Музее Виктории и Альберта в Лондоне с 1991 по 1999 – от ред.], было очень мало возможностей для реализации в этом направлении, a рабочие места существовали только в музеях. Теперь их гораздо больше. И выставки разного рода стали проводиться намного чаще. Лично меня больше интересуют нишевые авторские исследования на тему моды, а не крупные «блокбастеры», прославляющие работы широко известных дизайнеров.

Экспонат с выставки Эми де ла Хэй «Present Imperfect»


Любой концептуальный фэшн-объект можно назвать произведением искусства?

Я не считаю, что мода и искусство тождественны. Мода – это нечто особенное и своеобразное. Но некоторые дизайнеры создают концептуальные произведения, которые из их студий сразу переходят в галереи. И называть такие вещи фэшн-объектами я бы не стала.

Как в академических кругах относятся к тому, что предметы моды могут быть музейными экспонатами наравне с произведениями искусства?

В начале 90-х модные выставки были очень популярны, но совершенно незначительны с точки зрения музейной иерархии. Сегодня всевозможные музеи, галереи, ученые, кураторы и даже корпорации наконец осознали, что одежда – невероятно увлекательный и легкодоступный предмет исследований, в том числе академических.

Как происходит процесс приобретения одежды для музейной выставки?

Дизайнеры часто очень щедры и рады тому, что их работы станут частью престижной музейной коллекции. Это придает некий культурологический вес их творчеству и увековечивает их наследие. Иногда вещи покупаются на аукционах. В последние годы, в связи с сокращением бюджетов государственных музеев, именно частные галереи имеют возможность приобретать предметы на аукционах. Имена дизайнеров обязательно всегда упоминаются, однако я никогда не слышала, чтобы они получали доход с билетов.

Есть ли по вашему мнению еще недооцененные дизайнеры, одежду которых давно нужно выставлять в музеях, но этого еще не делали?

Естественно, что с течением времени имена многих художников моды теряют свое значение. В начале XX века некоторые дизайнеры формировали свое будущее наследие, жертвуя одежду музеям, издавая книги и так далее. Именно об их работах нам сегодня известно больше всего. Но существуют интересные дизайнеры прошлого, которые сегодня малоизвестны. И сейчас это большое поле для исследователя моды, так как знаменитые дизайнеры изучены уже вдоль и поперек. Меня, например, интересует работа лондонского дизайнера Виктора Стибеля, который основал свой бизнес в 30-х годах. И он практически не изучен и мало известен широкой общественности. И таких «белых пятен» еще много.

Читать на эту тему