Самообразование: Что нужно знать о новых 1990-х
  • 26.05.15
  • 5681

Самообразование: Что нужно знать о новых 1990-х

Про то, что придет вместо постмодерна, мы уже писали. Но смена культурных эпох – процесс неравномерный и небыстрый. Несмотря на то, что общая тенденция уже наметилась, от отголосков прошлого никуда не деться. Пожалуй, только этим можно объяснить такое повальное увлечение массовой культурой 1990-х годов и ее влияние на современных художников, музыкантов и дизайнеров. Мы попытались разобраться, что к чему и вновь накопали множество информации, которую нужно внимательно изучить для понимания явления.

В 2006 году английский музыкальный критик Саймон Рейнолдс предложил термин «хонтология» (hauntology). Он был взят из труда одного из теоретиков постмодерна Жака Дерриды «Призраки Маркса» (1993) и состоит из двух слов: ontology («наука о бытии») и haunt («призрак»). Деррида имел в виду, что настоящее является всего лишь призраком прошлого и существует только благодаря ему. Рейнолдс, в свою очередь, предложил использовать термин в качестве обозначения сэмплов звуков и шумов, отсылающих к прошлому. Таким, например, является треск виниловой пластинки, которым часто украшают современные музыкальные треки. Писатель Кирилл Кобрин связал явление хонтологии с тем, что культура потеряла свой импульс стремления вперед, а стилизация и ретроспекция становятся обычным делом сегодня. Мы же решили, что это вполне объясняет сегодняшнюю моду на 1990-е. И если в таких крупных нарративах, как кинематограф и художественная литература, эта тенденция практически не отразилась, то в искусстве, музыке и моде сэмпловая хонтологическая культура проявила себя в полной мере.

Искусство

В искусстве еще с начала 2000-х годов существует понятие «пост-интернет», однако только недавно это явление вышло из компьютеров в музеи. Пост-интернет-художники, создающие свои произведения исключительно в сети и для сети, уходят своими корнями к дадаизму и поп-арту, а тяготеют к примитивизму. Подробнее о пост-интернет-искусстве можно почитать здесь и здесь. Среди многочисленных художников, практикующих пост-интернет-искусство, можно выделить американку Петру Кортрайт, швейцарца Ива Шерера и голландца Харма ван дэн Дорпеля. По ссылкам вы можете перейти на их официальные сайты, которые сами по себе являются образцами пост-интернет-искусства. Особенно у Петры Кортрайт, экспериментирующей с gif-изображениями и видео-артом. Вот, например, как выглядит ее автопортрет:

Пост-интернет-художники вдохновляются эстетикой 1990-х: двухбитными компьютерными играми, старой рекламой, заставками к мыльным операм и другим символам эпохи. Обычно эти сэмплы из прошлого подвергаются деформации. Например, сцена из «Марио», деформированная ошибкой программы, вполне соответствует так называемой corrupted aesthetic или эстетике повреждения. Подробно об этом можно почитать здесь.


Некоторые художники не ищут ошибок программы и не создают примитивистские gif-изображения, а просто ностальгируют по предметам из прошлой эпохи. Вот, например, румынский художник Андрей Лакатусу создал серию флешек, по форме напоминающих всем знакомые с детства вещи: аудио-кассеты, «Тетрис» и джойстики от приставок.



Также стоит отметить интернет-журнал DIS Magazine, который освещает все пост-интернет-искусство. Помимо работ художников, там можно найти много интересных статей по нашей теме.

Музыка

В начале 2010-х годов появился vaporwave. Это жанр танцевальной музыки, навеянный ностальгией по все тем же 1990-м – по первым компьютерам, заставкам Windows 98, примитивным саундтрекам к старым видеоиграм. Для треков в стиле vaporwave подходит определение хонтологии Саймона Рейнолдса – музыка, белой нитью сшитая из лоскутков ушедшей эпохи и предназначенная прежде всего для того, чтобы вызывать ностальгию. Кстати, предшественником vaporwave считается chillwave – та же самая ностальгическая мозаика, только по 1980-м. Vaporwave треки обычно сопровождают соответствующие видео-арты:

О Vaporwave написано много, но мы на этот раз предложим русский текст из «Афиши». Для самых непосвященных в нем разложили все по полочкам.

Еще одним любопытным музыкальным направлением является seapunk, порожденный все той же интернет-культурой 1990-х. Из обычного хэштега #seapunk мало кому понятным образом зародилась целая интернет-субкультура, вдохновленная морской эстетикой, гавайскими рубашками и диснеевским мультфильмом «Русалочка». Искусства в стиле seapunk много на Tumbler, а об истории направления можно почитать здесь и здесь. В изначальном виде выглядит и звучит это вот так:

Тенденцию закрепили такие поп-исполнители, как Азалия Бэнкс и Рианна.

Мода

В 2015 году заговорили о новой тенденции в визуальной культуре – так называемом новом Востоке. Этот термин отсылает к Восточному блоку – понятию, в свое время объединяющему страны Центральной и Восточной Европы во главе с СССР. Новый Восток сейчас стал неким многослойным мифом, а не отражением реального пространства. С ним связаны и уличная эстетика 1990-х, которую в свое время удачно культивировал и продолжает культивировать Гоша Рубчинский, и увлечение китчем 1990-х годов, о котором пойдет речь ниже.

Британский дизайнер J.W. Anderson, создавая свою коллекцию Fall/Winter 2015-16, вдохновлялся переломной эпохой в истории СССР, когда женщины не могли просто пойти и купить красивые вещи, а придумывали их сами. Из этого и вышел знакомый всем нам с детства яркий постсоветский стиль с налетом китча.

Украинский дизайнер Антон Белинский со своей недавней коллекцией Poor but Cool идет рядом с J.W. Anderson, однако посыл несколько иной: он рассказывает о сегодняшней экономической и политической нестабильности Украины. А отсутствие стабильности – это повод создавать что-то свое с нуля. «Мы бедные, но крутые» – девиз украинской творческой молодежи сегодня.

Обо этих тенденциях можно подробно почитать на Сalvert Journal. У них там этому целая рубрика посвящена – «Стиль Восточного блока».

Если говорить не о постсоветских 1990-х, а о западных, то следует отметить японский бренд Cav Empt. Одежда, которую они создают, отсылает к уличному стилю американских 1990-х и не претендует на авангардизм.

Свежая коллекция KTZ Fall 2015 также полна отсылок к 1990-м: фасоны, схожие с викторианским мужским костюмом, щедро украшены нашивками в духе пост-интернет-искусства.

Комментарии

Читать на эту тему