Хуссейн Чалаян (Hussein Chalayan). Интервью
  • 05.06.09
  • 2067

Хуссейн Чалаян (Hussein Chalayan). Интервью

 

Хуссейн Чалаян (Hussein Chalayan) – радикальный британский дизайнер, изобретатель новых технологий, самый современный концептуалист и провидец. Сам он, возможно, уже давно ненавидит подобные определения. Но подходящих слов просто нет

Показы будущего, во время которых одежда сама двигалась на неподвижных моделях, видео-платья и бумажные платья, которые можно положить в конверт и отправить по почте. На его шоу в Париже у редакторов первых модных изданий мира темнело в глазах. В Петербурге Хуссейн Чалаян представил свою коллекцию «Earthbound» в рамках «ELLE Fahion Days 2009» и рассказал нам о будущем, кризисе и своей юности.

 

Hussein Chalayan

Хуссейн Чалаян

 

BE-IN: Вас часто называли визионером. Можете сказать, какое будущее ждет моду? Минимализм, новые технологии, «do it yourself»?


Хуссейн Чалаян: Сочетание всех этих вещей. Не думаю, что я могу предсказать будущее, но, определенно, технология – это единственная область, где можно делать что-то новое. Можно добиться того, чтобы вещи служили дольше, и чтобы сделанная тобой вещь несколько раз обретала новую жизнь, пока проходит время. К тому же больше нет одного-единственного образа, их бесконечно много. Выбор сегодня - это осознание того, кто ты, и какие вещи тебе подходят. Дизайнеры могут только помочь, но вряд ли четко определить. Я обязан создавать образ, мне приходится заново изобретать женщину. Но в конце концов люди сами выбирают, какие детали извлечь из общей картины и каким образом должны выглядеть, дизайнеры могут только предоставить им ингредиенты.

Hussein Chalayan Moving Dress

 

 

BE-IN: А как вы оцените ситуацию, в которой мода существует сейчас: кризис, Интернет, избыток информации…

Хуссейн Чалаян: Мы живем в цифровую эпоху, когда у нас есть доступ ко всему и всегда. Существует глобальная культура реалити-шоу, понятия публичного и индивидуально-личного смешались. С какой-то стороны, это плохо, потому что мы постепенно теряем все ценности, на которые опирались. Что угодно может случиться с кем угодно в любое время.

BE-IN: Какое отражение это нашло в моде?

Хуссейн Чалаян: Все выглядят определенным схожим образом. Если взглянуть на женщин, например, в Калифорнии, где есть доступная пластическая хирургия, - они все выглядят одинаково. Задача дизайнера – создать сильный образ, способный переломить такой ход вещей, привнести что-то по-настоящему индивидуальное.

BE-IN: А как насчет кризиса?

Хуссейн Чалаян: Это хороший шанс пересмотреть что-то в нашей жизни. Стать более избирательными и больше ценить то, что у нас есть. Недостаток ресурсов может привести к новому, более яркому и изобретательному мышлению.

BE-IN: Может быть, мода станет роскошью, которая нам больше не понадобится?

Хуссейн Чалаян: Слово «роскошь» – теория само по себе. Что такое «роскошь»? Что-то чего не хватает? Но шикарную машину может купить любой, у кого есть на это деньги. Это что-то единственное в своем роде, по-настоящему хорошо сделанное? Имеет смысл задуматься над этим сейчас, когда есть вещи, существующие долго, и стоит тратить на какую-то определенную вещь больше, но покупать меньше. Даже студенты, у которых ограниченный бюджет, могут потратить чуть больше на одну вещь и носить её долго, вместо того, чтобы бесконечно покупать. Роскошь в том, хорошо ли это сделано, насколько доступно и как долго будет длиться.

Hussein Chalayan Readings Collection

 

 

BE-IN: Как вы относитесь к тому, что сегодня молодые люди ищут самовыражения в одежде?

Хуссейн Чалаян: Сегодня существует множество субкультур, которые я даже не смогу назвать. Я люблю субкультуры, потому что это отражение не только того, какую музыку люди слушают, но и того, как они воспринимают мир. Мода ведь лишь часть этого, она очень сильно связана с образом мышления. Сейчас дети гораздо более продвинуты, чем мы в их возрасте, они видят намного больше. Но с другой стороны, они ценят вещи намного меньше. Они больше не ждут ничего с восторгом, потому что у них всё есть. Они очень сильно любят и ненавидят какие-то свои определенные вещи. Хотя я был таким же, когда мне было 19.

BE-IN: И как вы выглядели, когда вам было 19?

Хуссейн Чалаян: Я был невероятно модным. У меня была стрижка. Я был вроде выпендрежный punk-digital-kid-kind of new romantic type, я всегда носил черное, волосы сбритые здесь и длинные там, у меня был пирсинг. Я не был агрессивным, я бы сказал что просто очень любил наряжаться. На Кипре, откуда я родом, все смотрели на меня, и я скорее хотел оказаться в Лондоне, где никто не обращал на меня внимания. Я столкнулся с этим снова, когда стал дизайнером – на меня снова стали пристально смотреть.

BE-IN: Расскажите немного о ваших совместных проектах с Puma и Comme des garcons, например…

Хуссейн Чалаян: Puma – наш партнер, но большинство вещей мы делаем по отдельности, и мы работаем с Gucci, который тоже принадлежит PPR группе, как и Puma. Работа с Puma, это скорее lifestyle-категория, это не мода, это спорт и lifestyle, там можно применить новые технологии с большим потенциалом. Мы делаем духи с Comme des Gar?ons, мы сотрудничаем с американской джинсовой маркой JBrand. К тому же у нас выставка в Design Museum в Лондоне. То есть много всего происходит. Волнующе, но утомительно.

BE-IN: Вы чувствуете достаточно свободы, работая вместе с кем-то?

Хуссейн Чалаян: Совместные проекты имеют большое значение: возникает возможность сделать то, что ты никогда не смог бы сделать самостоятельно. Духи или спортивная одежда – это же совсем другие категории.

Hussein Chalayan Interia Collection

 

 

BE-IN: В основе одной из ваших прошлых коллекций была идея о скорости и катастрофе, причина и следствие одновременно. Эти идеи скорее для философии, а не для моды.

Хуссейн Чалаян: Что-то вроде... Этот подход у меня с самого начала. Вещи меняются, пока их делаешь. Ты открываешь для себя что-то новое. Для меня важно, чтобы идея привела к впечатляющему визуальному результату. Думаю, именно поэтому я и выбрал эту идею. Кому интересна идея, которая не может быть воплощена в нечто эстетическое? Моё вдохновение визуально. Очень раздражают те, у кого есть великие идеи, о которых они много говорят, но при этом им совершенно нечего показать.

BE-IN: Можете описать в нескольких словах коллекцию “Earthbound”, которую покажете на Elle Fashion Days?

Хуссейн Чалаян: Это противоположность упоминавшейся коллекции о скорости и катастрофе, причине и следствии. Это коллекция о существовании в определенном месте, об устойчивости, о конструкциях и зданиях, о конкретных материальных вещах. В основе лежат идеи урбанистической почвы, в которую мы углубляемся, как дрель. Это воплотилось в пластиковых деталях, они показывают, как наше тело связано с этой урбанистической почвой. Это отчасти реакция именно на предыдущую коллекцию, которая была полностью о движении, о катастрофе и о скорости. Теперь конструкции, здания, устойчивость – мне просто хотелось сделать что-то совершенно другое.

Благодарим за возможность увидется с дизайнером в Санкт-Петербурге:
Журнал ELLE
Генеральное Консульство Великобритании в Санкт-Петербурге
Салон редкой книги «Собрание» и «Собрание Couture»
Wella
(и за то, что прически журналистов не портились)
Beefeater (и за то, что их улыбки были счастливыми, как никогда)
и отель Астория

Фотографии показа коллекции Хуссейна Чалаяна (Hussein Chalayan) осень-зима 2009-2010 на Elle (London) Fashion Days в Санкт-Петербурге

Комментарии

Читать на эту тему