Московская биеннале молодого искусства: лучшее
  • 13.07.12
  • 859

Московская биеннале молодого искусства: лучшее

Пять выставок в рамках третьего фестиваля молодых художников, которые нужно увидеть

На днях стартовала З-я московская международная биеннале молодого искусства, возрастной ценз участников которой до 35 лет. Утратив залихватское название первых двух выпусков,  "Стой! Кто идет?", фестиваль на сей раз еще масштабнее и, кажется, серьезнее. Помимо непосредственного биеннального ядра, разделенного в этом году на два больших проекта, основной и "стратегический", биеннале включает в себя специальную и параллельную программы. В течение предстоящего месяца обойти все примерно тридцать выставочных проектов и кинопоказов, наверное, не такая уж невозможная задача. Мы же обращаем внимание на пять выставок, которые в любом случае стоит посмотреть.

Основной проект "Под солнцем из мишуры"

Приглашенным куратором главной групповой выставки в ЦДХ выступила Катрин Беккер, возглавляющая Видеофорум берлинского центра современного искусства NBK. Название - "Под солнцем из мишуры" - подразумевает довольно смутную концепцию: поиск молодыми художниками собственной идентичности в эпоху торжества всевозможных фальшивок и медийного "белого шума". Произведения около 80 художников и арт-групп со всех концов света - европейских стран, США, Вьетнама, Тайваня, ЮАР, Пакистана, Ирана, Аргентины, Чили, Израиля и т.д. Много видео и медиа-арта, в меру эффектных аттракционов и зрелищных инсталляций, искусства критического или, напротив, пижонского формализма. Среди отечественных участников основного проекта особо выделю петербурскую группировку "Лаборатория поэтического акционизма": в нее входят поэты, которые не отделяют искусство от политического активизма леворадикального толка - Павел Арсеньев (придумавший самый мощный транспарант декабрьских эйфорических протестов: "Вы нас даже не представляете"), Дина Гатина и Роман Осьминкин. В рамках молодежной биеннале ребята воспроизведут в парке Горького работу, впервые появившуюся два года назад в лесу Ленинградского дома архитекторов: концептуальная поэзия Виктора Некрасова "обрела вес в прямом смысле". По словам Романа Осьминкина, Лаборатория берет на вооружение как арсенал московских концептуалистов 70-х (конкретно "Коллективных Действий"), так современного стрит-арта и партизанских интервенций в публичное пространство, при этом действуя самостоятельно, внутри сегодняшней общественной среды и отношений.

Лаборатория поэтического активизма. "Много буков". Инсталляция на фестивале "Артерия" (2010)

 

Роман Осьминкин

поэт, активист Лаборатории поэтического акционизма

 
 
 

Являясь по первой специальности поэтами, мы в какой-то момент осознали, что само занятие поэзией сегодня политично, так как предполагает отказ от многих обязательств, вменяемых властью. То есть сугубо поэтическая деятельность может в конкретный момент времени стать политической, без всякого отказа от первой. Отсюда и корни понятия ангажированного искусства. Любой поэт и художник в разной степени ангажирован, так как вынужден творить внутри социального пространства и сопоставлять себя с ним, либо принимая, либо проблематизируя. Если твои художественные практики вступают в конфронтацию с наличным положением, то тут уже недалеко и до активизма, где творческий акт и выход на акцию протеста не противоречат, а находят себя друг в друге.
 

"Под солнцем из мишуры": до 10 августа, Центральный Дом Художника

 

Стратегический проект "Неокончательный анализ"

Принципиальных отличий от основного проекта тут минимум: сразу на двух площадках - в ГЦСИ и ММСИ (в Ермолаевском переулке) - масштабный интернациональный смотр 94-х сравнительно  молодых дарований. Куратор стратегического проекта - Елена Селина, известная российская галеристка, этой весной объявившая о том, что ее галерея XL, одна из старейших в Москве галерей современного искусства, прекращает коммерческую деятельность и превращается в образовательно-кураторский проект. "Неокончательный анализ" - хорошее честное название попытки Селиной как-то систематизировать поколенческие черты художественной молодежи; поэтому экспозиция внутренне делится на смысловые и жанровые сегменты. Много доходчивых работ о разложении общества потребления и поэтических высказываний на злободневные темы.

Филиппо Берта. Homo Homini Lupus. HD-видео

"Неокончательный анализ": до 12 июля, ГЦСИ; до 19 августа, Московский Музей Современного Искусства (Ермолаевский, 17)

 

Gо West! 

Специальный проект биеннале (куратором выступил молодой арт-критик Андрей Паршиков) в пространстве парка МУЗЕОН, исследующий тему эмиграции в Западную Европу художников из Европы Восточной. Понятно, что человек, занимающийся искусством, по определению номад и гражданин мира, однако живущие на Западе или обучающиеся там в художественных вузах художники из рухнувшего соцлагеря могут многое сказать о двойственности положения эмигранта и противоречиях внутри внешне благополучного западного социума; посредством видео, фото, документированных перформансов, в диапазоне способов высказывания от кропотливой исследовательской работы до пост-концептуалистских жестов. Хелена Хладилова (Чехия-Италия), Аня Шестакова (Москва-Вена), Дарья Иринчеева (Петербург-Нью-Йорк), Мадис Луик (Эстония-Австрия), Викенти Комитски (Болгария-Берлин), Йосип Новосел (Хорватия-Вена), Михаил Лылов (Россия-Швеции), Таус Махачева (Дагестан-Лондон).

Таус Махачева. "Становление II". Фотодокументация перформанса 2004 года

"Go West!": до 10 августа, Парк искусств МУЗЕОН

 

Контрриллюзии 

Групповая выставка, автором идеи и куратором которой является известный московский художник Стас Шурипа, в чем-то резонирует с декларируемой Катрин Беккер концепцией основного проекта - только намного более серьезно, абстрактно и даже угрюмо и консервативно. "Главный сюжет современности, разрыв между опытом и ожиданиями или между прошлым и будущим, выражается в искусстве напряжением между реальным и иллюзорным, видимым и невидимым, зрением и движением" - формулирует Шурипа. В отрывшемся после реконструкции пространстве ДК ЗИЛ и в также новой "Галерее 21" двенадцать российских художников ответят на свистопляску медийных симулякров созданием "контриллюзий" - преимущественно минималистических или в духе "бедного искусства" объектов. Среди участников, помимо довольно популярных Александра Певзнера и Анны Титовой, 20-летний Аслан Гайсумов, родившийся в Чечне за несколько лет до первой, ельцинской войны: травматический опыт жизни на раздираемой бойней родной земле выражается им в сильных образах искалеченных -  например, пробитых пулями или обожженных - книг (объекты Гайсумова есть и в экспозиции в ЦДХ).

Аслан Гайсумов. "Вода точит" (объект, смешанная техника)

"Контрриллюзии": до 30 июля, Галерея 21, Культурный центр ДК ЗИЛ

 

"Музей пролетарской культуры. Индустриализация богемы"

В рамках параллельной программы биеннале молодого искусства - фактически персональная выставка самого заметного отечественного художника и теоретика недвусмысленно "левой" политической ориентации, 28-летнего Арсения Жиляева, и не где-нибудь, а в довольно консервативной Третьяковке. Правда, в третьяковском формате "музея одного художника": советская живопись 20-30-х из коллекции музея включена в воображаемый музей победившей революции, которая покончила с эксплуатацией и несправедливостью и всеядно архивирует свое прошлое. Артефакты времен "реального социализма" соседствуют тут с образцами сегодняшнего народного искусства - граффити на стенах социальных сетей и радикально антизрелищными автопортретами в Инстаграме; скульптура революционного рабочего, разбивающего кувалдой писсуар имени Марселя Дюшана, сменяется документальным стендом о скудном и недолгом, но невероятно ценном недавнем опыте "ОккупайАбай". Жиляев, постоянно призывающий креативных работников, в том числе пресловутых хипстеров, осознать себя в качестве пролетариев, создает пространство близкой утопии: неизвестно, случится ли желанное освобождение, но не вызывает сомнений освободительный потенциал этой утопии.

Арсений Жиляев. Фрагмент инсталляции "Культурная единица", части "Музея пролетарской культуры"

Арсений Жиляев

художник, куратор, теоретик искусств

 

Надежды на мирную, бескровную революцию, к сожалению, сегодня нет. Такую надежду питали, например, альтерглобалисты, которые впервые применили канравализованные формы протеста. Они действовали исключительно мирно, полагаясь на негласный договор, согласно которому власть должна соблюдать законы и прочее. Но потом случилась Генуя, когда полиция Берлускони взяла штурмом здание, где мирно спали сотни протестующих: в итоге смерти, ранения и так далее. И никакого существенного политического эффекта. В случае с хипстерами и прочим "креативным классом" что-то получится, только если современные протестанты соединятся с другими угнетенными классами, а в повестке митингов появится что-то большее,  нежели "Путин - вор". Однако либералам нечего предложить взамен: ведь кроме стремления либерализации политической системы у них нет отличий от Путина. "Давайте не будем воровать, и все вмиг изменится". Что ж, интересная программа действий... Только когда иммигрант, рабочий и художник осознают общность своих интересов, которая не ограничивается эстетическими разногласиями с властью, - только тогда что-то получится.
 

"Музей пролетарской культуры. Индустриализация богемы": до 9 августа, Государственная Третьяковская галерея на Крымском Валу

Комментарии

Читать на эту тему